Владимир Лорченков (blackabbat) wrote,
Владимир Лорченков
blackabbat

анонс-3

Грязная дорога, на которой пузырятся капли дождя. По дороге бредут человек 50, это женщины,
дети и несколько стариков. Позади них - люди в немецкой военной форме. Впереди колонны офицер.
Все молчат, даже самые маленькие дети. Показаны крупным планом лица женщин из колонны — у них
такие же большие грустные глаза, как у попугая Кеши и озвучившего его актера Хазанова. Только
взгляд у женщин из колонны блуждающий, слегка безумный. Они явно не похожи на человека, который
готов рассказать вам о шахматном этюде или показать сценку из жизни кулинарного техникума. Взгляд
одной из женщин беспрерывно скользит по окрестностям, как у актера Малюты Скуратова в фильме про
Ивана Грозного, который снял режиссер Эйзентштейн. На сгибе левой руки - у нее девочка лет двух,
а в правой руке — рука пацана лет пяти, который идет за матерью. Та, оглядывая мир в непрерывно
скользящем режиме, с силой — можно сказать, с ненавистью, - толкает пацана в кусты. Заминка.

- Сука, сука! - визжит другая женщина, которая идет сзади.
- Жидовка, тварь! - кричит она, картавя.
- Твой щенок, сбежал, сбежал...!!! - кричит она, пытаясь схватить солдата за рукав.
- Нас всех из-за тебя расстреляют! - кричит она.

Офицер отталкивает истеричку, та падает в грязь с двумя своими детьми, которых несла. Замешательство
в колонне... Солдаты поворачивают мать, - все еще с маленькой девочкой на руках, - офицер, безо всякой
подготовки, очень буднично, поднимает пистолет и стреляет женщине в затылок. Та падает, офицер переворачивает
тело ногой и без пауз стреляет в лицо девочке. Снова пару команд. Все расходятся по своим местам, колонна
идет дальше.

- Нас не расстреляют, нас не расстреляют, нас не … - шепчет истеричка своим детям.

-// -

... Белый фон.

На фоне появляется лицо ребе.

Общий план: над умирающим от ожогов мужчиной, в котором мы узнаем спасшегося мальчика - только он очень
повзрослел и явно спился, - стоит его двоюродный старший брат - старичок-раввин, - у которого, почему-то,
за спиной торчат два белых крыла.

- Где я... - слабым голосом задает банальнейший вопрос Соломон
- На небесах, - дает не менее банальный ответ раввин.
- Я... умер? - спрашивает Соломон.
- Да, - говорит ребе.
- Теперь-то ты видишь, что я праведен? - спрашивает ребе, двигая бровями, как кот в мультике про Джерри и Тома,
это он показывает на свои крылья.
- Я... я... - плачет Соломон.
- Мама, мама и сестричка, - говорит он и мы видим, как проступило в его лице детское.
- Они в раю, - говорит ребе.
- А ты... - говорит он.
- Я... я... - говорит Соломон.
- Постой-ка, но разве у нас, евреев, есть рай и ад? - спрашивает он, недоуменно хмурясь...
- Если бы ты ходил на занятия кружка энтузиастов по изучению Торы, который занимается каждую среду и пятницу во
Дворце Профсоюзов на Нижней Рышкановке под видом общества филателистов, то знал бы что да, - мягко говорит ребе..
- Жалко, - говорит Соломон.
- Сестричку бы я повидал, - говорит он.
- Не все потеряно, - говорит ребе многозначительно.
- Сделай благое дело и Иегова примет тебя к чистым, - говорит он.
- Но что я могу сделать я же покойник, - говорит Соломон горько.
- Сокровища... - говорит ребе.
- Но разве Иегова не знает и так где они? - говорит умирающий недоуменно.
- Иегова все знает, - говорит ребе.
- Но ведь у Иеговы нет рук... - говорит ребе.
- Мы его руки... - говорит он многозначительно.
------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

памяти бессарабской Атлантиды.

самый красивый, самый жестокий и самый смешной сценарий года.

Копи царя Соломона. 15 апреля. здесь.
Tags: Бессарабия, Лорченков, Молдавия, литература, романы, холокост
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment