Владимир Лорченков (blackabbat) wrote,
Владимир Лорченков
blackabbat

Categories:

литературное

Феерическая помойка по поводу поэтессы В. Полозковой и лонг-листа «Нацбеста» не представляет для марксиста
никакой загадки. Мы наблюдаем, образно говоря, вторжение в сферу собственности, где до сих пор властвовали
феодалы и аристократы (т.н. «высокая литература») нового класса, буржуазии (т.н. сетературы). Сетевики, 95
процентов которых составляет графоманское быдло, пытаются ворваться на территорию, принадлежавшую бумаговикам,
95 процентов которых - бездарное быдло. Происходит это агрессивно, с погромами, как всякой революции и полагается.
Возможно, масштабы неистовства были бы меньше, оглядывайся аристократия на реальность хоть иногда. Но этого
не было, разрыв был ужасающ, и бабахнуло. Аристократы от литературы понятия не имели, что происходит в народе,
им казалось, что они откупились от графоманского смрада, кинув ему кость в виде интернет-серий в издательствах.
Но сетевикам этого было мало так же, как дворянчику во Франции было мало титула от Людовика 14, полученного
за удачный минет хозяюшки во время случайного ночлега Короля на постоялом дворе. Новоявленному дворянчику хотелось
Уважения Общества. Сетевому быдлу, сколько бы оно не мычало о своей самодостаточности, хочется Легитимности,
иначе чего бы оно так стучало рогами в стены издательств, жили бы себе в сети, где им рай, как они утверждают.
Трагична в этой ситуации судьба людей, которых, пользуясь теми же сравнениями, я отнесу к интеллигенции. Есть, есть
в Москве немало людей, для которых «заниматься литературой» значит «писать прозу и стихи», и ничего больше. Я
даже знаком с несколькими такими. Увы. Им предстоит занять одну из сторон конфликта. Сосед-помещик может быть
мудаком, но если его библиотеку жгут, а фарфор бьют, нельзя смотреть на это из окна, играя на пианине. Или
присоединяйтесь к погромщикам, или становитесь с ненавистным соседом плечом к плечу - отстреливаться. Интересы
Класса важнее личности во время революции. Класс это большая рыбная стая, в которой у особи шансов уцелеть
в 100 раз больше. Можно сменить класс. Но быть вне класса невозможно. Сожрут и уроют. Поэтому все слабые попытки
интеллигенции объянить: «ребята, на Полозкову наехала вовсе не высокая литература» бесполезны. Сетевому быдлу плевать, т.к. ему плевать и на тех, кого он якобы защищает - для него «вераполозкова» не статная аппетитная девица, которая пишет стихи, и публикуется в прекрасном издательстве «Гаятри» (а "элладерзай" не хрупкая аппетитная девица, которая пишет вполне постмодерновую прозу и публикуется в прекрасном издательстве "Гаятри") а Повод для революции. Которая, признаем, давно назрела. Да, для него «вераполозкова» это такой же повод как «сигаретка» для шпаны. Кто в теме, понимает, что сигаретка может быть, сигаретки может не быть. Неважно.

Что делать писателям* - тем самым, по пяти процентам от упомянутых классов? Ну, аристократия будет сидеть по башням, и играть Брамса, пока за волосы не стащат к помойке, убивать. Индивидуалисты уйдут в леса с обрезом (Галковский уже ушел). Я, в силу темперамента, предпочитаю обрез и лес, но как марксист, велю себе оставаться на местах. Потому что, когда быдло разгромит винный магаз и разойдется по домам, а оно разойдется ("власть-то мы взяли, а чо дальше делать? образования и ума управлять нетути") - Писать как не умели, так и не сумеют, - настанет пора взять телефон телеграф и почту, из которых выбьют действительно переварившуюся в себе "аристократию".

Апокалипсис грядет, товарищи. Ура.

*UPD И, конечно, не воевать - те самые по 5 процентов из упомянутых лагерей и есть единый класс, класс творцов - а сетевой-бумажный-журнальный-издательский в вашем случае всего лишь прилагательные при существительном "писатель/поэт".
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 28 comments