Владимир Лорченков (blackabbat) wrote,
Владимир Лорченков
blackabbat

Category:

Н (новости)

(передразнивая ... блядь, а фамилию-то и забыл! а, стоп. вспомнил. Гришковец. и, кстати, он мне совершенно не нравится)

Итак (подражая Гришковцу) обычный день, идешь на работу, купив в аптеке чаю на котором написана Чорница, а оказывается, что всего лишь голубика - в Белоруссии мы находили огромные лесные поляны, усыпанные ей, о Белоруссия, о Бобруйск, - и думаешь, что купил зря, потому что этот гребюанный чай всего лишь пыль в пакетах, и выпиваешь десять таблеток активированного угля, потому что плохо, и вообще устаешь от этой гребанной провинциальной дыры, и в почтовом ящике находишь письмо извещение, заходишь по дороге на почту, а тебе вместо посылки выдают денежный перевод. Гонорар за рассказ в журнале - печатном органе Федеральной Службы Миграции Российской Федерации. По пять долларов за строку. Я (смущаясь) люблю деньги. Суешь пачку - правда, пачку, - в карман, и садишься в автобус. Боже, благослови печатный орган ФСМ РФ!

И говоришь себе - день удался.

Приезжаешь на работу, завариваешь чай - оказывается, в нем настоящая сушеная голубика, и настроение твое блядь улучшается, - и открываешь почтовый ящик. Там письмо из толстого журнала, который, как в толстых журналах водится, что-то хотел у тебя взять и потом три года не отвечал на письма. Журнал хочет публиковать повесть. Ты говоришь - вы же кинете, бля, опять кинете - и пишешь "конечно. я рад и согласен", и видишь приписку в письме: не хотите ли вы приехать в Переделкино на слет писателей. Я не уверен в том, что я писатель, думаешь ты. Я не уверен, что писателям нужны слеты, думаешь ты. Москва, октябрь, неделя, я что, ебнулся отказываться? - думаешь ты, и пишешь - "конечно. я рад и согласен".

И говоришь себе - а ведь день, бля, удался.

Смотришь ленту, и вдруг оказывается, что любимых стихотворений на одно больше. К "Катарине Александрийской" (точнее оно называется чуть по-другому, но я сейчас не помню, точно как) Гейде, мозгу, что осыпает алкоголь Есенина, балладе повешенных Вийона, стиху Буковски про войну, и стихотворению Мосеевой про 11 сентября в прекрасном рывке присоединяется стихотворение Мосеевой же. Я не разбираюсь в поэзии. Но я люблю поэзию.

Когда напиваюсь, мне кажется,
что сейчас март
не в том плане, что мокро и холодно,
а в том, что мы только вчера познакомились...

... читаешь ты, и понимаешь, что так оно и есть, и говоришь себе - а ведь день удался.

В аську стучит какая-то тетка с поетрифанмд, это такой графоманский заповедник типа прозы ру, и говорит, что чертовски приятно что соотечесвтенник получил премию Дебют (это было лет так.... цать назад) и что она хороший поэт, а ты говоришь ей, что это маловероятно, и скорее всего нет - правда, нет. - она ирочнично спрашивает, а кто же тогда поэт, и на перечисление имен она отвечает: "я предпочитаю классиков. Цветаева, Есенин, Пушкин!", и уже вроде собираешься послать на хуй, как она присылает ссылку на фото, и признается, что пишет эротические стихи и не прочь, и ты отвечаешь - ну, конечно, ты клевый поэт! и говоришь себе...

... а ведь день удался.

Думаешь о марте, о том, как познакомились - и получаешь смс содержания примерно ya liubliu tebea - и говоришь себе, слава Богу, что не успели вчера поделить квартиру, диван и ребенка, хотя уже договаривались, и пишешь в ответ примерно то же, и говоришь себе

день удался.
Tags: Джозеф Хеллер, Катарина, Татьяна Мосеева, журналы, писательство, поэты, чай
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 78 comments