Владимир Лорченков (blackabbat) wrote,
Владимир Лорченков
blackabbat

Categories:

Нацбест - итоги

1
Современная литературная Россия это Нигерия. Речь идет даже не о власти денег, а о бесстыжем трайбализме стран четвертого мира. Нравы обнажились до предела во всех фракциях. С одной стороны творится вот что. Редактор журнала «Нигерийский мир» ибн Василевский да будет он крепкий как скала, печатает в журнале подборки своих же стихов, и своей супруги да светятся ее глаза как звезды, потомственный писатель ибн Шаргунов выдвигает на премии Снегриев-бея и наоборот, потомственный шаман Козлова-Мутамба, дочь и внучка шаманов с заверенной справкой из «100 шаманов Москвы», ставит высшие баллы Кашину-эффенди, которого приятель ее бывшего мужа Рудалев-ага вписывает в кружок «Новых нигерийцев», Жарова-джан щедро одаривает своего друга — а разве есть что священнее дружбы в этом мире, салям алейкум, - Быков-бея высшими баллами. Да и острый нон-комформист Караулов-батыр не подкачает - критикуя проклятогоцарькапутина за коррупцию, высшие баллы дает корешу, делая вид, что это хоть чем-то отличается от обычного голимого провинциального пилежа какого-нибудь сраного городского бюджета. Вах на-на! Изредка на этом поле сорняков прорываются всякие гаденыши — то козлодорас Пелевин, который продался блядь коммерческому блядь издательству за книжку в год, шедевр напишет, то какой-нибудь хер проссышь-кто-такой Осокин на Венецианский фестиваль со сценарием попадет, а то и злоебучий гаденыш Лорченков «Русскую премию» получит. Но нигерийцы за ситуацией следят, концы обрубают — например, «Русская премия» для гаденышей большей частью потеряна, там за этим теперь присмотрит Чупринин-ага, да живет он миллионы лет. С другой стороны, вся эта Нигерия раз в год-два приезжает в Лондон или Париж, где, надев на голову жестянку и накинув на плечи шкурку пятнистого кота (типа леопард), искренне танцует вокруг костра в палатке с буквами «Российский Федерацый» с криками «западный шайтана почему моя не печатать я есть наследника талстая чехава!». Им даже в голову не приходит, что англосаксы (США) и ЕС — те, кто сейчас определяют направление мировой культуры, - ждут от российскофедерационных литературных нигерийцев даже не Достоевских с Толстыми, чего уж там. Они ждут что вы, - хотя бы, - элементарно не будете вести себя как дикари. Вы претендуете на то, что создаете литературу хотя бы европейского масштаба — ТАК ВЕДИТЕ СЕБЯ КАК ЕВРОПЕЙЦЫ. Стесняйтесь коррупции, раздавайте премии и баллы хотя бы опосредованно, вводите дочерей и мужей в редколлегии хотя бы через подставных лиц, пилите дачи тихонько, а не со скандалами в ваших газетах

2
Я искренне хочу извиниться — прежде всего, для самого себя, - перед писателями Пелевиным и Галковским и Лимоновым. Раньше я думал, что их принципиальный отказ сотрудничать с советской прессой и советскими литературными чиновниками это, своего рода, стратегия рекламы. Сейчас я их понимаю. Понятно, что поздно, но любой взрослый человек, которому когда-то что-то советовали родители, и который понял их правоту много лет спустя, меня поймет. Некоторые вещи действительно понимаешь с возрастом. Теперь я, наконец, понял главный принцип русской жизни — никакого сотрудничества с администрацией лагеря. Спасибо Вам, Дмитрий Евгениевич, Виктор Олегович и Эдуард Венеаминович. Вы были честны и простодушны, а я кретин и идиот. Что поделать, возраст.

3
Большое спасибо Виктору Леонидовичу Топорову и Вадиму Левенталю за науку. Я уж было забыл о советской игре «беспощадно критикуем отдельные недостатки, одобряя в целом...». Игра простая, а покупаешься стабильно — ну совсем как «двойка» в боксе. С другой стороны, через призму игры понятно, почему люди, так блестяще критикующие коррупцию отдельных литературных кланов (а Топоров — критик блестящий, хоть вы там всем «Openspac»-ом удавитесь), участвуют в такой невероятной афере. А именно — формировании жюри, которое по плотности кумов, нанашей и корешей на квадратный метр, может спорить только с одной организацией в мире — с молдавским правительством. Хотя, простите, в сицилийском парламенте, наверное, дело обстоит все-таки хуже. Ну и «один из лучших романов уходящего года» который дали прочитать одному члену жюри из тринадцати, — да будут дни Анны-ханум Козловой написавшей шедевр «Как я написала роман про то как я писала роман» сладкими, словно сладчайшее варенье, - это сильно. Ну что же. Я в любом случае уважаю и ценю тех, кто разбирается в американской литературе. Знатока видно издалека, ситуация, опять же, вполне знакомая. Пепел молодого Вилли Старка стучит в мое сердце, ага. С другой стороны, сам купился.

4
Я приношу искренние извинения современным российскофедерационным литераторам за свои наглость, хамство и невежество. С чего это я решил, что я писатель? Ведь можно же было подойти к вопросу по-человечески, Провентелировать. Встать в очередь за супом в толстые журналы, ездить в Липки, слушать аксакалов, чьи речи сладки как мед. Дослужиться, в 40 получить то, в 50 - сё. Ну или — написать что-нибудь Злободневно острое, пройти испытание «новонигерийской фракцией». Рано или поздно меня позвали бы на ритуальный ужин, Козлова-ханум сварила бы ароматный ишкембе, и угостила бы меня кусочком почечного жира — мягкого, и сладчайшего, как сок истины в книгах выдающегося клана Козловых, чье писательство подтверждено документами, - после чего вытерла свои засаленные руки о мою нечестивую лысину, Садулаев-ага угостил бы меня кусочком священной халвы, Рудалев-бей кинул священным кандапожским снежком, и уже на следующий день я бы писал передовицу в журнал «Огонек», которая бы начиналась с фразы «Я люблю полет современных молодых писателей — свежая их кровь бурлит в старых мехах словно молодое вино, нравится мне глубина Захара, восхищает размах Сережи, небезынтересно начало творческого пути Олега...»

5
Я искренне прошу прощения у русскофедерационной общественности за то, что имел наглость поверить, что написал хорошую книгу, и носиться с ней, как с торбой. Вот урод! Какая стыдоба! Расхваливал ее (пусть ее, а не себя — но все равно урод) в интервью, совался с ней как недотымок. Как правильно написала Козлова-ханум - «звериный оскал капитали... тьфу, мании величия» показал я. Все правильно написала, как в «Правде» врага народа пропесочила, видна семейственность - "оскал", "трудовой путь", "трудовые морщины". Позор мне! Да, признаюсь, это выглядело отвратительно. Как 14-летний прыщавый щенок, который лезет ко всем со своей юношеской любовью, как будто до него, урода блядь конченного, никто не любил. Да, признаюсь, мне казалось, что литература, она как любовь — чудо. А оказалась что она у нигерийцев — не чудо, а преступный сговор нескольких лиц с целью грабежа, обмана, разбоя и нанесения тяжких телесных повреждений с последующим обогащением.

6

Искренне благодарю Анну-ханум хотя бы за такой отзыв. Признаю, что сам нарвался вечным своим трындежом про литературу да про фаулзов траханных да про то что в России нынче не тянет никто на них. Опять же, люди не просто жизнь тратят на то, чтоб писателями зарегистрироваться. Они на это ПОКОЛЕНИЯ гробят. Вильям родил Никифора Никифор родил Кукарачу а там и Анна подтянулась. И один хер не получается, талант в спецраспределителе, где Вильямам колбасу пилили, не выдают. Люди мучаются, кряхтят, "превед медвед" рожают. А тут какой-то урод без роду без племени имеет наглость вот так взять, да и книги писать. А связи наладить, а контакт установить?! И вот, вынудил выступить. Графоманка в третьем поколении свистит, к обочине прижаться показывает. Хорошая девушка из писательской семьи в который раз объяснила себя и экс-мужа. Жить нужно не по лжи, жить нужно строго по понятиям. Мне нишу по-хорошему предлагали? Предлагали. В годик пару этнических рассказиков, подсолнухи-солнце-цыгане, взаимное опыление с ребятами - нормальный отсос с прищуром. А я, уродец, взбрыкнул. А ведь ребятам из писательских семей ещё долго ехать и щуриться, поэтому тонкой красной линией шотландских гвардейцев стали они на пути русского варвара из Молдавии. И насчет "Усадьбы сумасшедших" все правда. Был слабый проблеск, но потом я окончательно скурвился, ибо не слушал уважЯемых оглы-беев. И с Пелевиным так же было. Была у Витьки нормальная такая повестушка, Принц Госплана, а потом не смог он поднять штангу изящной русской словесности из Литинститута. Ссученным стал Витёк, не по понятиям, болт на литобщественность в открытую кладёт, не в грош не ставит. Ай трах-тибидох. Слушал бы людей из журналов эх, какой титан бы стал!

7

В связи со всем вышесказанным я вынужден объявить о своем дальнейшем неучастии в нигерийском литпроцессе РФ. Прошу тех критиков, которым я имел наглость и глупость слать свои книги, удалить файлы, не читая, или забыть какие-либо тексты, если они вдруг по недоразумению прочитаны. Никакого «писателя Лорченкова» в нигерийском литературном поле отныне не существует. Пожалуйста, продолжайте строить из веток и песка своих карго-писателей и дальше, удивляясь потом, почему они не летают и почему белые люди над вами - и ними - смеются. Не нужно делать меня центром ваших гениальных многоходовок, общим результатом которых становится голимый пшик в виде ваших сраных подопечных. Оставим меня голимому блядь рынку, где пидарасы все скупили своими деньгами, нет чтобы слушать правильных людей которые писателями Работают и у них и справки есть. Оставим меня переводам и бездуховному Западу, где гаденыш Лорченков лет через 5 будет писателем с именем, а лет через 10 получит Нобелевскую премию. Конечно, вовсе не потому, что книги хорошие. Это произойдет в рамках заговора против Великой российскофедерационной литературы. Будьте бдительны. Плотнее ряды африканцев. Литература? Какая на хуй литература. Раздавить гадину. Рот фронт. Афедрон. Салям алейкум. Алейкум салям.

Всем спасибо, счастья, успехов, здоровья
Tags: итоги, нацбест, национальный бестселлер
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author