Владимир Лорченков (blackabbat) wrote,
Владимир Лорченков
blackabbat

ПРИНЦ РЯЗАНСКИЙ-2

Начало

Есенина и его смерть пытались объяснить многие. Одними из первых это сделали Луначарский и Троцкий. Но, как я уже говорил, будучи непонятым — и чаще всего прямо оболганным — Есенин сразу же стал жертвой недоразумений.

… понял Луначарский, который был хоть и предатель, но предатель из того, прошлого мира. И поняв, страшно возненавидел. «Виртуозность слов и порою всякие довольно безвкусные имажинистские выверты и дерзновения», вот что важно притаившемуся Есенину! а надо — корову, и кучу теплого навоза...

Троцкий же объяснил смерть городского русского поэта-постмодерниста «сломом деревенского уклада жизни». Это написал человек, который провел юность на хуторе с населением в 130 душ. Представьте, если бы кто-то написал в некрологе на смерть Троцкого, что Лейбу Давидовича «задушили в детстве каменные джунгли Яновки». При этом из речи Троцкого выясилось, что Есенин, оказывается, воспевал деревенский уклад. Вот так. Трактор в поле дыр дыр дыр, а Есенлин — кир бул щир. Проще говоря, сдохла ваша Россия, твари, и Есенин сдох из-за огорчения, так сдохните теперь и все вы.

Подход, кстати, сохранился. Со дня гибели РИ прошло 100 лет, а все эти Есенины да Розановы заслуживают самого пристального внимания и, как говорят советские люди, Проработки. Так, редактор журнала «Знамя» бюрократ Чупринин недавно выступил с заявлением, что «большим поэтом Есенин не был». А большой человек Дмитрий Быков сообщил в своей лекции, что «Розанов не был свободен и поэтому студентам его не рекомендую». Между тем, Розанов, чье тело умирало от голода и холода в страшные 20-ее годы, до самого момента своей страшной гибели жил в мире идей и творчества. То есть, сохранил, несмотря ни на что, стопроцентную свободу в чистейшем ее виде. Ибо что есть свобода как не свобода мыслить? Способен ли на такое Быков, публиковавший в благополучные, по утверждению таких как он, 90-е годы, порнорассказы - «жить-то надо!» - и неспособный, судя по его внешнему виду, выйти из рабства у собственного желудка? Вопрос риторический.

Я настоятельно рекомендую студентам Дмитрия Львовича Быкова читать не лекции Дмитрия Львовича Быкова, а его меню, и смотреть не то, как он говорит, а как он Кушает и Переваривает.

Именно в такие моменты Быков — настоящий.

ХХХ

Как я уже говорил, факты жизни Есенина широко известны. Вкратце они таковы:

Работа в типографии Сытина (корректор).

Историко-философское отделение Московского университета (того, настоящего, а не советско-рф-ского «мгу» с его докторами наук за барашка из Дагестана и 986-м местом в мировом рейтинге вузов)

Поэт, постмодернист («господа, новый Рембо явился»)

Это биография какого-нибудь — прости господи — англоязычного университетского очкарика, который пишет в свободное от преподавания время, и получает за это литературные премии, которые получает, покидая на пару дней кафедру.

Но чупринины все квакают - новокрестьянский лирик, новокре-кра-ква-кваква!! - и квакают.

По этой же логике Людовик XIV, обожавший танцевать в балетах-пасторалях — новокрестьянский балерун.

ХХХ

Единственная стратегия выживания образованного русского после катастрофы 1917 года — а на таких шла охота - притвориться. Играть роль. В каком-то смысле все русские стали в один момент Гамлетами. Кто не нашел в себе сил, погиб, как прямой солдат Гумилев. Гениальность Есенина в том, что он заиграл задолго «до», потому что грозовые разряды гремели и до 1917 года. Начиналось ведь все намного раньше.
Умный Есенин притворился, начав стилизовать свои стихи под «народные», напялив косоворотку и сапоги. Он пришел с этим к Гиппиус, отчего дурная поблядушка-февралистка пришла в полный восторг. Вдобавок, пришел к дурной бабе Гиппиус поэт Есенин с гомосексуалистом Клюевым. Это вообще вызвало овации и не кончающиейся и по сей день рассуждения гомосексуалистов о гомосексуальности четырежды женатого и сто двадцать раз венчаного с разными бабами по обряду друидов — прыгнули через куст да айда в кусты — Есенина.

А теперь представьте себе на минутку, что к Гиппиус приходит Есенин в костюме, или — о ужас! - в военной форме. С орденами. Под руку с Айседорой Дункан. А? Русский поэт, цивилизованный горожанин, с ухоженной американкой (ничего, и американку научим вилкой и ножом есть)... Каковы были бы в таком случае шансы у Сергея Александровича стать завсегдатаем русских литературных салонов?

… забавная история из личного опыта. Свой первый — ладно, второй, но первый удавшийся — роман я написал конце 90-хх начале 2000-хх. Это роман о власти, и о стремлении к ней, о предательстве и об одиночестве. Ничего особенного, вполне приличный для начинающего литература текст, похожий на «Всю королевскую рать» Уоррена. Жил я тогда еще в Молдавии, поэтому — что понятно — в романе встречаются детали повседневной жизни этого псевдо-государства. Называется роман «Хора на выбывание», хора это такой молдавский наицональный танец, а назвал я роман так потому что... да, совершенно правильно. Потому что я очень рано все понял и всегда с интересом изучал историю русской литературы и просто России. Со своей тальянкой и щедро смазанными... эээ пусть будет керосином! Им же что-то да мажут? сапогами... я и получил премию «Дебют». Получил бы я ее, называйся роман «Вся королевская рать» и происходи события, в нем описанные — а они происходят на планете Земля уже пару десятков тысяч лет — где-то в Нижнем Новгороде или Москве? Большой вопрос. Особенно с учетом того, что один из коллег-организаторов, крепко выпив, буквально со слезами на глазах (я не преувеличиваю) требовал признать, что у меня «в роду были цыгане». Я бы, кстати, с удовольствием — по нынешним временам цыгане в роду это большой бонус, да и ничего против цыган я не имею, милейший и поэтичный народ (одна поэтесса Горал Линорик чего стоит) — но мне просто нечем было порадовать собеседника, отчего он переключился с меня на водку. И, да. Никакой «хоры на выбывание» не существует. Этот «молдавский традиционный народный танец» я - русский горожанин из города Кишинева, построенного в 1806-1850 гг годах администрацией РИ на месте молдавской деревеньки - просто выдумал.

Калинка малинка калинка моя.

Эх blead!

ХХХ

Свою «Хору на выбывание» написал и Есенин. Это «Яр» и у «Белой воды» в которых Сергей Александрович пытался изобразить деревню привлекательно. Попытка оказалась провальной. Каждый, кто видел деревню, знает, как она отвратительна. От этого хочется уйти подальше. Поэтому «народного» в Есенине столько же, сколько в «Вадиме» Лермонтова. Все это не больше, чем СТИЛИЗАЦИЯ — как и «Персидские мотивы» и «из Шиллера» Михаила Юрьевича. Фольклор выдумывается и делают это горожане.

В то же время, даже неудача талантливого человека чем-то поучительна и это тот самый случай, когда мы не отличаем победы от поражения. Проза Есенина — долгое повествование ни о чем, о славянском мужичках, которые вышли из своей деревни и куда-то пошли, даа весь мир обошли. Великолепная метафора пути славянства, о котором я говорил в самом начале этого эссе. Никчемное шатание поди туда не знаю куда оборачивается триумфальным маршем по трети суши. Да, я помню советскую болтовню про «одну шестую». Но давайте не забывать о Финляндии, Польше, Аляске и Калифорнии.

ХХХ

Всякому Моцарту положен Сальери. Общеизвестно, что для Есенина им стал Мариенгоф. Достаточно умный, чтобы не пытаться представить Есенина плохим поэтом, Мариенгоф все же понять Есенина не мог. И дело тут не в «национальности» - Мариенгоф такой же немец и чех, как я румын — а в том, что она у Мариенгофа не появилась. Грубо говоря, семья Мариенгофа разнемечиться и разчехиться успела, а обрусеть — нет. Потому «Циники» например пронизаны такой ненавистью к несчастным аборигенам, что оторопь берет. Все плохо, все ужасно, все говно. Началось все с татаро-монголов и царей, закончилось тем, что говно в буквлаьном смысле в бабе главного героя застряло — пришлось ставить клизму.

Одним словом, народ рабов и грязи!

… пару слов про грязь. Недавно в интернет выкладывали фото нескольких тонн грязи — не знаю, может и говна добавили - которую специально привезли к Казанскому университету, где этой грязи отродясь не было, для съемок «исторического» кино по роману Гузель Яхина (не спрашивайте меня, что там имя, а что фамилия). Это такая писательница, которая использует пиджин-рашен поэтки Горалик, но только для прозы о русских-сталинистах. В текстах Гузель, помимо русских надзирателей и добрых дедушек-мулл, фигурируют щепотки сала (т.е. человек не понимает значения слова «щепотка» и/или никогда не видел сала). Что называется, сәлам телсез Россия! В смысле, привет, немытая Россиия на языке Яхиной, которым она, наверняка, владеет примерно так же, как и русским. На уровне А2...

Написано, кстати, очень талантливо (я о Мариенгофе, а не Яхиной). Неудивительно. Народ раба Пушкина, раба Достоевского и раба Толстого подарил Толе Мариенгофу уникальный язык и культурные коды. Зачастую, они намного сильнее несчастного Толи, который так долго заговаривал обычную, в общем русскую жизнь — что такое Россия?.. да ничего, обычная Восточная Европа, сад, чай, пряники, служба, театр, а все русские «драмы» это буря в стакане воды (читайте Чехова) - что она взяла, да и нагрянула к вечному гимназисту Толе в гости. И заболтался в петле сын. И когда Россия и ее язык входят, как дух святой, в Толю, тогда уже не Мариенгоф вещает, а вещают Мариегофом (аккуратНО, аккуратнЫМ, помните?).

Так, озлобленный Мариенгоф, сам того не замечая, открыто пишет — в пылу русофобии не заметили, когда публиковали и пропустили в печать правду — что «главной силой контреволюционной реакции в советской России были студенты институтов». Вызывая страшное негодование Мариенгофа, студенты эти первыми записывались в отряды Белого движения. Таких студентов с их высшим образованием и сратым Богом прогрессивные гимназисты типа Толи страшно ненавидели.

Что называется, Родион Григорьеви... Анатолий Борисович дал на себя показания.

… Тут я бы хотел вспомнить недавно ушедшего финского писателя Паасилину. Все его книги это, на уровне сюжета, это «чернуха» о Финляндии. Перечислю первое, что вспомнилось. Сто финнов решили совершить коллективное самоубийство. Финские бабы слабы на передок, а мужики алкаши, поэтому, чтобы не позорить дом, в Европе они, когда куролесят, представляются «шведами». Финский приемный сын терроризирует бабку-вдову полковника и та решает отравить блатаря и его приятелей. Финн украл сто кило золота и решил переждать розыски в лесу, там кого-то повесил. Бог Грома послал сына в Финляндию, и тот поджаривает людей молниями. Паассилина пишет об алкоголизме финнов, их дурном характере и депрессиях. Но романы Паассилины — парадоксально - тексты трогательные, и преисполненные любви к нелепому малому народу, который не дал миру ничего, кроме лыж, самогоноварения и угнетения еще меньшего, крошечного совсем, народа, лопарей.

Текст Мариенгофа преисполнен ненависти к красивому великому народу, который дал миру литературу, искусство, Вену на берегах Невы, и Иерусалим на берегах Москва-реки.

В чем же причина такой разницы?

В глазах Паасилины было немножечко любви.

Глаза Мариенгофа застила ненависть.

Озлобленный Толя Мариенгоф всю жизнь ненавидел и ненавидел сильно. Сначала — по почину папаши — Бога, потом руских, наконец, убив и изгадив все вокруг, возненавидел самого себя (и это прямо читается по его последним воспоминаниям). Это при том, что Бог дал человеку талант, внешность, любимую жену, сына, великого друга и родиться в великой стране.

ХХХ

Судьба Есенина в русском государстве была бы очень проста и ясна. Это супер-стар, «звезда» типа Гагарина, любимец миллионов. Улыбка, внешность, талант. В Государственной Думе, конечно, заседать бы не позволили, а миллионером бы стал. Женился бы на «звезде». Да он и женился на «звезде». Заседал бы в Академии, получил бы, под аплодисменты, камзол, шитый золотом...

… Собственно, на это и претендуют Чупринины и Быковы. Беда их лишь в том, что они на русской культуре паразитируют, а судьба паразита ничуть не веселее участи его жертвы. Когда не выдерживает организм-носитель, издыхает от голода и сам паразит. Оттянутые на коленях штаны, шорты с резиновыми сапогами, пятна пота подмышками, пластилиновые стихи и статус монгольской культуры. Вот, примерно, к чему пришли паразиты из культурной среды РФ...

В связи с этим интересно, почему Есенин не остался в США. Не поняли? Помилуйте, а кого поняли? Причина в том, что сам Есенин не понял. Понял, что произошло — и понял единственный — Набоков. Поэтому он бросил кость-«Лолиту» - отвяжитесь, сволочи! - и закрылся в швейцарском отеле, писать стихи.

… Конечно, для того, чтобы понять врага, нужно побывать в его логове. Мне совершенно понятна практика Петра Алексеевича, отсылавшего молодежь в Европу на пару лет пожить и поучиться. Причем во всех смыслах. Недавно мне неплохой и неглупый, насколько я могу судить, человек из России пытался объяснить, что Америка на краю гибели, так как в квартирах у них стиральные машинки не стоят (он не знал, что стиральные машины здесь принято ставить в подвале, в прачечной). Где-то он в сериале видел или в книжке читтал. С одной стороны, смешно. С другой... Вот так, русский человек из-за незнания мелкой детали и узкого кругозора может сделать ошибочные выводы о слабости варага и нажать на кнопку «Пуск». Хотя, впрочем, и в обучении есть подводные камни. Ведь русский человек иногда восприимчив больше, чем надо. Начав играть европейца, он не может остановиться и иногда переигрывает. Вот, например, есть такой юзер в «живом журнале», Богемик. Он играет русского европейца, и делает это замечательно. Намного лучше, я бы сказал, чем в среднем по больнице. Но это в любом случае предпочтительнее какого-то Насобина, который живет во Франции 20-й год, купил на «блошином» рынке фотокопию за 60 евро и пытается всучить ее крупнейшим музеям мира как оригинал Микельанджело. Или Караваджо? Что-то в этом роде. Надо обладать поистине русской наглостью, чтобы приехать в страну, где создана комедия о Тартюфе, чтобы изобразить Тартюфа... Иногда — а что делать, проклятая русская восприимчивость — заносит и самого Богемика. Тогда этот человек, - аноним, что само по себе уже несколько дискредитирует его игру (ария «Мистера Икс» от актера, играющего графа это одно, а ария «Мистера Икс» от актера, претендующего на графский титул это другое) - может искренне ляпнуть про «бремя белого чешского человека в Афганистане».

Гм, гм.

… Устал я греться
У чужого огня,
Живу без ласки,
Боль свою затая,
Всегда быть в маске -
Судьба моя.

Сергей Александрович Есенин не претендовал на аристократический статус и не стеснялся крестьянского происхождения. Он был горожанином в первом поколении, чего до 1917 года русскому, чтобы стать европейцем, вполне хватало.

Даже и в Токайском не нужно было разбираться.

ХХХ

Русская литература это ДНК.

В ней есть все, весь этот мир от начала до конца времен.

Хотите понять будущее, взгляните на прошлое.

Смерть Есенина превосходно описал Лев Толстой.

Это сцена умирания князя Болконского и прощания его с сыном. Князь чувствует, как все от него отдаляется. Он словно бы тонет, и слой воды между ним и миром становится все толще. Болконский теряет интерес ко всему, и прощается с сыном как бы издалека. Лица все дальше, голоса все тише... Это при том, что Болконский после ранения пошел, вроде бы, на поправку. Но все дело в том, что сначала приходит Смерть. А уже потом ты выбираешь причину не вернуться. Есенин выбрал алкоголь. Технически он поэта и убил. Но даже и на краю гибели Есенин остается поэтом постмодерна. Он пишет «До свидания, друг мой», уже написанный до него — и в этом он идет по следу трубадуров с их вариациями на заданную тему — и пишет его кровью, как и полагается в хорошем рыцарском романе.

… Во французском языке есть время Conditionel Passé. Это прошедшее условное, которое показывает нам возможные варианты несостоявшегося будущего. Абы кабы да кабы, выросли б во рту грибы. У французов для этого времени есть четкие правила употребления глаголов. Чтобы выразить предоложение о прошлом, вы просто обязаны использовать прошедшее время с условным настоящим в обязательной связке с причастием прошедшего времени. Когда я говорю своим знакомым французам, что русские могут выразить Conditionel Passé каким угодно временем — будущим, например, или настоящим, или условным в будущем, - они только головами качают. Перейду к примерам.

Si la Russie avait continué son parcours Yesenin aurait vecu longue vie d'académicien et la légende vive de la poésie russe.

Перевести это можно примерно так. «Если бы Россия продолжала свой путь, Есенин прожил бы долгую жизнь академика и живой легенды русской поэзии».

По-руcски мы можем сказать и так:

- Продолжи Россия свой путь, быть Есенину живой легендой и академиком.

«Продолжи» и «быть». Императив и инфинитив. Я говорю о прошлом, но говорю языком настоящего.

Продолжи, Россия.

Сергею Александровичу — быть.

ХХХ

… Вся жизнь и творчество Есенина перед нами, как на ладони. Простой русский человек распахнул рубашку и дал миру потрогать место, где бьется сердце. Стучало оно ровно и честно. Есенин — талантливый русский человек, которому уготована была в Российской Империи та же карьера, что и для Булгакова, Зощенко и тысяч других, убитых на взлете. Место в интеллигенции, дворянстве, культурной и литературной элите, в Академиях, журналах, вузах. Увы, этому поколению не хватило буквально нескольких лет. Олимп, на который они не карабкались, но шли — весело, смеясь, и сотворяя шедевры — оказался выженным пепелищем. Квартира без отопления, труп лошади на заснеженной улице, травля в советской прессе и своры «Бухариных», которые, приняв ключи по описи от Гиппиусих, и не будучи ни поэтами, ни русскими, решали, что есть русская поэзия, а что нет. Есенин, как человек умный, понимал, к чему это приведет. Conditionel Passé в стране Советов был таков — si le Russe avait pu survivre son âme aurait dû mourir (если русский мог бы выжить, его душа должна была бы умереть — фр.).

Какой же смысл был Сергею Александровичу умирать в палате под стоны и хрип безнадежных больных? Не лучше ли было устроить пир, и, приняв яд, переселиться под звуки струн, окруженным хмельными красавицами и лихими друзьями.

… До свидания, друг мой, до свидания
Mon ami, tu dans моей груди
Planifié notre расставанье
Nous Promet rencontre впереди
До свиданья, друг мой, sans ta main sans слова
Regrette pas et pas печаль бровей
Dans cette vie умирать не ново
Но и vivre, biensur, не новей

КОНЕЦ

PS. Если Вы прочитали эссе полностью, оно Вам понравилось и у Вас есть возможность оплатить текст, то Вы можете сделать это системой Paypal, переведя 4 доллара США на vlorch@gmail.com
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 53 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →