Владимир Лорченков (blackabbat) wrote,
Владимир Лорченков
blackabbat

Category:

ГОЛЫЙ ПОРТНОЙ

Время от времени в культурном пространстве современной России происходит попытка буквально насильственно, административно, насадить «культ выдающегося писателя». С привлечением центральных каналов, государственных СМИ. Человек появляется везде: от утюга до "вечернего Урганта" "утреннего Познера" и "обеденного Минаев-лайв" до газпромовских "известий". Так, например, было с замечательным журналистом Д. Быковым или прекрасным рэп-музыкантом З. Прилепиным. Сейчас это делают с М. Кантором, вещавшим на днях из всех банок с тушенкой РФ. Увы, результата это не дает: есть сферы, в которых принцип администрации РФ "везде покажем и забросаем баблом" не действует. Не справившись с задачей нормальной информационной поддержки, с которой разобралось бы любое адекватное pr-агентство, литературная критика РФ, поставившая на Кантора, прибегла к потоку инсинуаций и шулерству. Слабые художественные стороны романа нам объясняют тем, что Кантор – философ, а не писатель, а не очень глубокие философские – тем, что он художник, а не философ... Весь этот сеанс «магии» не требовал бы никакого разоблачения, существуй в России хотя бы одно компетентное литературное издание. Но – на страну в 200 млн человек – его там нет. Русским литература не нужна, им писателей приводят и назначают. «Здравствуйте, я Ибрагим Асланович Сурков, и великим русским писателем у вас будет…» «Добрый день, моя фамилия Познер и сегодня гением у вас будет Кан…»

Между тем, русская литература требует защиты, потому что это ЕДИНСТВЕННОЕ, что у нас осталось. Всего остального, включая государство, русских лишили.

А раз так, то взглянем на голого портного Кантора.

131.91 КБ
Подпись под фото: «Выдающийся советский патриций Кантор с интересом разглядывает буквы кириллического алфавита незнакомого русского языка»

ХХХ

… Начнем с главного.

Во-первых, Кантор – не философ.

Философ – человек идеи. Если она есть, то человек может бегать голый, хихикать, и отфыркиваться, когда жена выливает ему на голову ушат помоев. Ему все равно, он слышит Голос. Как Сократ. У Кантора идей нет. Так что и диплом со справкой не помогают. Все его «мысли» это доморощенная советская «философия» а-ля братья Стругацкие. Квинтэссенция которых в одной фразе:

«… я тут пацаны прочитал Брэдбери и имею сказать, шо…»

Пацаны, в глаза не видевшие Брэдбери, жевательную резинку и чистого ресторана, раскрывают рты. А избранные по блату получили в спецприемнике книжку, и могут играть с ошеломленными советскими жевунами в Волшебников Изумрудного города. «Я могу вызывать огонь из кулака». Но в кулаке – зипповская зажигалка с надписью «made in USA». Писатель, по идее, должен быть выше аудитории. Но тут превосходство отсутствует, как таковое. Человек размахивает чужой зажигалкой.

Как следствие, тексты, подобные тем, что пишет Кантор – помесь чужих философских идей, перебивающихся собственными «мыслями». Совершенно неглубокими. Это – «докторская» Гиви из ресторана «Ялта». Местечковый гений купил диплом. Как положено, скроен он из цитат – обильных, кусками, огромными, для объема, - и какого-то текста автора. Примеры, так сказать, из жизни.

«Все суета сует» - Экклезиаст.

«Хотелось бы продемонстрировать приведенную цитату в моей научной работе примером. Я как-то копил с Наной на «Волгу, а у нас все сп…ли, меня полночи били, Нану привязали к стулу, пытали… Вай, и для чего копили? В натуре все суета сует!» - Гиви.

Формула счастья для «трудов» посерьезнее выглядит так.

Цитата из БСЭ + «а вот мы с Маней были в научной экспедиции и ее в четыре рыла харили» + цитата из БСЭ = историофилософский труд.

В советском его понимании, конечно.

