Владимир Лорченков (blackabbat) wrote,
Владимир Лорченков
blackabbat

Category:

С (суп) М (минестроне)

"Они бы даже взяли меня в Америку, если бы я стал почти хорошим мальчиком. Но я хуево себя вел, не любил фаршированную рыбу и ебать хотел всех их, весь этот мир блядский. Я мразь, я алкоголик, и я ебать хотел их всех"

(с) В. Лорченков






поговорим об итальянской кухне
да, я намекаю на то, что сейчас вы, хозяюшка, сготовите своему мужу
хозяину
крепко стоящему на своих двоих,
я подразумеваю ноги, а вы о чем? –
роскошный суп по итальянскому рецепту
известный в широких кругах как замечательный
неповторимый, дамы и господа, встаем и приветствуем, -
суп «Минестроне»
маэстро, гряньте туш
на худой конец, сбацайте что-то веселое
легкое
например, сборную соляночку из «Битлов»
но о солянке позже
а сейчас Суп «Минестроне»
сборное итальянское войско
генуэзцев Батыя

завербуйте в свои ряды 100 человек жирной ветчины, 100 человек
постной ветчины 100 человек репчатого лука 100 человек
моркови
а как же без нее, без ста человек моркови
фланги не обойдешь
это я вам как Александр Македонский от кулинарии
говорю, а не как частное лицо
150 человек белокочанной капусты, - они
подготовлены хуже, поэтому будут брать числом
150 человек картофеля, полтора литра кипящего бульона
250 человек помидоров, главное, убедитесь, что в душе они красные
50 человек гороха, 125 человек фасоли, - этих
поставьте в одну шеренгу, они будут вариться друг за друга
крепче, чем бились любовники-гомосексуалисты из афинских гоплитов
50 человек риса, он стойкий, и фаталист, поэтому можно сразу
бросить его на копья вашего голода
15 человек чеснока, 100 человек сыра, 10 человек базилика,
ну и конечно, мелочь в виде пращников соли, лаврового листа и перца
молотого перемолотого
грохнутого молотом
в предыдущих сражениях у плиты

а после того, как вы их собрали, начинайте славную рубку:

натрите на терке половину полагающейся по рецепту жирной ветчины; - другую половину отдайте бедной вдове, торгующей собой, чтобы прокормить голубоглазого мальчика
оставшуюся постную ветчину вам следует нарезать кубиками, -
помните про кубики огурцов, так вот тут все то же самое, -
и все вместе поджарить до бледно-желтого цвета с тонко нарезанным луком
помните, все должно быть бледным
в этом году среди обжаренных овощей очень моден
слегка бледный цвет лица и взгляд равнодушного ко всему человека
а вам надо еще овощи мелко нарезать, добавить базилик и лавровый лист и обжарить снова и снова
в результате многократной жарки
они перегонятся, как зерно в спирт
и из овощей вы получите камень Бессмертия
да-да, тот самый, который искали алхимики
но они были дураки, дети Возрождения
а я же – из Средневековья

получив философский камень Бессмертия
подарите его свекрови, путь думает что с ним дальше делать и
ветчину смешайте с овощами, залейте посоленным бульоном,
положите очищенные помидоры, горох, фасоль, рис
пусть они в это время кричат:
- кто хочет комиссарского тела, подходи, басмачи!

и варите на слабом огне года три, а за это время вы
наверняка успеете ставшуюся ветчину растереть с чесноком, ввести
в суп в конце варки и отдельно
года через четыре, чтобы наверняка успеть
подать сыр тертый
как калач

поедая все эти роскошные блюда, помните, что в наше смутное время
в эпоху революций и войн
в смутное время полураспада
драгоценных камней
тоска моя неизбывна, никто из вас ни развеселить
ни полюбить меня не сумеет так, как я того
стою
помню, моя знакомая фея принесла домой алмаз
и зарыла в горшке, под бегонией, камень
сказала она, распадется.
я посмеялся, но совершенно напрасно:
камень и правда распался,
земля моих домашних цветов тем и замечательна
что превращает алмазы в уголь
в это смутное время полураспада
драгоценных камней
я заворожен этим необычным процессом
он еще увлекательнее
чем разлагать прозу в стихи, чем
я и занимаюсь сейчас
да, проза в стихах, вот как я назову все это
за то время, что рубин в горшке с денежным деревом
превратится в то, с чего начал
каплю красной от крови смолы

разлагать прозу в стихи, или наращивать стихи в прозу
чем бы я ни был занят, не беспокой
даже не пробуй побыть со мной рядом, настолько
я увлечен пустыми занятиями
навроде перекладывания сомнений из корзины с черными камнями
в корзину с белыми
тебе понравилось это простецкое «навроде»?
мне - да
оно мне напоминает Навуходоносора
а еще Ашшурбанипала, Гамилькара, хоть последний был и из
другой оперы, но неважно, меня интересуют не оперы, а созвучия имен
ассоциативные ряды
выстроившиеся на холмах моего тесного умишки
обложившие его фалангами
можно сказать, мои мысли собрались у меня в голове
в почетное каре
в котором меня, - дезертира и труса, -
намереваются повесить
под грохот барабанов

на что я очень рассчитываю, так это на милосердие веревки
на жестокость которой уповает палач
разные ожидания от одного объекта:
что поделать, мир противоречив
но я все-таки больше, чем палач, уверен
в веревке, мне кажется, что она дрогнет, расплачется
и рассыплется в прах и пух
по закону, повешенным за одно и то же нельзя быть дважды, и
я уйду от солдат, одетых в форму Австро-венгерской армии
насвистывая песенку Фанфана-тюльпана
а эти скажут – ну, этому повезло, а мы продолжим
и по приговору военно-полевого суда
повесят кого-то другого

я не хочу об этом говорить, но раз уж спросили –
я дезертировал от самого себя
за что меня и собирались повесить собственные мысли

это у них называется «предать петле», а сжечь – предать огню
соответственно, утопить – предать воде
и тэпе и тэдэ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments