May 7th, 2014

Matushka z’imushka (новый рассказ)

1

Друг мой, в своем последнем письме ты спрашиваешь меня о новостях и погоде в Молдавии. Прости за несвоевременный ответ, но, уверен, после прочтения его, твое любопытство будет удовлетворено. Ведь задержка моего письма напрямую связана с интересовавшей тебя темой. В Молдавии три недели идут снегопады. Небо прошивает землю косыми стежками мокрого снега, словно прилежная швея. Сугробы достигают окон верхних этажей.

… третьего же дня после выходных я отправился в детский сад за дочерью.

Добирался долго, мучительно, на перекладных, кружа по забитым дорогам. Потому возвращаться решили на санях через парк между Рышкановкой Верхней и Рышкановкой Нижней, населенными некогда, по остроумному замечанию модный поэт-ohranitel Karaulov, «сплошь жиденятами», которые, впрочем, все уехали в США, чтобы и оттуда бесить поэт Karaulov, но уже в качестве «proklyatih pindossov».

…первые десять верст шли мы легко. Затем появились волки. Уходили от них, отстреливаясь,- двух серых разбойников я лично отправил кубарем во тьму точными выстрелами, - а когда патронов не осталось, пришлось пожертвовать возницей, сбросив того с саней. Вопли несчастного до сих пор у меня в ушах, крики его звучали жалобнее даже передовиц вышедшего из моды публициста Olshansky в журнале Russkaia Jizn - относительно неумения русских жить.

Вопли, впрочем, заглушил вой поднявшейся метели, вследствие которой мы и заплутали, сбившись с дороги. На второй день пути, - чудом, - прибились к жилью. Светили окна, из подъезда спешила, с рюмкой водки для возницы и карамелью для седока, гостеприимная хозяйка. Наверху меня ждала переписка Набокова и Уилсона, Глафиру же – забавные комиксы про говорящую луковицу-пролетария от итальянского le communist Ивана Радари. Снег, между тем, идти не перестал, температура - минус 22 по Цельсию. Мне прооперировали левое колено. В детстве я просил судьбы поэта Байрона. Что же. ПомимоCollapse )