Владимир Лорченков (blackabbat) wrote,
Владимир Лорченков
blackabbat

Categories:

ВРАГУ НЕ СДАЕТСЯ НАШ ГОРДЫЙ УРУС

Цыганский и литературный барон Российской Федерации, доверенное лицо В. В. Путина в газете "Известия", Виктор Топорарь, устав от затяжной войны мнений и литературной полемики, которых ему не выиграть – и осознавая это – предложил мне почетную капитуляцию. Свою, разумеется. Из приличия и желания сохранить лицо поданную, как мою. Заход недурной. Через семью. Топорарь предлагает мне «прощение и «возврат в литературный процесс России» за то, что у меня - замечательная семья и прекрасные дети. Я цитирую, но не беру в кавычки.

Ведь у меня в самом деле прекрасная семья, и замечательные дети.

… Все это – разумеется - мне предлагается при условии, что я замолчу.

Конечно, предложение это само по себе по-азиатски наивно. Причем даже не суть – к сути мы подойдем чуть позже, а – его форма. Выглядит это так:

«В 1900 году Его Величество Император Поднебесной приказал белым ничтожествам, царю России, королеве Англии, кайзеру Германии, микадо Японии и президенту Франции - прислать в Поднебесную 3 миллиона заложников, вооруженных солдат. Щадя чувства ничтожеств, Его Китайское Величество разрешил им называть своих заложников оккупационной армией по разделу Китая».

Ну, и, конечно, предложение это не обошлось и без блатной распальцовки. Как всегда, с матом и водкой. «Дзы, Володька, ну его к хуям отбиваться от стаи, айда в банду, на ха, пить будем гулять будем бля, в семью эвона денежку понесешь блядь в пизду сукагнидаебанавро….». В смысле – «перестать залупаться» и тогда все «снова будет чики-пуки».

В общем, эклектика. Хоца и красиво, но и чтоб от души. «Леди и пацанчики, для Вас – «Таганка».

Но каким бы предложение не было, оно было, и оно получено. И раз так, мне положено ответить. Что я и делаю. И для начала я скажу самое важное.

Я говорю Вам – нет.

30.18 КБ
Подпись под фото: «Ваше Высокопреосвященство, если я соглашусь перейти к Вам, меня так и не смогут понять Набоковы и Бунины, и так и не смогут принять «прилепины» и «курчатовы».


ХХХ

Теперь о менее важном.

Во-первых, спасибо за комплимент. Я, к счастью, человек русской – читай европейской – культуры. Многие русские дьяволы, - всякие Вертинские, Заикины, Булгаковы, Дельвиги, Лорченковы, Святополки-Мирские и несть им числа, - хлынули в Румынию, конечно, после того, как в их квартирах в Санкт-Петербургах поселились Топорари. И у нас, людей с высшим образованием, принято быть вежливым даже со швалью.

Ну, до того, как она не начнет хамить.

Во-вторых, мы оба понимаем, чего Вам стоило это предложение - пусть даже и в ворчливой тональности. Я это заметил. Ценю, признателен.

Во-третьих, мне бы хотелось в 100-тысячный раз сказать важную вещь, которую я уже с год-два безуспешно пытаюсь донести как до Вас, так и до того сброда, что, к сожалению, Вас окружает.

Наш антагонизм объясняется не личными отношениями.

Вы не в Азии и не дастархан покупаете. А я – не продаю. Ни дастархана, ни русской литературы.

Я просто ее люблю, считаю, что все, что вы делаете, ее дискредитирует и делает хуже. И спрос с Вас за это, - Вы человек не без способностей, - двойной.

И дело тут вовсе не во мне.

Все эти махинации с графоманами Кантором и графоманом и жуликом Левенталем, все это упорное «не замечание» выдающегося таллинского Иванова, все эти шутовские «книжка как книжка, неплохо» про роман если не века, то уж полувека точно, про «Бесконечный тупик» Галковского , то, как вы замолчали Лукошина и как затравили честного, чуть наивного и совершенно не приспособленного к мирной жизни русского офицера и писателя Карасева, и – на контрасте - с похвалой отмечали безвкусную графоманию потомственной «писательницы» «козловой» и все ее династию, прославившуюся только сожжением рукописей Довлатова...

Все это попросту не оставляет Вам права на высказывание, которое у Вас когда-то было.

И неужели вы думаете, что человек, который любит литературу саму по себе, как Цель, а не как средство, - ДЕЙСТВИТЕЛЬНО любит, - простит Вам такое лишь за то, что Вы его (меня) где-то там пару раз похвалили? Помилуйте. НЕТ.

А все, что делаю я – на мой взгляд, литературу возвышает и делает лучше.

Вот и все. Когда аксиомы разнятся, говорить не о чем. Система ценностей разная.

У Евклида пространство прямое, а у Римана - кривое. Они оба правы. Правда, Лорчен... ну, Евклилд - прав прямо, а Рима..., в смысле Топорарь- прав криво.

Наше противоречие - на уровне аксиом.

Оно неразрешимо.

163.13 КБ
Подпись под фото: «Жизнь и пять литров водки несовместимы. Разве только на азиатском деревенском карнавале»

Поэтому ни о каких обидах - ни Вами меня, ни мной Вас, - и речи быть не может. Ничего личного и не было. Мы, в конце концов, друг друга не обижали. А если Вам показалось иначе, мне очень жаль.

Конечно, я мог бы, будь я азиат как Вы теперь, из конформизма да и просто азиатского же и формального увяжения к Вашим сединам, поиграть в молчанку – поподдакивать Вашим все менее смешным шуткам, с деланным безразличием пропустить мимо ушей околополитический бред, который Вы несете в газете «Известия», там улыбнуться, здесь похлопать, поменять, в конце концов, фамилию на... пусть будет Левендон, ну а потом - прогадиться на Вас, когда Ваши дела пойдут туго и станут плохи.

А они уже начинают быть таковыми.

Вы этого еще не замечаете – ну так и положено, разве нет? Вы заметите последним, так уж заведено, - но Вы промахнулись столько раз, что от Вас начинают брезгливо отворачиваться самые разные люди. Дело не в Вашей манере себя вести: чего в ней особенного-то? Дело в том, что вкус отказал. И это понимает всякий, кроме законченных идиотов.

48.57 КБ
Подпись под фото: поэт Караулов, тоже писатель Погодина-Кузьмина и их вторые подбородки читают передовицу в газете «Известия» про то, что Пендосия вот-вот рухнет, не выдержав социалистического соревнования с СССР. 1987 год. Очень своевременная статья, товарищи!

Но Вам, как и всякому человеку, который уже получил свои «мене текел» на стене, застило глаза.

Вам, как и Г. Мореву за полчаса до закрытия «Опенспейса» или Ольшанскому за день до банкротства «Русской жизни», кажется, что Вы – в расцвете.

Такое в жизни случается часто.

Самый показательный пример случился в начале 20 века.

ХХХ

Да-да. Я о старике Прогулкине.

Чем дальше, тем больше вы становитесь похожи на анекдотического – гашековского – Франца-Иосифа. Старика Прогулкина. В момент наиполнейшего разложения Австро-Венгрии.

Тот же пафос, дошедший до маразма, когда речь идет о том, что Вы хвалите – «возлюбленный моему сердцу рядовой Кантор, чья слава не померкнет в веках, потерял голову, оторванную гранатой, но сделал еще три шага, прицелился и сбил вражеский аэроплан, вернулся в часть, приготовил роте кнедлики с супом и только после этого умер с возгласом "да здравствует император!", приказом по полку объявляю его героем».

Та же звериная серьезность, когда речь заходит о ваших «врагах» и «изменниках» - которых у Вас нет, и которых Вы себе выдумываете, потому что никто Вам никаких присяг не давал - «проклятый Володька Лорченков и весь чешский полк, перешедшие вчера на сторону противника без единого выстрела вычеркиваются нами из летописи бригады, Господь да покарает нечестивцев».

То же насмешливое презрение и равнодушие со всех мыслимых и не мыслимых сторон – это когда смеются и не верят уже даже свои.

Ну и, конечно же, куда без верного кадета Биглера-Левендона.

Он уже нарисовал себе в тетрадке в клеточку схемы и написал на обложке - «10 великих русских романов, написанных офицером его Величества, генералом Вадиком Вагина-Левенталь, князем Ленинградским, графом Рымникским».

27.38 КБ
Подпись под фото: «Безбородая женщина Вадим Вагина и то, что должно быть на месте ее бицепсов. Кстати, умение писать, оно как бицепс: или есть, и тогда ничем не скроешь, или нет, и тогда…»

Беда лишь в том, что кадету Левендону все это снится. Ему кажется, что ему нанесена страшная рана в живот во славу старика Прогулкина, а он просто обгадился во сне, и завонял весь эшелон. И над всем этим царит призрак Виктора Топо... старика Прогулкина, которому, - как верно отметил Швейк – не позавидуешь. Он все издает указы, раздает медальки… А командовать-то уже некем. Разве «биглеры» - армия? Нет. А разве император без империи – император? Тоже нет. Такого императора нет. А что есть?

Портрет, засиженный мухами.

Ну в смысле – Вы.


Подпись под фото: «Старого дурака связали, вздернули и куда-то тащат, а ему кажется, что он парит и вообще бог из машины». Кликабельно.

Оно Вам может казаться, что это не так.

Прямо как обманутому мужу из анекдота, который (муж) все узнает последним.

Кто знает, каким он будет, ваш крах. Я говорю, конечно, не о литературном. Тот давно произошел, и настоящие писатели – а они ведь как канарейки в английских шахтах, да? – давно это почувствовали. Выкинут вас, наймут Моревых? А что, отличия-то уже никакого. Негде будет опубликоваться? Вышвырнут с одного из мест, отданных на прокорм, - «старик надоел, все никак не помрет» - и, чтобы не терять лица, вы будете жалко юлить и твердить всем, что мол, «сам, сам передал дела… наследники… вырастил… воспитал… »? Отвернутся, потому что азиаты, у которых все построено на Выгоде, а не на Интересе Ума, от «ненужных» в их понимании – ну то есть, без ресурсов, - всегда отворачиваются?

Мне, кстати, очень жаль это видеть.

Вы человек очень славный.

Тихий, интеллигентный мальчик, который ради выживания во враждебной среде решил, что ему достаточно прогуливать уроки игры на скрипке, чтобы его считали хулиганом. Но такое действует только на мальчиков, которые не прогуливали скрипку.

Я в юности – кстати, хулиганской, – таких жалел и иногда защищал.

И Вас обязательно защищу.

Когда от Вас все-все отвернутся.

Даю слово.

Хотя бы из уважения - настоящего, а не как в Азии принято "за то, что он дал мине биля свой ковер" - к памяти человека, которого уже нет, переводчика выдающегося писателя Нормана Мейлера, В. Топорова. Был ведь и на Вашей улице праздник. Была ночь… и в белом, как у Элвиса, костюме, пусть и без красного, как у прокуратора, подбоя, шел мимо Вас пританцовывая по мексиканской пустыне парень, который не танцует, и бледная Луна покачивалась в своих гаванях… Вы ведь, в отличие от всей той швали, которая вам подпевает, несчастны сейчас вдвойне. Те - слепоглухонемые уроды с рождения. А Вы… Вам довелось разок-другой в жизни прикоснуться к настоящей литературе, и я не верю, что не случается вам в полнолуние выйти на скамейку под домом и простонать в ужасе в дрожащие от гекалитров спиртного руки – «Промотал, промотал, ПРОМОТАЛ».

Ну, или – как Вы любите, с огоньком - ПРОСРАЛ.

Причем сами, все сами.. За… – я не знаю за что. Деньги? Какие там деньги. Статус? Откуда… За морковку, которую Вы вообразили исключительно сам, и повесили ее над своей головой. И все получилось как всегда.

И душу продал, и счастья нет.

29.46 КБ
Подпись под фото: Виктор Леонидович Топорарь сменял дар первородства на ингредиенты для похлебки и идет домой счастливый. СДЕЛКА ВЕКА.

И ничего удивительного в том нет. Так всегда, когда подписываешь контракты с князем мира сего.

А литература – она не от сего. Она - от того. Где Луна и…

Впрочем, не буду, не буду бередить, извините.

Ведь я человек, и знаю, что такое сострадание.

... И, знаете, еще никогда не поздно вернуться.

На этом - а не на мате и грязи - основана вся наша христианская цивилизация.

ПРОЩЕНИЕ.


Подпись под фото: "Действительно ли ему было больно? Может, он это все понарошку? Да не стесняемся, пацики, щупаем - все равно простит"

ХХХ

Так что это это не Вы мне предлагаете прощение, А Я - ВАМ.

И это Я Вам говорю - да ну их, этих советских. Айда к нам, на лунную дорожку - где и прокуратор, и философ, и будет сниться, что ничего плохого не было.

И это Я предлагаю Вам - нет, не сдаться, потому что людей не унижают подобными предложениями, даже когда они в КРАЙНЕ тяжелом положении, а Вы в таком. Я говорю Вам - я не собираюсь принимать Ваших капитуляций, и не нужны они ни мне, ни кому-то еще. Просто спасите самого себя. Вернитесь к настоящей литературе. Сколько там осталось? Даже один день, проведенный с ней, наполнит Вашу жизнь утраченными смыслом и счастьем. Вы же должны помнить это блаженное чувство могущества- время, когда ты творишь ради того, чтобы творить, мыслишь ради мысли - и мощи, равной которой нет. И которую не заменят ни коньячок, ни посиделки в прокуренных и проперженных "сайгонах", ни взаимная мастурбация с "товарищами" в газетных колонках на окололитературные темы.

Я говорю Вам, что не держу на Вас зла, хоть ничего Вам и не сделал, а Вы ведете себя, как цыганка-карманница, которую поймали за руку - поливая все, вся и всех вокруг, включая меня, чернейшим матом и грязнейшими оскорблениями. Я понимаю - Вы не со зла, такова уж ваша традиция, отвлекающий маневр, чтобы в автобусе не растерзали.

Я Вас за это - прощаю.

И, беру в очередной раз на себя наглость сказать от имени всей литературы, что гарантирую не только достойное обращение, шинель и горячее питание. Гарантирую, что Ваше место в строю - который Вы когда-то покинули, - свободно. Можно, можно еще получить прощение, вернуться в строй, Виктор Леонидович, встать, и рубить и колоть. Умереть на бегу. Счастливым божеством. Сверкающим на солнце доспехами гоплитом. А не унылым, забившимся в угол серым анекдотом из "Третьего солдатского ранца, заполненного полевым юмором капитаном седьмого полка Виктором Топорыжежком".

Спартанцем, а не вошью, забившейся в складки передушенной и промасленной азиатской парчи, вошью, что променяла прямую спину и свободу - высказывания в том числе - на мешочек "дариков" и портсихары серебряные (три штуки), куртки кожаные (десять штук) и махнитофон японский (две штуки).

Никогда не поздно.

Помните об этом.

Но пока – пока Вам, бедняге, кажется, что Вы на своем иллюзорном коне, – я Вам руки не протяну.

Ведь в таком случае я был бы не я.

А я, как Вы не раз, - как я теперь понимаю, завистливо, - отмечали, весьма себя ценю, блюду, люблю и выделяю. Думаю, есть за что.

Потому что я – это я.

Владимир Владимирович Лорченков.

6 августа, Кишинев, Молдавия. Подпись.


Подпись под фото: «Слева направо: бицепс, самовлюбленец писатель Лорченков, который с аттической улыбкой смотрит на кучи советского литературного мусора, и снова бицепс». Кликабельно.
Tags: Лорченков, литература
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments