Владимир Лорченков (blackabbat) wrote,
Владимир Лорченков
blackabbat

Category:

ХОЛОДНОЕ СОЛНЦЕ РУССКОЙ ПРОЗЫ ВЗОШЛО

В современной русской литературе появился писатель, по масштабу сопоставимый с Кормаком Маккарти, лучшим из живущих, на мой взгляд, литераторов.

Это Андрей Иванов из Таллина, написавший роман Харбинские мотыльки

В предыдущих книгах он раздал много авансов. Вернее, мы взяли их сами. Холодный и отстраненный, плевать он хотел, - и это в каждый строке чувствуется, - на то, что подумают о нем или его прозе. Но каждому, кто хоть что-то в литературе понимает, было видно, что это - Вселенная накануне большого взрыва. И взрыв состоялся. Обещание на рассвете было исполнено и рассвет сменил яркий, солнечный день. С золотыми - высшей пробы, - листьями аллей, и синим-пресиним небом. Как бывает только осенним днем, и как бывает лишь осенним днем в пушкинском Болдино.

Таллинский Иванов выполнил все свои обязательства. Он написал гениальный роман.

Парадоксально, но русский писатель номер 1  не очень сейчас известен.

Его не привечают ни критики, ни издатели - ему не вручили  жестяную медаль “большой книги”,   фальшивых бус “нацбеста”,   контрафактного “русского букера” и предпочитают о нем вежливо молчать. Так оно дальше и будет.

66.82 КБ
Подпись под фото: “Генеральный секретарь ЦК КПСС СП РФ Бутов-Девис представляет советской прессе широчайший спектр современной советской прозы: “Тетя Мотя”, “Дядя Чмопиздрокл”, “Дядя Вадик”, “Кум Макс”... А, че, Иванов? Не бля не слышали”


Не очень умные люди просто не читают Джойса или Костера, и не осознают, кто перед ними. Не очень умные и завистливые - увы, в литературном процессе (не в литературе) других почти не бывает, - видят, поэтому стараются принизить Иванова до “подражателя Селина”. Глупцы, не понимающие, что начинающему писателю нужно пойти на выучку, и пойти к Мастеру, а уж к какому - он решает сам, исходя из своего темперамента. Иванов пошел на выучку к Селину, Чехову и Набокову и в своем новом романе встал вровень с ними и с Маккарти.

Я сказал “гений”. Слово это сейчас на привкус чуть театральное. Но иногда слово значит всего лишь то, что оно значит. Иванов действительно гениален и с момента написания “Харбинских мотыльков” в этом качестве состоялся.

Не обидно ли мне все это говорить, я ведь тоже пишу книги. Нисколько. В прозе я муралист. И уже только поэтому - вот что значит выбрать правильное направление:) - мне иногда удаются грандиозные вещи. Но и сама природа мурализма (он монументален) и тот самый темперамент просто не позволяют мне не пренебрегать деталями. Уже лишь это не позволит мне - никогда, - воссоздать с такой... Нет, не “воссоздать” и не “убедительностью”. А просто - создать реальность. Я могу сотворить мир Булгакова, Костера и Босха. Но мне не потянуть мир Толстого, Фолкнера или Да Винчи. Ну что же. Иванов теперь потянет за всех нас.

… О самой книге. “Харбинские мотыльки” я пытался бросить читать не меньше десяти раз. За всю ту ночь, за которую роман и прочитал. Настоящий, он причиняет боль. Но единственный способ перестать чувствовать боль в реальной жизни - уйти из жизни. Перестать читать “Харбинских мотыльков” было то же самое, что перестать жить. Есть ли критерий выше? Один писатель сказал как-то, что жизнь это такая грустная штука, которую стоит того, чтобы ее прожить. В полном соответствии с этой умной мыслью, “Харбинские мотыльки” - это целая жизнь. Прожитая человеком, прожитая нацией - и трагедия ее показана так достоверно, что даже горечи нет. Против Рока не пойдешь. Но Иванов, кстати, идет, и дает надежду - я не случайно упомянул "Обещание на рассвете", пусть показывая то, что и должен художник - правду. Весь мир в одном малом сём, и трагедию своего народа. И, как следствие, трагедию его культуры и искусства. Которые, увы, длятся до сих пор.

419.96 КБ
Подпись под фото. “Цыганский барон и замначупрзама Союза Писателей Ленинградской области, Виктор Топорарь - своим “писателям: “Бля на хуй уссусь, великий русский роман, да еще и написал Иванов”. Хохот, свист, улюлюкание, трехэтажный мат, на задних рядах уже разливают водку”.

Теперь о технике. Иванов считается “небрежным” писателем - аутистом от литературы, автором в себе, - обращающим внимание лишь на содержание, но не на форму. Это, конечно, тоже не так. Он в “Харбинских мотыльках” демонстрирует блестящую технику. Я следил - уже не как читатель. а как писатель, - за его прыжками с 10 оборотами, и следил с замиранием сердца, не веря, что он приземлится на ноги, но он справлялся с этим каждый раз.

За все время выполнения обязательной программы - в любой книге есть и она - не промахнулся ни разу.

К тому же, это первый “исторический” роман - само собой, не исторический, но действие которого разворачивается в прошлом, - не вызывающий отторжения стилизованностью. Ее просто нет. Книга принимается сразу - ты в Эстонии между 1 и 2 Мировыми войнами, и это не “хруст французской булки” “акунина”.

Итак, и в технике и в содержании, сила этого текста в том, что он - настоящий.

Как маленькая девочка Таня, плакавшая от голода на руках отца в разгромленной чужой усадьбе - я оплакал ее, как родную. Как мрачный мальчик, пьющий в пустой эстонской квартире, в окружении призраков своей семьи. И читатель становится, как он. Все сделано безукоризненно. Личная трагедия на фоне общей, двойник героя, который - двойник автора, и который становится двойником самого тебя. Читателя. Герои встают подле, как жертвы страшных и тайных преступлений. Такие, случается, снятся - снится, что ты убил, спрятал, и думать забыл, а вот, двадцать лет спустя они приходят. Это наше прошлое пришло в романе Иванова. Наша память. Пора платить. И выстраиваются наши призраки, глядя молча, глядя невыносимо. Они Настоящие. “Харбинские мотыльки” воссоздали художественный, но абсолютно существующий мир. Это не великая игра с языком Сорокина, и не бесконечная, - как русская классика, - гениальная рефлексия Галковского, и не безжалостная точность Пелевина. Это и то, и другое, и третье. Пазл сложился, и у нас, в 2013 году, есть великий русский роман.

Чем он еще удивителен? Это - 2013 год, мы живем в 21 веке, - роман реалистический. Тот самый, который мы так долго хоронили, и очень немногие - успешно и на деле, сумев написать роман в новой его форме.

И сделал свой реалистический роман Андрей Иванов так, что каждому из немногих настоящих сейчас русских писателей стоит положить ручку на стол Андрея и поаплодировать.

Что я и делаю.

154.66 КБ
Подпись под фото. “Советские азиаты не могут и дня прожить без оскорблений и попыток поставить кого-то на колени. Человек свободного ума преклоняет только свои и лишь по велению сердца. На мгновения. Тем дороже каждое из них”

Таллинский писатель Андрей Иванов сейчас - солнце русской прозы.

Холодное, потому что светит нам из Эстонии.

Это ничего. Ему доводилось светить из США. Франции и даже как-то из Бессарабии.

Что поделать, если на родине - желтый ядовитый туман.
Tags: русская литература
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments