Владимир Лорченков (blackabbat) wrote,
Владимир Лорченков
blackabbat

Categories:

объяснительная по Нацбесту (самовыдвижение)

В связи с опубликованием лонг-листа Национального бестселлера в тесном и тухлом мирке участников того, что часто лицемерно называется «российским литпроцессом», ну а мы будем называть прямо и честно — масонского заговора, - разразилась настоящая анти-молдавская истерия.

Роняя с оскаленных клыков пену и желчь, сбросив маски, оголтелые анти-молдавенисты очерняют выдающегося сына своей эпохи, В. Лорченкова. Меня. В частности, вместо того, чтобы радоваться мне, оживившему и освежившему мирок выдвижением на Нацбест своей замечательной повести, масоны от литературы инкриминируют мне же, - скромнейшему человеку своей эпохи — нескромность и наглость самовыдвижения.

Ситуация требует разъяснений. Ну что же. Итак.

ОБЪЯСНИТЕЛЬНАЯ

Многоуважаемые масоны, контролирующие русский литпроцесс. Пишет вам Владимир Владимирович ( а вздрогнули?) Лорченков. Недавно я сдал на права. Как все новички, в процессе обучения нервничал. Часто так: справа маршрутное такси, которое встало надолго, слева - грузовик. Я, паникуя, спрашивал инструктора, что же делать? Объезжать? Он, меланхолично пожимал плечами и говорил — что, есть варианты?
Это я к чему?

К тому, по каким причинам я выдвинул себя на Нацбест. А что, были варианты?

Во многом потому что мне и таким как я, вы этих вариантов не оставили.
И сейчас я объясню почему.

Каковы шансы у автора не из одной из двух тусовок, поделивших между собой нынешний литпроцесс, быть выдвинутым на какую-нибудь литпремию? Ответ — их нет. Система коррумпирована на стадии отбора.

С одной стороны — у нас так называемое старое крыло.

Я не буду о нем распространяться, потому что его оттоптали «молодые писатели».
В принципе, по делу. Старое крыло может знать о тебе, знать, что писатель ты хороший,
да только выдвинет все равно сборник эссе Инги Зюзиковой, дочери Геннадия Зюзикова, члена СП Москвы и правнучки писателя Зюзикова. И по хрену, что как писателей Зюзиковых знает только справочник «Писатели СП Москвы за 1976-1979 гг».

С другой стороны — новые реалисты и «молодые писатели», сцепившиеся в «морского царя» похлеще старой элиты. Это, по сути, основатели новых династий Мегазюзиковых, которые вступят в смертельную вражду с Зюзиковыми, но потом породнятся, конечно.
Конечно, у видов есть подвиды.

В группировке номер 1 есть отдел Либерализма, который мерилом этого либерализма считает не приверженность либеральным ценностям, а ежеутреннюю мантру «божедайпобедитьгрузииэтуужаснуюрашку», есть отдел Борьбы с соцреализмом, который
при Совке этот реализм устанавливал, отдел Борьбы с Молодыми выскочками, куда записывают всех, кто еще жив, кроме детей и протеже сотрудников отдела.

В Группировке номер два есть отдел За Судьбу России, который любую книгу без черной обложки с красным колесом и светящимися буквами на обложке «Перетрем за Расею братишки: разговор судьбы нашей родины» считает «книгой ни о чем», есть Отдел Борьбы с жидами и пидарасами, который так успешно с ними боролся, что сейчас по части коррумпированности за этим Отделом не угнаться ни «педерастирующему жиду», ни «жидовствующему педерасту»...

Все они мне омерзительны. Меня не интересует карьера писателя. Я простой журналист, который пишет книги. Ну, как Шарль де Костер, Хэмингуэй или Гашек.

Итак, две группировки. Условно «старых» и условно «молодых».

Посмотрите как они все друг друга опекают, выдвигают, номинируют.

Ни те, ни другие не пропустят ни на сантиметр.

При этом все они могут прекрасно понимать насколько хорош текст чужака, а номинировать все равно будут — своих. И лицемерно сетовать в своих жж что мол «свежей крови нет, все прогнило пора менять». А потом квохкать: ох, ах, забыли Самсонова, а черт, Лукошина упустили, ой, нет Лорченкова, о-лал-а что там с Силаевым, ай, Осокин замолчал.

Что мне остается делать? Само собой, протолкаться между ними.

Хочу ли я пробиться через этот двойной железобетон?

Ну, конечно, хочу. К чему? Не к деньгам и славе, разумеется.

Деньги? 10 тыс USD это неплохо, но это не то, чтобы сумма мечты. Я, знаете ли, работаю. Какие там деньги... Слава? Но лауреат Нацбеста пяти (семи, трех) летней давности для общественности - капитан Немо. Какая там слава...

Я хочу чтобы меня ЧИТАЛИ. Я считаю, что вырубил из мрамора чудесного парня, который держит пращу на плече и звать его Давид. Возможно это не шедевр, но это качественная художественная работа. И я хочу чтобы ее ВИДЕЛИ. И если у меня появился шанс его показать — почему нет?
А вы мне никогда шанса показать это не дадите.

Зачем я все это пишу?

Как справедливо заметил коллега Лукошин, современный литпроцесс в России сейчас это типа большая зона. Я, в общем, согласен. Поэтому не прошу, не боюсь и не верю. Просто пытаюсь объяснить простейшие вещи. Дорогие масоны!

Я не нескромный.

Вы не оставляете мне, и таким как я, выбора и вариантов. Я могу еще 100 лет писать хорошие книги, их будут выпускать в хороших издательствах, а вы будете делать вид, что меня и таких как я нет. Но, извините, я есть. И еще какой я. И я хорош, хоть мне и редко везет (с)

Общий итог.

Я обращаюсь к уважаемому Большому жюри премии Нацбест с извещением о том, что я НЕ ОТКАЗЫВАЮСЬ от места в шорт-листе, которого, по моему мнению, я более чем достоин. Предвосхищая, обращаюсь и к уважаемому Малому Жюри и заранее сообщаю, что с удовольствием приму грамоту, статуэтку, 10 тысяч, и что там еще положено, за премию «Национальный бестселлер» 2010 года за свою действительно хорошую книгу Прощание в Стамбуле

Считаю, что из меня вышел толк.

В. В. Лорченков (Кишинев, Молдавия)
Tags: лонг-лист, нацбест, объяснительная, привет масонам, прощание в Стамбуле
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments