Владимир Лорченков (blackabbat) wrote,
Владимир Лорченков
blackabbat

Д (дом)

"Хочешь, поебемся, спросил я. Нет конечно! сказала она. Ночью мы поебались"

(с) В. Лорченков






девушка с первого канала. то ли похожая на Скарлетт Йохансон, то ли Скарлетт Йохансон на нее похожая. минут семь повязывала мне галстук. я таял. зато знаю точно, что будет в раю, если я его заслужу. она будет повязывать мне галстук, вечно. премия была удачная. все очень понравилось. мне дали "серебро" - диплом первой степени и 2000 долларов. за сборник рассказов "любовь это". вообще-то это повесть, но мне стыдно было признаться, потому что я хотел диплом, денег, и в москву. что такое любовь, владимир? ах, ебу я. мне бы вещи попроще понять.

спасибо Олегу Краснову, Татьяне Чистовой, и Татьяне Восковской. вы очень хорошие люди и профессионально сработали. все было без сучка и задоринки. я люблю вас.

поэт Татьяна Мосеева оказалась в жизни еще красивее, чем на фотографиях. если бы бог решил стать женщиной, он бы стал Татьяной Мосеевой. еще мне очень нравятся ее стихи. вообще, было много красивых женщин. опять же, девушка с первого канала. она сказала, что у нее есть муж, как вы думаете, заигрывала? мальчик из Конотопа, чудесный, сказал, что у нее не очень ровные зубы. он еще слишком молодой, и не понял. женщина не должна быть идеальной на все сто процентов, иначе это уже бог, который решил стать женщиной. или Татьяна Мосеева.

долетел хорошо, спасибо. лучше быть пьяным, чем бояться летать так, как я. четыре пива в туалете аэропорта, в дверь стучат разъяренные таджики, они куда-то тоже летят, да? и потом еще три пива после пограничного контроля. потом самолет, и куча красного на рубашке: винище, которое я пролил, и кровища, которая хлобыстала из носа. вы не так здоровы, как кажетесь, сказал стюард. ебу я, подумал я, и подумал, слава Богу, что не стюардесса: еще бы одной красавицы я не перенес. он принес еще три маленькие бутылки вина, подмигнул, и потом еще пива, я подумал - точно здорово, что не стюардесса. и я даже встал и пошел умыться, вернулся, еще пил, думал о них. обо всех женщинах, которые разорвали мне сердце, о замужних и девственницах, толстых и худощавых, о стервах и стервозах и об ангелах. о том, что все-таки я уцелел: раз ты бросила все в своем Нижнем Новгороде и приехала ко мне на восемь часов чистого времени, ты, со своими двадцатью годами, роскошной фигурой и глазами ацтека, значит, еще не все потеряно? значит, они меня не добили, значит, я еще ого-го.

писатели кстати, собрались хорошие. не люблю писателей, но на этот раз был какой-то сбой: и все девять человек оказались вполне себе славными. кстати, я хочу обратиться ко всем с призывом: берегите северых киргизов. или южных. два киргиза, - славные мужики, третировали друг друга. северный южного - за то, что тот южный, или южный северного за то, что тот северный. ебу я. мне бы с молдаванами разобраться. да, пожалуйста. прошу вас. вы славные киргизы. перестаньте вы третировать этих несчастных северян (южан?)

такси ровно до половины пути. у НИИ, за воротами города, я вышел - таксист удивился, но мне, честно говоря, по хуй, потому что я был уже в кондиции. разулся и пошел по полям НИИ растениеводства. пива я купил уже в аэропорту, так что все было отлично. земля уже теплая. шел полтора часа. здесь пахнет цветами и уже поют птицы. давно у меня не двоилось в глазах.

женщина с радио Маяк спросила: вы правда не волнуетесь. нет, сказал я, хотя подумал не нет, а - ни хуя. я вообще не тщеславен. господь мой, пастырь мой. я прах у твоих ног, я никто, я червь. она не поверила. они все не верят. тонко улыбаются. а мне смешно. смешное украинское слово макитра - это горшок из глины. вы такие же. ты можешь представить себе макитру, которая всерьез думает, что она имеет для этой вселенной неебаться какое огромное значение? горделивая блядь глина. господь мой пастырь мой, я раб твой, я прах твой.

а Матвей, мой мальчик, все правильно понял, разбил стекло на дипломе, разорвал конверт, вытащил деньги, и рассыпал доллары по дивану. сел на них и сказал: ну-ну-ну. погрозил пальцем. в смысле, убери на хер руки, понял, ты? я понял, он лег спать прямо на доллары, у него было довольное лицо. ага, сказал я, и потащил ее в маленькую комнату. она сказала: да нет, это все хуйня. ничегошеньки ты собой не представляшь, им всем одного от тебя нужно. ебля, ебля, ебля. ну еще бы, у меня хуй двадцать три сантиметра. ты что ли мерил. ты сама мерила. ты можешь хотя бы волосы с пиджака снимать перед домом. о чем ты. ты меня понял. да брось, взгляни лучше на это. ох, ты, господи, ебля, ебля, ебля, ты только о ней и думаешь. а ты что ли исключение? дай подумать, сказала она. ага, сказал я. и конечно, она не исключение.

ночью они спали, я сидел на кухне. раскрыл окно, глядел в парк. и в небо. оно здесь выше, чем в Стамбуле. как здесь красиво и что я здесь вот уже двадцать восемь лет делаю. и что такое любовь, Владимир?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 32 comments