Потом все это отдается на перепечатку секретарше Мане, которую и харили. И… «мир советской науки обогащен еще одной темой». Еще один Сократ родился. Ну, в смысле, Кантор…

… Забавное отступление. Мне как-то один типичный представитель советской научной школы всерьез рассказывал, что у него «был корешок – Сократ». Я сначала не понял, думал, шутит. Нет, мне всерьез рассказывали, что вот был такой преподаватель Кишиневского марксисть-ленинистьского факУльтета, и он был Сократ. Такой же гений. А на мой вопрос, где же можно прикоснуться к вершинам мысли, мне ответили – ТАК ОН НИЧЕГО НЕ ЗАПИСЫВАЛ, ПОЭТОМУ И СОКРАТ…

Вернемся к нашему Аристотелю – ну, Кантору, - который много записывает. Всякие мысли. Принадлежащие Аристотелю, Платону, Марксу, и т.д. Перемежая их своими беспомощными соображениями про «мир во всем мире», «от молока с огурцом дрищешь», «если бросить камень в воду, он утонет». Так сказать, бодяжит античную мысль. С другой стороны – популяризирует. Лектор научного атеизма в сельской местности. У колхоза праздник: на поле можно не идти, а трудодень зачтут. Ну что же, в том, что называется «Российская Федерация» даже такая деятельность заслуживает уважения. Трудись, просвещай, живи! Но… старая беда не ранжированного общества. Общества, в котором сверчки живут не на своих шестках, причем все. Все смешалось в доме Романовых. Русская Тангутия захлебнулась кровью, потом сгорела. Истлела. Затем на пепелище пришел пастух Кантор-джан. Сел. Ударил в струны. Запел…

- Моя стать философа великая, течет рек, по небу ползет туч, баран крыть овца, трава растить из земля, вай, я все вижу.

46.90 КБ
Подпись под фото: «лонг-листер большой книги, шорт-листер и лауреат нацбеста, финалист Букера, художник писатель поэт философ и просто хороший человек Кантор – второй справа - читает отрывки романа «Красный свет» трудящимся в стройной шеренге шорт-листеров премии имени леонида ильича путина, "большой" "книги". слева от гения - тетя Мотя и дядя Вадя. что, похожи? так их всех по одному рецепту сделали.»

ХХХ

Во-вторых, Кантор – не из «творческой интеллигенции».

Он – выходец из семьи советских патрициев, новой знати, пришедшей на место уничтоженной российской. Это процесс грустный, но в случае революций естественный: византийских вельмож казнили, жен угоняли по этапу в Малую Азию работать на виноградниках, а во дворцах селились османы. Разница в том, что советские османы искренне рассказывали «константинопольской» бедноте, что «пришли ради них». Но патриций он и есть патриций, а от того, что патриций носит бороду, а не усы, и молится в мечети, а не в базилике, он патрицием быть не перестает.

Канторы и были патрициями.

В 30-е годы в таких семьях были домработницы, которые воспитывали детей Тухачевских как своих. Голод, коллективизация, из деревень бежали – СВОИХ деревенским проституткам воспитывать не давали, там надо было сократить популяцию заради "индустрильзатции" – и такие Мани и Дуни старились, рабски служа хозяевам, чтобы посылать домой кусочек хлеба. А когда к власти пришел «хам Никита», при котором ХОТЯ БЫ перестали убивать, советские патриции искренне сожалели о «нашествии быдла» и отмене права на домработницу – сам Кантор об этом и писал.

У Окуджав отменили рабынь. БЕДА.

… Надо сказать, что аристократизм Кантора – а он аристократичен, и тут заключивший с ним контракт на pr-обслуживание ленинградский критик, известный под псевдонимом В. Топоров отчасти прав (но «Топоров» это всегда отчасти) – носит карикатурный характер.

Это аристократизм страны без аристократии, СССР.

Помните сцену из «Бриллиантовой руки»? Миронов со штанами как с хоругвью идет за «ангелом» по морю. Когда понимает, что это просто каменная дорожка под водой, дает «ангелу» пинка. Это и есть сущность претензий советской «элиты» на аристократизм. Когда ты думаешь, что перед тобой некто с Допуском, ты молишься. Когда видишь, что не так – вытираешь ноги. Советский аристократ ведет себя как джентльмен из кино про Запад с первым секретарем горкома, и как хам и быдло – с третьим секретарем. При условии, конечно, что он – второй-й секретарь.

А Кантор и есть второй секретарь

Его недавно писателем назначили. Вот и пошла писать губерния.

26.28 КБ
Подпись под фото: "Бля буду, он идет по воде и озарил мне путь в великую русскую литературу!!!»

ХХХ

В третьих, Кантор – не сталинист.

Его таким – умеренным софт-сталинистом («да, расстреливали, но было и хорошее, товарищи») подают, и сам он с удовольствием подыгрывает. «Здравствуйте, в студии товарищ Кантор, и из-за него мы можем сказать, что русские обожают Сталина». Но на самом деле перед нами - ярко выраженный троцкист. Есть такая порода людей, которые болтают, что в 20-30 ее годы в СССР был расцвет мысли, науки и литературы, а потом «пришел Сталин и погубил дело Ленина». Явный анти-историзм этой болтовни людей, которые не понимают, что Наполеон продолжил дело Республики, а та, в каком-то смысле, дело Бурбонов, не смущает. Как и наглое вранье про «расцвет». Президент Земного шара Хлебников принял революцию. Потом издох от голода. Все бы ничего, да вместе с ним от голода издохло еще 20 млн человек, которые не «революцию» не подписывались. Они, впрочем, русские, а троцкисты русских никогда не считали. Сталинисты, кстати – тоже. Но те хоть из черепов и костей пирамиды выкладывали. «Днепрогэсы». А у «леваков» типа Кантора – чистое безумие. И невдомек им, что расцвет – пора цветения – подготавливается. И что сначала завязь, а потом цветение и плод. Расцвет русской литературы 20 годов был заложен в конце 19 -начале 20 веков.

А то, что вы, советские, заложили – я извиняюсь за употребление слова в несвойственном вам контексте – в 20-30-хх, выросло в 50-60-ее. И что же у вас выросло?

НИЧЕГО.

«Канторы».

ХХХ

В четвертых, Кантор – великий художник.

Я, кстати, понятия не имею, великий ли, и художник ли вообще, но в случаях, когда не разбираюсь в предмете, готов безо всяких условий признать правоту собеседника. Даю ход вперед. Ты утверждаешь, что можешь двигать горы взглядом? Горы рядом нет? Ок, пока мы не проверим, я тебе верю. На слово.

В живописи я не разбираюсь, не получил хорошего образования, так как происхожу из семьи беженцев из Тангутского царства. Нам в СССР-ханстве в крупных городах типа Москвы и Ленинграда жить было не положено – для нас установили черту оседлости, если, конечно речь шла не об обслуге. Так что шедевры мировой живописи я увидел лишь в зрелом возрасте. Не могу сказать, что я был ошеломлен. Скорее, это тихая светлая грусть. Я люблю смотреть на картины – провел три часа у картины Модильяни в венской Альбертине, и провел день у Брейгеля и эскизов Рембрандта в Берлине. Там, напротив них, я был ДОМА. Чувствовал я себя, как человек, которого бы продержали в яме до 50 лет, а потом выпустили к морю. И вот он смотрит, любуется, но понимает – для него лично всё. Поезд ушел. ПОЗДНО.

Я люблю живопись, но не знаю, как это сделано, и раз так не берусь судить, насколько хорошо сделано то, что рисует Кантор. Поэтому я, исходя из презумпции невиновности, считаю Кантора художником. Великим.

42.22 КБ
Подпись: «Венера рожденная Ботичелл… Тьфу, то есть, «Страсти Христовы». М. Кантор, масло, холст.

А вот с книгами провернуть такой же фокус в СССР не удалось. Книга – предмет компактный. Читали все. Это была единственная радость. Не было кино, не было развлечений, не было жизни, НИЧЕГО НЕ БЫЛО. А вот книги – были. И читали их взахлеб, потому что это был Другой Мир. Зачастую – более реальный, чем уродливый СССР и еще более уродливые куски, на которые его развалили, чтобы о России уже и воспоминаний не осталось, и которые получились даже тошнотнее СССР. Я пережил начало 90-хх годов Молдавии – Душанбе плачет – благодаря Ремарку. Для меня Монтеррей Стейнбека – город настоящий. Я там с завязанными глазами не заблужусь. А «Москва» - миф. Я ее и не видел-то никогда толком. Я ведь беженец.

Как, кстати, Кантор.

Только, в отличие от советского патриция Кантора, обосновавшегося в шале на побережье океана во Франции, я - беженец не добровольный.

… В общем, книга – не дрезденская галерея. Ее и с собой взять можно. Я много читал. Читал, читал, да вырос. Как справедливо отметил как-то «В. Топоров» - одним из лучших писателей своего поколения. Что, с учетом моего возраста – мне 35, люди моего возраста Алтанты мира, мы создаем, мы в расцвете - значит попросту – один из лучших писателей.

И вот как один из них, как человек, в литературе понимающий и как ее создатель, и как читатель, я говорю:

Кантор – не писатель.

С чем, впрочем, мало кто спорит. И как человек, не умеющий нарисовать лошадь, - в переводе на язык писателей, написать текст с художественным сюжетом, - он сразу предлагает нам «черный квадрат».

Историософъский текст «за мир от основанья его до наших дней».

Эх, родимый. Да ты рассказ для начала осиль-то.

19.03 КБ
Подпись под фото: «Че, умею ли кошку рисовать? Да хули вам та кошка, давай сразу Черный Квадрат. Кстати, русским демократия на хер не нужна!»

Не получается? Оберни слабость в силу. Дал Бог короткие руки? Жми штангу. Дал длинные? Играй в теннис. Переписал гениальный американский писатель Хеллер биографии Рембрандта и Сократа, получился шедевр. «Вообрази себе картину». Но Кантор даже так не сумел. И лупит: «… в 187 году до нашей эры на развалинах Карфагена… В 1976 году в Западном Берлине…»

Советскому патрицию даже невдомек, что появился интернет, из-за которого жителей пост-СССР уже невозможно держать в ментальном рабстве. Ты ему запретишь, а он все равно найдет и прочитает. Захочет – и Аристотеля найдет и мемуары Манштейна. ВСЕ ЕСТЬ. Как в СССР – когда тебе в распределителе книжку совали и ты «умняк» строил и интеллигентом работал перед теми, кто 100-ю копию «Опытов" перепечатывал – больше НЕ БУДЕТ. Товарищ лектор, в «Википедии» все есть и про 167 год до н.э. и про 1976 Западный Берлин. «Эрудиция» в виде тетради в клеточку с фактами из жизни замечательных людей, выписанных из журнала «Ровесник» уже ни на кого не действует.

Самому сказать есть что?

172.48 КБ
Подпись под фото: «Каждому дали по книжке... свобода передвижения... не отберешь печатную машинку, рабов из деревень отменили, цитату Хэмигвея за свою не выдашь… Что же творится-то?! Интеллигенцией все труднее работать, товарищи!»

ХХХ

Ну и последнее. Кантор – вовсе не человек «левой идеи» даже в общем.

Как не был ей, например и Троцкий. Можно сколько угодно доказывать это какими угодно теоретическими выкладками, но с советскими людьми надо проще. Нет смысла с пеной у рта доказывать, что советский не любит Россию. Достаточно узнать, где учатся его дети. «Убежденный левак» Кантор с пеной у рта доказывал, что миллионер Депардье, укрывший свои налоги от трудящихся Франции в буржуазной РФ – ПРАВО ИМЕЕТ. Вот и все. Это для «левака» - приговор.

Я, кстати, не «левак», а придерживаюсь, - ну, как еще один бессарабский писатель, Пушкин, - строго либеральных воззрений. Заключаются они не только в том, что «ты никому ничего не должен». Но и – «тебе тоже никто ничего не должен». Ни – рабынь из деревни, ни – режима наибольшего налогового благоприятствования, ни – счастливого позднер-кантор детства во Франции-Италии-США, ни – персональной мастерской в центре Москвы, ни – повышенных гонораров от еще одного выдающегося деятеля «русской» культуры, Ольшанского, с которым Кантор разругался в пух и прах и из-за денег.

При этом человека совершенно не смущает несоответствие его жизни с его же болтовней про социальную справедливость и марксизм. Ну, про «бездушное общество потребления». Тут, правда, марксизм вступает в противоречие с русским языком. Марксизм, он, товарищи, всесильное учение. Спору нет. Но русский язык – сильнее. Он ВСЕГДА раскрывает тебя больше, чем ты хочешь сказать. И носитель языка это чувствует и это его порой мучает.

Это, кстати, делает очень похожими Кантора и телеведущего Познера. Их раздражает даже не РФ – а кого это странное образование не раздражает – а вынужденная необходимость быть в поле русского языка. Он их обессиливает. Людям приятно и комфортно недоговаривать на французском там, английском. А русский – он как палач, все вынет да положит. И говорят они на нем вроде, как на родном, а рожать станут – «передачи», «книги» - завопят не на русском. А на каком?

А хрен его знает, товарищ майор.

Папа юрист, мама с Марса, детство в Липках, юность в колледже во Франции, или США (и это в советскую пору), университет в Чили, докторская в Австралии, мастерская в Антарктиде.

Всплыли все, правда, в России.

И вот, всплывший в России «левак» Кантор «крышует» миллионера Депардье, выбравшего страну второго мира в качестве налогового тайника. Со страстью Жанны д Арк, спасавшей Францию.

Полноте, советский мессир. Франция – в безопасности.
65.59 КБ
Подпись: «Слева направо: М. Кантор, М. Кантор, Депардье, М. Кантор и М. Кантор спасают разлагающуюся буржуазную Европу. Во Франции, но с русской душой»

ХХХ

… Собственно, для чего я все это пишу?

Частично ответ дан в самом начале. В России нет литературных изданий. Хоть кто-то, но должен встать и сказать, что портной – голый. Желающие потом найдут и прочтут. Рукописи в нашей цивилизации – в отличие от их авторов – не горят и не тонут, их невозможно расстрелять, уморить голодом, или дифтерией в лазарете.

Но причина не только в этом.

Меня не смущает, что «левак» Кантор, - прямо по Марксу, которого он цитирует, - работает в угоду заказчика. Ну, да, того самого капитала, который таких «творцов» на бухгалтерских счетах вертел. Это, кстати, нормально. Художник, феодал, 15 век… У нас тут, правда, век уже 21-й, но для советских и ВСЕГО шесть веков отставания уже КРУТО.

Меня не смущает, что художник Кантор – не писатель и не философ, хотя его всячески продвигают в этом качестве. В конце концов, таковы 99, 99 процентов пост-советских «писателей и философов».

Меня смущает лишь, что его преподносят как РУССКОГО писателя.

Но это не так.

Это не вопрос национальности: был такой русский поэт, еврей Мандельштам.

Это не вопрос места жительства: был такой русский писатель, житель США и Швейцарии, В. В. Набоков.

Это даже не вопрос языка: был такой грузинский бюрократ, русскоязычный азиат Сталин.

Это – вопрос сущности.

У Кантора к русской цивилизации – отношение по касательной.

Я, кстати, к ней тоже по касательной.

Но это очень разные касательные.


Он к ней – как афробразилец с бабушкой ассирийкой, танцующий самбу для туристов на пляжах Рио – к цивилизациям Месоамерики.

Я к ней – как оборванный майя, родившийся на окраине Юкатана, потому что на месте нашего старинного селения испанцы построили церковь. А когда испанцы выдохлись, то новыми властями «во искупление грехов испанцев» и «в знак извинения перед майя» было решено построить… нет, не наше селение, а - Храм Трудящихся с социалистическими фресками выдающегося мексиканского художника Диего Риверы. Ну в смысле максимаса кантороса.

Да, у нас отняли все, но у нас остался язык. И узелки на шнурочках. Письменность. И мы помним.

Для него «Пополь Вух» - «нудота для туристов».
Для меня – трагедия.

Для него Юкатан - мусорка на старом кладбище.
Для меня – кости предков.

Для него – тутти-фрутти, троцкий-шмоцкий, купите бусы, аутентичные русские бусы бля, нет, маста, я сам не с них, но у нас была домработница, научила вырезать из кости, да купите, шо вы…
Для меня – камни вопиют.

Для него «Мачу Пикчу» – отель три звезды у моря, назвали "по приколу", держит тетушка, приезжает на 3 месяца, отдохнуть от Парижа перед Лондоном
Для меня – крепость Мачу-Пикчу, которую я не видел, но которая всегда будет – моя родина и мое место силы.

Для него – «мы, мексиканцы».
Для меня - «вы - мексиканцы».

11.58 КБ
Подпись под фото: «Не ропщи, Хосе. Ты месоамериканец. И сеньор Пиночет – такой же. Поспеши, Хосе. Нам еще надо успеть после барщины посмотреть вечернюю передачу синьора Познероса и Кантороса. Что?... Нет, смотреть надо. Это тоже часть барщины».

… Новое в цивилизации это всегда сначала трагедия, потом - смешение.

Но можно смешать старое вино и новое вино.

Получится похуже, но – вино.

А вот машинное масло с вином смешать нельзя. С вином у этого «напитка» будет общим только одно.

Красный цвет.

КОНЕЦ
Tags: Лорченков, СССР, Топоров, литература, литературная критика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 45 comments