Владимир Лорченков (blackabbat) wrote,
Владимир Лорченков
blackabbat

Categories:

Возвращение в Афродисиас (анонс романа)

Он обернулся, и я вдруг понял, что вешу примерно в два раза меньше этого неуклюжего гиганта с застенчивой русской улыбочкой, которая не обещает ничего, кроме неприятностей. Да! Русский это всегда неприятности, британец – имперский шовинист, а китаец непременно отольет на стену собора Богоматери в Париже. Таковы реалии. Почему, собственно, сегодняшний день должен стать исключением? Мой друг, запинаясь, объяснил, что должен меня здесь убить. Что?! Но почему, за что, как. Тут Евгений запыхтел, покраснел, стал потеть, мучиться. Пришлось прийти ему на помощь, вытаскивать из него признания. Он влюбился! Он полюбил Анну. Простой тип... простой русской девушки. Она напоминает ему певицу Пелагею! Тут я понял, кого же мне напомнила Анна. Певицу Пелагею! То же лицемерие, та же двойственность, та же обманка. Тот же бюст! Смертельно притягательная. Но почему, собственно, меня нужно убивать из-за девушки, похожей на певицу Пелагею, спросил я, стараясь не дать прижать себя спиной к воде. Он, Евгений, уверен, что я плохо с ней обойдусь. Или хорошо, но тогда шанса не будет у него, Евгения. В конце концов, зачем мне Анна? А он хочет на ней жениться! Желает, чтобы это путешествие стало для них свадебным. А я, как не очень порядочный человек, сделал ее своей любовницей – все уже знают! – и получилось некрасиво, как в пьесе купца Островского. Евгений же вознесет ее на пьедестал. Он влюбился в Анну. По-настоящему. За пару минут. Все произошло как в книге его любимого писателя, про Мастера и его Маргариту. А я… Я должен уйти. Но зачем, черт побери, меня убивать? Я и так уйду! Нет, у него нет оснований мне доверять. Я не выгляжу бесхитростным. Весь я какой-то… смуглый, скользкий. Если честно, ему кажется, что я умничаю и презираю их всех. А они ведь простые русские люди. Без какого-то там дна. Не очень я похож на простого русского парня с русой челкой, на парня с открытым взглядом, с простой улыбкой. Парня, простого, как поле ржи. Честно говоря, он уверен, что я говно. Натуральнейшее причем! И только за это он меня сейчас убьет, утопит, и ничего ему за это не будет, все решат, что я поскользнулся и утонул. Может, я облегчу ему задачу и сам утоплюсь? Он бы не хотел марать об меня руки! Ему кажется, что я обязательно поступлю гадко: сниму свой секс с Анной на мобильный телефон, и выложу в интернет, например. Наверняка, я оскорбил ее мать. Вообще, я скот, это видно. Все мной недовольны, я их бешу. Анна же… Она святая. Девственница. Доверчива, как овечка. Позволяет лапать себя жирными, грязными руками. Все считают, что я пользуюсь Анной, что я недостоин этой девушки. Это все не так, пытаюсь я зайти с другого бока. Анна – сучка, которая жаждет всех перессорить. В постель она ко мне прыгнула сама. Фактически соблазнила. Это у нее только вид такой, бесхитростный. Да и мать ее – вовсе не мать. Грязные лесбиянки! Он пришел в бешенство, начал рычать, сказал, что я умру не просто так, а в мучениях. Ладно. Я нарвал на лугу по соседству мирта, и дал клятву, держа пучок листьев, что и я был бесхитростным, простым парнем. Просто семейная жизнь меня изменила. Как работа на рудниках. Из-за нее я стал человеком с двойным дном. Но я исправлюсь. Я отказываюсь от притязаний на Анну. Верит ли он мне? Нет? Тогда рассмотрим другой вариант... Я торговался, как еврей в гетто, в попытке откупиться от посылки в концлагерь. Золотой зуб? Пожалуйста! Портрет матери кисти Моне? Я дарю его вам! Желаете почку? Увы, все зря. Мой убийца был беспощаден, как эссовец. Нет, его ничего не убеждало. Замечу, что во время беседы мы топтались в траве, как два неудачливых борца греко-римского стиля. Он пытался меня схватить, я ускользал. Он не пропускал меня к тропе, которая вела из этого мешка, одуряюще пахнувшего лимонами, зеленеющими на ветвях. Я слышал голоса вдали, крики вновь прибывших, плеск волн, и остро ощутил, как мне не хватает Средиземноморья. Необходимость выжить. Предложил полную капитуляцию. Сказал, что лично раскину ноги Анны, приподниму ей зад, причешу ей там все пятерней, чтобы она стала мокрая. Буду шафером на свадьбе. Сам заведу его богатыря в ее пещеру – он не уловил иронии, я заметил в его ухмылке лишь самодовольство, - и лично подержу свечу. Подарю свою квартиру. Уеду прямо сейчас. Полностью отрекся от нашей любви, в общем. Но Евгения моя уступчивость лишь укрепила в справедливости приговора. Если я так легко отказываюсь от Ани, значит, я тем более ее недостоин, и меня тем более нужно укокошить. Пат. Я был плох тем, что спал с Анной, и становился еще хуже, отказавшись спать с ней. Я уже и не знал, что сделать. Знаю ли я, что значит любить, по-настоящему, по-русски, когда ты готов за девчонку на что угодно, сказал он мне, все же поймав мою левую кисть. Подтаскивал к себе. Я заверещал, как бурундук, пойманный медведем.
------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

"Возвращение в Афродисиас", новый роман В. Лорченкова. 1 августа 2014 года. Здесь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments