January 21st, 2021

"Алмазный венец Ляндреса" (эссе о Юлиане Семенове)

«...Почти приблизившись к вожделенным Проливам в 1917 году, мы потерпели страшное поражение, и стали свидетелями того, как воды обрушились на землю, и гигантские вершины с грохотом опустились на эти самые проливы, превратив великий Океан русской культуры во внутреннее советское море. Что же нам остается? Тридцать-сорок фамилий русских Гомеров и Одиссеев, бороздивших весь свободный мир до самых Геркулесовых столбов, но в реальности которых мы уже и не совсем уверены — да полноте, был ли Лермонтов у людей, издающих сборники рассказов картавого ничтожества Шойгу? - и огромное число заболоченных низин, всех этих «каналов горького», «катаевского моря», и «астафьевского водохранилища». Но даже и на их фоне совсем мелко, буквально, лужами, выглядят писатели вроде Пикуля, время которого еще придёт, или Юлиана Семёнова-Ляндреса. В грязной, теплой воде которого мы, читатель, и вымоем с тобой сегодня наши сапоги...

… Через Юлиана Ляндреса-Семенова в СССР «спустили» брутальный мужской реализм, который стал для советских людей таким же откровением, как итальянский автомобиль «фиат» (ВАЗ), купальник типа «бикини» («Бриллиантовая рука»), мультфильм про Тома и Джерри («Ну погоди»). Так через Семенова в СССР «зашел» Гэмингуэй, как «зашла» через сталинистов Стругацких научная фантастика...

… Согласитесь, одно дело - «... согласно марксисьтско-ленинистьскому даодзыбао неизбежная победаьтрудового коммунистичесько...» - под которое бормотание засыпали сами лекторы. Совсем другое: «Агент Джеймс Бон... Иван Штирлицев поправил «бабочку», выпил бокал шампанского и, страстно поцеловав знойную красотку, прыгнул в окно, чтобы ». У нас уже не просто чавканье обезумевшие тортилы, которую привезли нести чушь с грузовика после трудодня, а — целый блатной рОман про Монте-Кристу. Идеологически выдержанный...

… О чем роман «Бриллианты для диктатуры пролетариата»? Это история про то, как жесткие, брутальные, словно герои Гэмингуэя, матросы «учатся писать, подписывая расстрельные списки» (увы, это цитата). Матросы «сели на производство», поскольку все старые спецы, читай, «русские», это предатели и подлецы. Верить русским нельзя, поэтому в Красной Хазарии к каждому илоту в опере, казначействе, инженерном бюро и т.д. приставили чекиста. На дворе 20-ее годы. В Красной Хазарии дикий голод. Виноваты в этом, по утверждению Семенова... русские, которые не хотят сдавать бриллианты...

... Отец писателя - троцкист, об этом свидетельствует весь партийный шлях Ляндреса, посаженного на культуру до разделения марксисткой церкви на кафолический сталиницизм и раскольничий троцкестантизм. Мое сравнение, основанное на игре слов и смыслов, кстати, не так уж далеко от истины. Средние Века дают нам примеры ...

… Семенов бросает трусики на сцену, он любовно перебирает бугристые мышцы на боках Блюхера, бесконечно гладит его битые-перебитые царскими палачами позвонки... А когда Блюхер, который перебинтовывает свое мускулистое тело, чтобы «держать» спину, охает от боли, но, справившись с ней, со слезами на глазах, застегивает китель, Семенов чуть ли не кон...

Появится здесь и будущий герой анекдотов, благородный разведчик Исаев. В буржуазной Эстонии, гадкой, мерзкой, маленькой и карикатурной стране, которая, как мелкая подлая шавка, вечно гавкает на СССР и кусает за пятку, рвет штанину. В Эстонии, которая предоставляет свою территорию спекулянтам, высасывающим из Советской России бриллианты, - и которая, словно осколок царской Росси... стоп, стоп. А, собственно, кто создал Эстонию?

Неужели кровавый Николашка и его дочки-воровайки, зашившие в трусы несметные сокровища? И почему с этой мелкой пакостницей никто ничего не может поделать, почему эта гадкая дрянь для вездесущих и всемогущих чекистов - буквально, неуловимый Джо... Як Йола? Так ли уж мешала чекистам Эстония?

... Юлиан Ляндрес (Юлий Семёнов), сын чекиста, внештатный сотрудник КГБ, спокойно, не дрогнувшей рукой, возводит клевету на убитых в подвале детей последнего русского царя. Ведь никто, даже палачи, никогда не говорили ни о каких бриллиантах, зашитых гражданочками Романовыми в платья. Вот - то самое русское предательство, глубже которого нет, которое вовсе необязательно и которым русский отрезает любой путь к спасению, понимая, что он подонок и преступил всякую черту.

Но полноте, русский ли Юлиан Ляндрес-Семёнов?

Конечно же... да.

Хорошо, скажет читатель. Предположим, Семенов-Ляндрес был плохим, вредным и ненужным человеком, который занимал в России чье-то место, и отравлял её организм продуктами своей жизнедеятельности. Но, может, он был хороший писатель? В конце концов мы, русские, прошиты толстоевщиной, помним и Пушкина, и его слова о гении и злодействе, и готовы простить человеку все, если он талантлив. Обладал ли Семенов-Ляндрес талантом? Конечно, по гамбургскому, а не советскому, счету?..

Ответим на этот вопрос вместе, читатель