Владимир Лорченков (blackabbat) wrote,
Владимир Лорченков
blackabbat

Category:

анонс нового романа

Моя жена умела по мельчайшим изменениям поверхности воды, по ряби и даже не ветру, - но намеку на него, - предупредить все, что случится со мной в ближайшее время. Она читала меня как кормчий, - продавший свою карту, свое первородство, Адмиралу Колумбу, - когда-то читал Океан. И она не боялась меня, - и этим также отличалась от моих многочисленных недалеких любовниц, - не потому, что я не могу причинить вреда.

Я сам — воплощённый вред.

Клубок из ржавой колючей проволоки, битого стекла и ломанных бритв.

Просто она научилась с этим жить. Она знала меня как свои пять пальцев, она изучила меня, как кит — Океан. Родина, естественная среда обитания, терновый куст для кролика дядюшки Римуса. Но она помнила, что и Океан убивает своих детей. Бывает, он выбрасывает на отмель и кита, певшего свою песню ветра и стихии, песню свободы и любви. Он хранит в себе не только миллиарды тонн планктона, этого зеленого благодатного колосящегося поля, благодарно пожинаемого китовой пастью. Он дает приют паразитам, которые, - попав во внутреннее ухо, - сбивают титана с курса, сбивают титана с толку. Океан может убить. Думаю, поэтому у китов такие печальные глаза. И у моей жены глаза были грустными. Она глядела ими на дорожку у дома, и все ждала как будто чего-то. Я не понимал, в отвращении отворачивался, и все просил ее прекратить. А на самом-то деле я отворачивался от себя. От картины, возникающей в моих глазах все чаще.

Короткий бросок в ноги, вскрик, и раздувшаяся колоколом юбка.

Несколько стремительных мгновений, и жесткий, неприятный даже на звук — что уж говорить о касании, - удар. Остальные было бы делом крепких нервов. Невозможно доказать, что ты выбросил человек из окна, если на его теле нет следов борьбы. И если все знают, что выпавшая из окна женщина обожает назло мужу, - трусящему высоты, - усаживаться на подоконник. И выпивать. Тут даже полиция будет бессильна. Конечно, они постараются потрепать вам нервы и, не исключено, вы проведете несколько неприятных недель не у себя дома. Но если борьбы не было, и вам удалось сделать все одним рывком, даже профессиональные легавые, - смысл жизни которых состоит в немотивированной жестокости,- ничего вам не сделают. И вы не понесете никакого ущерба. В отличие от вашей репутации. Да и то лишь, если вы не писатель, как я. В случае же, если вам не повезло, как мне, то случившаяся трагедия, напротив, окажется вам на руку.

Так что все шло к тому, чтобы я убил Алису именно так.

И не случилось этого по одной лишь причине.

Книга о писателе, который выбросил свою жену из окна, уже написана.

Известность этой книги, увы, не позволяла мне проделать описанные мной выше манипуляции с Алисой. Великая «Американская мечта» самовлюблённого, до отвращения исписавшегося к старости, Нормана Мейлера. Который и вправду оказался каким-то боком причастен к падению одной из своих жен из окна небоскреба. Неважно, мог ли бы я позволить себе выбросить жену из окна. Проблема в том, что каждый писатель каким-то образом пишет не только свои книги, но и свою жизнь. Применять чужие приемы — не совсем честно. Разве что использовать культурное цитирование, каким нынче все писатели, - и я не исключение, - оправдывают общее падение потенции.

Например, выбросить из окна Алису, держащую в руках томик Мейлера.

Прекрасная идея.

----------------------------------------------------------------------

15 апреля 2013 года. Новая книга В. Лорченкова. "Свингующие пары"
Здесь
Tags: Лорченков, литература, роман
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments