Владимир Лорченков (blackabbat) wrote,
Владимир Лорченков
blackabbat

Category:

Корейский жж деда



Ровно 56 лет мой дед (на фото) прибыл Корею за государственный счет защищать корейское водохранилище (ЭС Супхунская) от налетов американской авиации. Дед был зенитчик, в Корее пробыл год с небольшим. Участвовал в «черном вторнике» американской авиации. Это американцы его сами так называют – 30 октября 52-го советские летчики и зенитчики сбили 8 бомбардировщиков (из восьми шедших на водохранилище) и около десяти истребителей.

Кое-что дед рассказал и я об этом написал статью в местную газету. После его смерти, когда разбирал вещи, нашел дедовский корейский блокнот. Понимаю, что это скорее для любителей недавней военной истории, и многим не очень интересно, поэтому расшифровка блокнота и сканированные листки (и еще пару фото) – уже под катом.


Группа китайских добровольцев из СССР, дед – второй слева.

Дед в кожачке:)

«...счет сбитым самолетам потерял, писать бросил»

«... корейцы пьют сильно»

«...прочитал книгу, понравилось - думаю написать отзыв в редакцию»

«...привык к уколам и переливанию крови»

Записи в блокноте Олега Тимофеевича Лорченкова с 01.02.1952 года по 14. 05. 1953 года.

02.1952 год.

Ночью сбит Б-26

Налет четырех «тандержетов» - ушли.

Налет четырех «тандержетов» - уехали на розыски двух (2) подбитых.

Налет четырех «тандержетов» - ушли.

Налет 3-х «тандержетов» – один (1) сбили.

Б-26 сбросил магний.

22.02. 1952 – Налет трех (3) «тандержетов» – ушли.

23.02.1952 – Налет четырех (4) «тандержетов» – ушли.

24.02.1952 – Б-52 – магний.

29.02.1952 – Налет «шутов» – отбиты, ушли.

3.03.1952 – Налет Б-26, отбиты, ушли.

9.03.1952 – Налет четырех (4) «тандержетов» – ушли.

11.03.1952 – Огонь по четырем (4) «сейбрам», удиравшим от «МИГ»ов. Янки лобовой атаки не принимают, и все стараются зайти в хвост. На батарею пикируют, но с открытого огня сразу сворачивают. Слабые у них нервы.

13.03.1952 – Ночной Б-26 – ушел.

16.03.1952 – Б-26 – ушел.

17. 03.1952 – Б-26 сбросил десант, ушел.

19.03. 1952 – Огонь по «тандержетам».

Счет потерял, писать бросил.

20 апреля 1952 – Был в Тайско у Борисова, Иватомирского (?) – вдвоем за два (2) дня они сбили 13 самолетов. Впервые сидел штурмовку «сейбров». Низко сволочи ходят, нахально.

25 апреля 1952 года. Живу в Аньсю, занятия с китайскими командирами на сборах, техникой интересуются. Задали много вопросов. Знают очень мало, от старших до младших. Батареи стреляют неважно, через нас на такой высоте сволочи не ходят, боятся.

26 апреля 1952 года – Обедал у китайского комбата. Все блюда – не соленные. Вместо хлеба кушают пампушки, тоже не соленные. Бомбят ежедневно Б-26, «тандержет». Утром китайцы стреляли хорошо. С открытием огня американцы уходят. Ходят низко.

27 апреля 1952 года. Были в китайском клубе на танцах, устроенных для нас китайцами. Клуб – за городом в пещере. Собрались китайские, корейские товарищи, и наши славяне. Встретили нас хорошо. Сели на скамейки, для нас притащили чая с конфетами. У них обычай - угощать гостей чаем в любое время суток. Хор девушек исполнил несколько китайских песен. Кореянки исполнили национальные корейские танцы. Очень радовались, когда мы им хлопали. Пришел к выводу, что у китайцев есть понятие: раз советский, значит, все умеешь. На батарею придешь, сделаешь пушку, – тащат к прибору, просят сделать. На танцах приглашают любой танец. Говоришь – «вобохуй», - не хотят верить. Нас, как гостей, приглашали танцевать девушки. Любая музыка у них какая-то особенная, с корейским стилем. Говоришь больше знаками, чем языком. Некоторые понимают и по-русски. Китаянка пела песню, я спросил переводчика, о чем она поет, он думал, думал, и говорит: «В общем, будем воевать 15-20 лет, а все равно победим». Очевидно, так: китайские офицеры долго аплодировали. Уехали домой в 22.00. Китайцы остались довольны.

28 апреля 1952. Всю ночь и день шел дождь. Промокли до нитки. Сволочи бомбили опять. Выпил сули, - подобие самогона, только рисовый. Плохо, что нет писем, и нельзя писать, - как там мои доехали, - соскучился сильно.

1 мая 1952 года. – Корейский город Анджу. Были на торжественном собрании в полиции. Встретили радушно. Говорили через двух (2) переводчиков. После собрания пригласили выпить. Пили сули. Закусывали национальными блюдами, научился кушать палочками. Корейцы пьют сильно. Первым с праздником «поздравил» Б-26. С 28-го (28.04.1952) тихо, в тот день сбили четвертого (4) мустанга. В этот день попасть бы на Родину.

2 мая 1952 года. – Ночью разгрузился на переправу Б-29. Как всегда, промазал. С утра сволочи бомбили сильно. На завтрак пригласили корейцев. Говорили без переводчика, но понимать друг друга удавалось. Они знают историю партии. Днем ходили осматривать город, – от него осталось мало что. При виде русских большинство не скрывают радости. Когда объясняемся, что мы – китайские добровольцы, смеются, берут за китель, брюки, и говорят – «Пекин, Мао Цзе Дун», а показывая на лицо и голову, говорят – «Москва, Сталин». Народ трудолюбивый, суровый, честный. Опять бомбят «тандержеты», мустанги. Сюда бы русских зенитчиков, отучили бы их, сволочей, ходить по головам. У нас они так не ходят, безнаказанно. Был дома 30-го, приехал с ночевки Борисов с батареей, сменила его 5-я (батарея?).

5 мая 1952 год. Кончили учебу первой партии, едем домой. Будет у своих веселее. Сегодня сволочь не давала спать. Бомбили переправу всю ночь, думал, наша «гостиница» развалится. Хотя бы дали несколько залпов, ходят и ходят прямо по прыщам, или не умеют, или боятся, черт их поймет. Командующий их сказал сегодня, бомбили Б-26, а их освещать нельзя, потому что разобьют прожектора, вот же вояки. Вообще наши все рады, что будем у своих, получим письма (как там добрались мои родные, не знаю).

... (дату не разобрал – прим. ВЛ)... прочитал книгу "Семья Рубанюк". Очень хороший роман. Особенно понравились мне женские образы романа. Оксаны, Машеньки. Хорошие женщины. Книга написана реально и правдиво. После нее легко и светло на сердце, и в то же время думаешь, что такого не должно больше повториться, с нашими людьми, что они пережили в 41-44 годах. Думаю написать отклик свой в редакцию.

14.05. 1953 – Прощай, Корея! В 9.50 пересек границу Ялуцзян. Не увижу больше ни долины смерти, ни долины огня, так оправдавшие свои названия. После отъезда был в госпитале. Привык к уколам, а главное – к переливанию крови.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 53 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →