Владимир Лорченков (blackabbat) wrote,
Владимир Лорченков
blackabbat

Categories:

М (мариенгоф)

"Его единственное достоинство - его большое достоинство. Больше у него достоинств нет."

(с) В. Лорченков






Вы только представьте! Молодая истеричная сучка Ольга просит интелихента Владимира сделать ей клизму. Ну, он сделал. А она за это вышла за него замуж. Отсюда вывод: осторожнее с клизмами, господа.

Итак, дамы и господа (аплодисменты, рокот барабанов) - Анатолий Мариенгоф. "Циники". Почему именно он?

Потому что пора развеять некоторые заблуждения относительно Серебрянава века. Типа "Лимонав писал пра пидарасаф и он сам пидарас и бародка у ниво казлиная". "Селин сволочь и так далее". Да, и бородка козлиная, и писал, может, про пидарасов, да и сволотой был Селин отменной, но суть-то не в этм.

Что такое Серебряный век? А? Ну, да. Нанансы в шампанскам, блеск, утанченасть, какаин и морфий в тряпачку, вот. Век паэтав, вот. А ищо Исенин павесился, вот! Больше, конечно, никто ни хуя не знает. Кроме, конечно, К. Эрнста, который наверняка смотрел фильм про Есенина, который показывали по Первому каналу.

Вообще, этот век, и правда бывший Серебряным (любой человек со вкусом скажет вам, что серебро - металл куда более благородный чем золото - вот они и были благороднее титанов 19 века, хоть и менее масштабны) дал литературе не только стихи. Дал он и прозу. Да. И вот "Циники" - это и есть блестящий образец прозы этого периода.

Мне кажется, блеск и мишура этого века (мифические) - не более чем штамп. Не было там никакого блеска жизни, и нананасов в шампусике. Может, им (персонажам того самого века) и хотелось бы сотворить такой миф, и что ж, они его сотворили, да реальности это соответствовало мало. До революции они только и делали, что голодали, да украшались альбомной бумагой, да по канавам валялись Никакого высшего света не представляли. Ну, за исключением может быть, группки педерастов типа трахнутой на всю голову Гиппиус и ее муженька Мережковского. Те, правда, тоже были не высший свет, но очень туда хотели. Да и пошли они на хуй.

После и во время Революции был Хлебников, Гумилев, ЧК, голод был и страшная расплата, будто ниспосланная им всем за тот блеск и шик (которого-то, мать вашу, не было!) который они, якобы, пережили за несколько лет до того.

Они сполна расплатились за то, чего не испытывали. Вот это и есть стиль, вот это и есть блеск, вот это и есть благородство.

Немного о стиле романа.

Когда я наблюдал за дикими нравами туземцев местных СМИ, сюда как-то приехала журналистка Скойбеда, которая, в отличие от 99 процентов своих коллег, являлась не пустышкой, а правда профессионалом и хорошим человеком. Она потом наклепала навет на РМ, вызвавший негодование местного быдла (как раз Юрь Ваныч, за которого тогда не вышла замуж Владимир Николаич, стучал рогами в площадь). Навет был выполнен в клиповой манере. То есть, автор как будто давал не текст, а сменяющиеся картинки. Их (куски текста) можно было менять, переставлять, - по фигу.

Это выглядело удивительным новшеством, которое мы на местах сразу подхватили. До Скойбеды тексты здесь писались в, скажем так, старолитературоведческом ключе: завязка, действо, развязка, все дела.

Прочитав Мариенгофа, я долго смеялся. "Циники" - роман 20-хх годов, - написан в клиповой манере. Каков человечище был Анатлий, а?

Что мы знаем о Мариенгофе. В фильме "Исенин" это был долговязый и скучный человек, напротив которого похмельный Безруков жевал котлетку и вопил че-та про жадов. Кстати, так оно в жизни и было. Уверен, Есенину бы кино ОЧЕНЬ понравилось. Кино, конечно, говно, но Есенин творил миф о себе, и этот сраный фильм такой миф вполне поддерживает, выдерживает и всячески крепит.

Кратко о содержании. Молодая истеричная сука Ольга ебет мозги интеллигенту Владимиру, его брату большевику (имя забыл) и еще дюжине мужчин. Все ее ебут, конечно, а она ебет всем мозги. Все это на фоне голодного Петербурга.

- Контраст, - говорю я, вздохнув после вчерашней пьянки, - замечательный. Брызги шампанского (сюжетная линия Ольги и ее тупых поклонников) смешиваются с брызгами крови (сюжетная линия реального Петербурга) и в результате получается такой коктейль Молотова, шчто только держись.

Что случилось с Ольгой?

Конец ее закономерен. Скучая, она стреляет в себя и тут... опа! Декаданс уходит на хуй и оказывается, что ей вполне даже больно! Сучка подыхает и... (блестящий конец) Владимир пишет:

"Ольга умерла. А мир продолжил жить дальше.

Будто ничего и не случилось".

Что ж. Спи с миром, бедная запутавшаяся блядь. Я оплакивал тебя, будто живую.

http://lib.web-malina.com/getbook.php?bid=3142&page=1

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments