Владимир Лорченков (blackabbat) wrote,
Владимир Лорченков
blackabbat

Category:

литературный курбан-байрам


Подпись под фото: "Аля-илл-ла-бисмилля"

Выдающийся нигерийский критик, седьмая валиде-ханум и йеминли кардешим Султан-Быков-бея, Жарова-джан (на фото - справа), да славится она сто и сто лет, открыла радостный и теплый для всех азиатов праздник литературного курбан-байрама программным выступлением в Собеседнике Азии. Иля-алля-бисмилля! Что сказать? Раньше мы жили словно в темной пещере, а сегодня нам будто яркую звезду туда занесли, и она светит нам мудростью Жаровой-джан, равной которым не рожала Нигерия своих дочерей. Конечно, я, раб рабов, недостоин пересказать эти уникальные слова, эти славные мысли. Поэтому коснусь своей недостойной рукой лишь сути мудрости Жаров-джан, чистой, как хрусталь, крепкой, как алмаз, спайка в трубах или дружба ребят из новонигерийской литературной фракции, да славятся они.

Формально ханум-Жарова, - чьи глаза блестят, как губы луноликой красавицы, которая поест курдюка молодого барашка, - написала про нигерийский Нацбест. Но это, конечно, для непосвященных, потому что суть выступления скрывалась, - как сказал один белый дьявол, да будут прокляты они со своими шайтанскими мытьем рук, и занудством про цивилизованное поведение, да ебись оно, трах-тибидох, крекс-пекс, - именно в деталях. Поругавшись для виду в адрес критика Топорова, который Жарову-джан в жюри же и посадил, ханум приступила к Главному.

О чем же это выступление, мысли которого высоки, как Джомолунгма?Вкратце, это истерика рядового милицейского из ГАИ, которого недостойные враги ил-ла-илля а-лла, в рамках месячника борьбы с коррупцией подставили и посадили на скамью подсудимых, и все это транслируется в программе «Чрезвычайные происшествия Нигерии». По ходу чтения приговора — справедливого как нигерийская литературная критика алла-иншалла, - уверенная ухмылка сменяется негодованием, и, после слов судья «5 лет колонии», - мы видим истерику и как человек обнажается, и слышим нервный визг прямо в телевизионную камеру:

- БРАЛ БЕРУ И БУДУ.

Славная нигерийка Жарова-джан, чьи слова сладки, как халва с орехами и даже с медом, - брала, берет, и будет. Ну, в смысле прояснила себя, и сказала, что, - ибн саладим, - нет ничего страшного в коррупции, которую придумали белые дьяволы. И что когда - ты мне я тебе и вы все, что называется, взяли, - это, иншалла, Уважение. И ничего стыдного в этом нет, и все правильно и так и надо жить. Слава на веки! Правильно написала джан-Жарова, даже дыхание перехватило от пронзительности ее мыслей.

Но, конечно, не без недостатков обошлась эта мудрая речь.

Во-первых, зачем было ее вообще писать? Молодая еще, ложное стеснение какое-то проглядывает. А чего стесняться? Все свои, можно и пернуть в купе, и на хуй послать интеллигентишек ебанных, которые предлагают карты хотя бы тайком метить, а не фломастером на всю обратную сторону отмечать. Ишь, удумали, мрази блядские.

Во-первых, - но это пустяки, - зачем в выражениях себя сдержала мудрая джан-Жарова? Надо было, как оно и подразумевалось, писать. Нечего с уродами, - которые всякие свои европейские порядки, иншалла, завести в литературе Нигерии хотят, - церемониться. Про Европу мы в Острой сатирической колонке напишем, когда про «коррупцию Путина» пластинку заведем, которая нас в Европу и не пущает. А с уродами надо проще. Так бы и написала вали-алла, славная ханум:

- Да ебитесь вы блядь в рот уроды ебанные, че блядь надо, хуесосы, охуели блядь? В рот ебитесь блядь педрилы, на хуй с пляжа, хотим блядь крадем, хотим блядь вертим-крутим, суки ебанные, блядь.

Вторая ошибка намного серьезней. Зачем-то ханум-Жарова взяла, да и упомянула недостойного урода Лорченкова. Тем самым, нарушив первое правило этикета азиатского двора — лучше замолчать. Ну вот зачем, спрашивается, доносить до читателей «Нигерийского собеседника» весть о существовании такого гаденыша? Они ведь начнут мысли всякие ебанные думать, того глядишь, еще и книгу найдут, да будет она проклята на веки веков. Но ошибка сделана. Рабов — илля-и-ла, - замечать не принято, это еще великий азиат Дарий знал, да славится он сто и сто лет, когда после поражений от восставшей черни писал таблички про свои славные победы. А Жарова-ханум зачем-то со своей преждевременной инициативой выступила. Оно конечно понятно, что валиде-Жарова-джан не уроженка гарема, она в Стамбуле недавно, всех тонкостей этикета двора просто не знает. Сегодня султан-бей шутки слушает, милостиво улыбается, а завтра что не так сделала, от неопытности да желания в бой броситься ляпнула глупость, и, - хоть вроде все вокруг улыбаются, - завтра уже понесут в мешке к Босфору. И хоть ошибка маленькая, а все равно запомнят, возьмут на карандаш, острый, как копье войны с неверными. Надо у старших учиться. Можно в блоге, например, написать «я знаю кто вы и как вас зовут», ну а вот чтобы так, вслух, — ни-ни. Или там, терпеть, терпеть, сжав зубы, а потом, когда случай выпадет — пнуть, выплеснуть, наконец, обиды за фразы всякие ебанные в интервью всяких хвастливых про всякие династии графоманов, занесенных в книгу «Писатели Москвы 1921–1999...

Понятно, что молодую джан-Жарову, чья кровь горяча, как кипящая в тазе халва, эмоции душат. Тем более, что и гаденыш взбрыкнул. Да и пора себя объяснить. И правда. Не хуй тут, уроды ебанные, в Европу играть. Всем на карачки, танцуем до полуночи, а потом скушаем ебанного миссионера. Тумба-чамба-дрица. А новым миссионером по результатам выборов будет мой двоюродный брат, а-ля-илла. Как нечестно? Что, правда нечестно? А по хуй!

В конце концов, деградация, она же тем и отличается, что она в геометрической прогрессии происходит. От состояния «нормальный человек» до «спиться» - лет пять. А от «спиться» до «отдать трехкомнатную квартиру за угол в коммуналке» - уже год. А оттуда на свалку — считанные дни. Так и в Нигерии. Еще лет пять назад сидели под баобабом и изображали цивилизацию в костюмах, - - мучились, шеями вертели, матерились шепотом, букер-хуюкер, да сколько же можно своим давать, но маскируясь, - а уже сегодня Свободны. Голышом бегают, От «прозаика Бутова» до афедрона лет десять, а от афедрона до говняного кома, из которого наполовину «Большая нигерийская книга», или до жюри из жен, сестер и крестных Нацбеста, - уже год. Значит, в следующем году все еще честнее будет, еще Искреннее.

С курбан-байрамом!
Tags: большая книга, букер, жарова-ханум, ил-лля-алла, курбан-байрам, нацбест
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments