Владимир Лорченков (blackabbat) wrote,
Владимир Лорченков
blackabbat

Categories:

Мыкола Франкенштейн (II)

Начало

Что оригинального — даже так, что украинского - в произведениях Гоголя на украискую тематику? Ничего. Там нет личностей, характеров. Есть только характерные персонажи. «Злая теща», «Отец-простак», «Ловкач-юноша». «Глупый староста». «Хитрый чорт». Это тексты, которые высосаны из пальца — как рассказы о ковбоях — и не имеют никакого отношения к реальным людям. Сюжеты Гоголя - утопленница, романтическая любовь, простаки на ярмарке — это калька со средневековой литературы и с романтизма, который эту литературу миру вернул, причем иногда не совсем честно (припоминаете историю про «Хартию Никиты?:). Романтическое даже по форме, произведение Гоголя изобилует приемами и деталями европейцев. Злая мачеха доводит падчерицу до смерти, и дух несчастной девочки мстит злыдне (Гримм). Жених продает душу Дьяволу и тот возвращается за долгом (Гете). Возлюбленным мешает пожениться некая могущественная сила (отец), но благодаря удачному вмешательству третьей силы сердца воссоединяются («Фигаро»). Иногда Гоголь забывает о всякой маскировке и пишет просто таки как Андерсон, который тоже забывал о приличиях и писал как его предшественники-романтисты. Так, в новелле «Ганна» героиня разражается андерсоновским буквально монологом про то, что звездочки это души — ну или души это звездочки:-) - и как ангелы, сияя, поют и начищают их бархатными тряпочками к Рождеству (это она вышла в сад потискаться с парубком).

В общем, никакой Украины в книге Гоголя нет.

С таким же успехом Николай Васильевич мог написать «Вечера на хуторе близ Дебрецена», или «Вечера на мызе возле Тарту». Люди, в конце концов, везде одинаковы.

… Я, кстати, обещал сказать, в чем отличие творца эпоса мифа о ковбоях О Генри от творца мифа об Украине Гоголя. Оно есть и оно, как я говорил, велико. В чем же состоит разница?

О Генри любит обитателей своего выдуманного мира.

Гоголь своих Големов ненавидит.

ХХХ

Цикл «Вечеров на хуторе» - беспрерывное повествование об оглушительных провалах в социальном взаимодействии. Герои Гоголя это дикообразы, для которых единственный способ общения - нанести раны друг другу. Чем тяжелее рана и чем больше и дольше она кровит, тем лучше. В смысле, швыдчее да гарнехлипчее:-)
Несколько примеров, лучшим из которых станет самое начало. В конце концов, правы те, кто доверяют первому впечатлению. Ведь и любовь/нелюбовь возникает возникает сразу же. Причем я хочу особо подчеркнуть, что говоря даже о предисловии мы говорим о ПЕРСОНАЖЕ Гоголя, но не самом Гоголе (думать так — распространенная, но ошибка). Это не Гоголь пишет предисловие, а его персонаж, пасечник Рудый. Этот человек хочет издать свои истории в Санкт-Петербурге — далеком, холодном, чужом, - и начинает свой заход примерно так:

Слышь, москаль, сука, ты чо, тварь, на ха, урыть тебя в сраку, тварь финно-угорская.

В тексте же, если мы видим пьяного крестьянина, то он «пьян как москаль», если человека проклинают, то «гореть как москалю в аду». Особенно этими «маркетинговыми ходами» наполнено второе предисловие, где рассказчик возмущается тем, как неверно поняли его в Москве и Санкт-Петербурге. И после этого первого круга ада мы ступаем во второй, - собственно, само произведение, - знакомясь с героями главного героя (рассказчика). Тут нас ждет аттракцион недопониманий. Давайте глянем.

«Сорочинская ярмарка». На ярмарку едет крестьянин с женой и дочкой. У дороги стоят парни, один влюбляется в девушку и решает на ней жениться. Сразу же — не медля ни минуты — он сообщает о своих намерен... шучу-шучу. Парень кричит незнакомоей пока женщине, стать зятем которой собирается — кстати, не старой и вполне привлекательной, о чем нам счел нужным сообщить автор - следующее:

Слышь, овца, ты бля ведьма, тебе сто лет, подыхай сука!

После этого парубки со смехом рассыпаются и чел обретает в лице предполагаемой теши врага на всю жизнь. На ровном — я повторяю — месте. Что это, как не провал в общении? Семью, кстати, парубок себе выбрал подходящую. Так, он подходит к отцу девушки и говорит, что хотел бы жениться. Отец видит парубка первый раз в жизни, на ярмарке, не знает о женихе ничего, но... соглашается отдать дочь за проходимца с первой минуты. Это потрясающая безответственность, которая демонстрирует нам не взрослых, но каких-то детей, причем детей с отставанием в развитии. Видимо, это вынуждает Гоголя прибегать к драматургическим приемам Шекспира. Как известно, в цикле пьес о королях драматург Потрясающий Копьем (кстати, он тоже вроде бы жил в XVII веке и мне в связи с этим весьма интересно, знал ли он окситанский:-) «проглатывал» целые десятилетия ради динамики сюжета. Так и Гоголь. Вот папаша «отдает» дочь не пойми кому, а вот уже парубок грустит, тому що ему отказала мачеха невесты... Все потеряно? Нет. Парубок устраивает будущему тестю «чеченские качели»: инсценировку похищения с мешком на голове, после чего «спасает» старика.

Как я уже говорил, сюжет — воссоединение сердец — стар, как стара литература. Но герои Гоголя это пародия, злая карикатура. Вспомним «Фигаро». Там ловкий слуга УСОВЕСТИЛ -разыграв, словно партию в шахматы, - своего хозяина, который не желал брака Фигаро, и осчастливил три пары. Причем враг Фигаро не крестьянин, а граф, то есть, человек могущественный. Украинский Фигаро ради любви идет на киднаппинг, шантаж и вымогательство. Объектом его преступлений становится семья девушки. Вот такая любовь.

То есть, простите, така кохання.

… не ждите от меня, парадокса ради, чего-то оригинального, вроде «перевернем страницу... а теперь оп-ля, и все с головы на ноги!». Герои цикла Гоголя продолжат ходить на головах, сдирая кожу с черепа, и дальше будет только хуже. Если молодому крестьянину нравится девушка, то он непременно должен испортить отношения с ее семьей сразу же, до знакомства. Если дверь открыта, герои должны идти так, чтобы на эту дверь напороться. Если человек незнакомый, то ему непременно нужно дать все деньги или что-то ценное. Казак, что везет депешу императрице от гетмана, пьет на ярмарке весь день, а на утро уезжает с приятелем — познакомились вчера на ярмарке:-) - который исчезает с важным донесением. В новелле о казаке, продавшем душу, описана свадьба, «самая веселая» на памяти стариков.

«Моя тетушка на той свадьбы подносила гостям угощение... была в широких одеждах... кто-то с хлопцив смеху ради облил ее сзади водкой, а другой поджег. То-то смеху было!» (это, гм, практически точная цитата)

… В общем, обитатели Малороссии в книге Гоголя это социальные идиоты, которые мочатся на свой обеденный стол. Или, если угодно, эмоциональные прокаженные, которые суют руки в огонь, потому что у кожи нет никакой чувствительности.

ХХХ

Теперь сосредоточимся на той самой новелле о свадьбе казака, продавшего душу. Она самая... проработанная, что ли (первая, про ярмарку, написана явно впопыхах, скомкана; другие - жанр в чистом виде; и только эта — содержит в себе смесь художественного произведения с некоторыми реальными деталями). Новелла восхитительна во всех смыслах и очень актуальна с учетом взаимной истерии, постигшей два крыла русского народа — великороссов и малороссов (белороссы, как люди флегматичные, еще раскачиваются).

Например, с первых строк автор — тут талант наблюдателя оказывается сильнее мифотворчества самого Гоголя - развеивает миф про «бохатое украинское село», из которого москаль-вурдалак сосет цибулю, сало, горилко и прочую жизненную силу. «Жили мы в землянках, только дым из поля шел». Почему так бедно жили? «Да трудно сказать... вроде все мы соседей грабили и деньги были, но смысла заводить хату не было: ведь грабили и нас... бывало, свои приедут и свои грабят». После этого снова идут братья Гримм. Появляется Дьявол. Он присматривается к козаку. Козак присматривается к дочери Коржа. Она не Коржичка, она Пидорка (наконец-то что-то не из русского языка). Проблема козака в том, что вин моска... нищая тварь. Наплевав на чувства дочери, Корж начинает готовить ассоциацию с ЕС в рам... простите, свадьбу дочери с заезжим богатым поляхом. Козак-жених пьет горькую

… забавная деталь. Герои Гоголя в этой новелле разговаривают, как герои Бабеля. Романтизм и Шиллер вновь показываются из щелей, как моска... чертики в запое. «на моей свадьбе не будет музыки, будут дьяки петь вместо кобзы». «хата моя будет из дерева, а вместо трубы на крыше — крест». Ничего не напоминает?

… «Сёма, на ваших похоронах будет играть музыка, но вы ее не услышите, и вас оденут в деревяный макинтош»...

Позже эта приблатненная, пафосная, отвратительно напыщенная манера речи будет преподнесена нам, как «бесценный клад живой южно-русской речи», призванный обогатить — простите обохатить — закостенелые формы москальского говорка.

… Вернемся к сюжету новеллы. Казак-Петрусь в расстройстве. Он думал, что время еще есть, и планировал поехать в Крым или Турцию и убить 100 Пидорок-ханум, чтобы привезти их монисты своей Пидорке. Но времени нет. Что делать? Петрусь не Вертер. Он заключает сделку с Дьяволом.

Это, кстати, не так уж мало. Герой другой новеллы — кузнец Вакула — заключает сделку с Дьяволом из-за пары женской обуви (для сравнения, доктор Фауст продал душу, чтобы найти смысл жизни и спасти людей всего мира). Так что Петрусь, на фоне Вакулы, настоящий трагический герой. Хотя, конечно, до Фауста не дотягивает (но мы знаем, что он немец, а в Европе многие сотрудничают с путлером).

И вот этот герой, согласно пункту 34 артикул 35 соглашения с Евро... Дьяволом, идет копать папоротник и приносит в жертву брата невесты, шестилетнего даунбаса Ивася, ради золота. Козак просыпается в хате с золотом — два мешка кредитов! - и бежит к Пидорке. Та счастлива. Мельком (!) упомянув, что Иваська украли цыгане, она бежит в отцу, сообщить о сватовстве козака. Старик-Корж счастлив и сразу же дает пинка под зад поляку - пошел у дупу у свой Брусель, тварь! - после чего люди … играют свадьбу.

А теперь — внимание - Ивась пропал вчера, а семья УЖЕ СПРАВЛЯЕТ СВАДЬБУ.

Ту самую, с подожженной официанткой («смеху-то было»). Да, немного омрачает торжество то, что пропал шестилетний бра... шучу-шучу!.. что деревенские завидуют деньгам, и немножко сплетничают по этому поводу. В остальном все замечательно. Все счастливы. Пидорка млеет, народ танцует. Ни траура, ни розысков, ни печали.

Эти люди, конечно, пострашнее Дьявола.

ХХХ

… естественный вопрос, А были ли украинцы такими сволочами и кретинами, какими их изобразил Николай Васильевич? Я думаю, многие решили, что я к этому и веду. Но я придерживаюсь прямо противоположного мнения. Думать так значит всерьез впадать в грех расизма, да и подаваться на антирусскую (малороссы это русские) пропаганду. Все люди в общем одинаковы, и крестьянин из-под какой-нибудь Костромы или мещанин из Нижнего Новгорода вряд ли en général отличался от своего «коллеги» из Чернигова или с Полтавы. Обычный человек вообще ни подл ни благороден. Он таков, каким его создают среда и обстоятельства. Я не Улицкая, и не верю ни в наследственность, ни в гены, если речь не идет о наследственных заболеваниях, цвете глаз или форме носа.

Тогда второй естественный вопрос: а зачем Николай Васильевич изобразил украинцев такими сволочами и кретинами? Думаю, ответ вполне очевиден: во-первых, Гоголь никаких украинцев не изображал (его персонажи это просто пастушки из пасторали, условные фигуры); во-вторых, «украинский» цикл Гоголя это пасквиль горожанина на деревню. Николай Васильевич любил макитры и пашни примерно так же, как О Генри перегоны скота и перестрелки — то есть, не любил — и до конца жизни оставался горожанином. Например, любил Италию, второй очаг европейской цивилизации.

Наконец, и это важно, сознание Гоголя абсолютно инфернально. Это одинокий, мрачный творец, который видит мир в черные очки и свой персональный ад преподносит нам как реальную жизнь. Это человек, которому, как в анекдоте, везде мерещатся бабы, даже когда ему показывают кирпич. Просто у человека был невиданной — инфернальной? - силы дар.

Поэтому мы видим стену, выложенную из баб.

ХХХ

Тут читатель мой может задуматься и сказать, наконец, стукнув люлькой о таблешницу, за коей в старину наши предки сиживали, расказывая друг другу о славных походах в Занзибагерию, когда старые флюкаки едчали вкуснейшие косабуки и пивчали тончаиненьшие ссаковины опосля бичвератв с хрюказаврами:

Тю собака-автор! Та що ты брешишь як донкихотовка (мельница на укр.)! То Гоголь согласно тоби сотворил украинцев, то они у него не больше чем безличные фигурки, картонные пастушки да пастушчини в яких нема ничого вкраиньского... Будь я проклят як москаль у зазиньзюрьке если ты, собака католическая румыньска у сей же момент не разъяснишь мине сей закавлюльки чтоб превратила бедную голову мою в посмешище для баб да турчат! Да поскорее бисов сын шоб топи разпрапуста быв!

Успокойся, любезный читатель мой! Спрячь керосин, спички и вату! Не спеши поджигать Дом Профсою... башню из черного дерева, в которой спрятался от мира — который ловит, ловит, а он все не ловится — автор строк сих. Противоречения в сказанном мной нет.
Гоголь СОЗДАЛ украинцев, после чего жители Малороссии начали играть в национальный миф и, вольно или невольно, в персонажей Гоголя. Люди попали под обаяние великой литературы и начали — как тут не вспомнить Галковского и его «все русские актеры», а украинцы и были тогда русскими — играть. Доигрались. В этом смысле каждый украинец творение Николая Васильевича, как каждый бельгиец немножко персонаж Костера, британец — Шекспира, а чех - Гашека. Гоголь создал украинский миф, как Вальтер Скотт — миф шотландский, а Бабель — одесский.

Единство нации создает культура, а литература важная часть ее.

Была ли в этом цель Гоголя? Не думаю. Талант крушит мир походя. Это альпинист-экстремал, который залез на айсберг перекурить, воткнул альпеншток, под ноги, а потом уполз дальше, исследовать фьорды. Айсберг возьми, да расколись из-за побежавшей трещинки...

И конечно, украинцев - вопреки расхожему мнению русских националистов - не создавали ни в каком Генеральном штабе Австро-Венгрии. И вовсе не потому, что в Генеральном штабе Австро-Венгрии служили хорошие люди, не желавшие зла русским (я не исключаю, кстати, что в генеральном штабе Автро-Венгрии заседали хорошие люди; проблема лишь в том, что это был штаб Австро-Венгрии и хорошими они могли быть только для Австро-Венгрии). Может быть, потому, что в генеральных штабах работают практичные люди, которые не любят выдумывать велосипеды. Он, трехколесный, уже был придуман Гоголем. Оставалось — по рецепту Гоголя же - взять усы Тараса Бульбы, да к ним прицепить нос Петруся, добавить тупое упрямство Коржа, дикую наивность Пидорки, руки и хитрость Тараськи, страсть к грабежу Прохаськи... и дать Голему шинель.

Иногда нации создаются за письменным столом. Украинцы как нация сотворены за письменным столом Николая Васильевича Гоголя.

К сожалению, чудовище, сотворенное гением, ожило.

О дальнейшем я напишу в эссе про Шелли.

PS. Если Вы прочитали это эссе, то можете заплатить за текст, переведя 4 доллара США на vlorch@gmail.com системой Paypal

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments