Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

интервью о канадском сепаратизме и "Таун Дауне"

анонс романа

Мне нравится запах оливы, и мне нравится твой запах. Мне нравится горьковатый вкус, в который твой вонючий пот
тридцатипятилетней кобылы дает немножечко соли. Ах, как ты пахнешь, сладкая. Каждый раз, когда я подступаю к тебе —
Адам на вершине грехопадения, Адам, который шурует рукой между ног в поисках яблока, — у меня кружится голова, как
впервые. Я делаю что-то запретное. Наверное, это вопрос запаха. Сама природа велела мне не подходить к тебе.
Скунсы поворачивается хвостом, чтобы отправить нежданных гостей восвояси. Божье коровки ярко раскрашены, чтобы
птицы не съели их по-невнимательности. Я полна яда, - говорит каждая из них своим блестящим платьицем.

А ты, своим запахом, говоришь мне — уйди, я твоя сестра.

Но это не остановило меня. Ни в первый раз, ни в сто тысяч последующих. Ты спрашиваешь меня, когда это кончится.
Ты говоришь, что иногда это для тебя мучительно и это «иногда» происходит все чаще и чаще. Ты сдаешь, старушка.
Но я не в силах отказаться от тебя пока.

...Реальность, она как мулета. Она и такая и этакая. А на самом деле — всегда одинаковая. А лжец это тореадор.
Все зависит от того, какой стороной он развернет к вам мулету. Но как бы он не повернул, вам все равно лгут.

Я люблю дразнить мир, выворачивая его то так, то этак.

Ты думаешь, мы вместе потому, что я извращен — бедный порочный мальчик, шепчешь ты, прижав мою голову к своим
буферам, — а тебе просто некуда деваться.

Все сложнее, намного сложнее, печальная моя.

Даю тебе слово, что скоро я увезу тебя на песчаный пляж на берегу океана, где буду целыми днями целовать тебя,
а ты — купаться и бродить среди кактусов босиком. Разве что, немного противоядия мы возьмем, ведь в тех краях
полно змей, одна из которых — пусть и в когтях орла, — попала даже на герб это странной страны, где миллионеры
живут, как в раю, над семью кругами ада для бедняков. Но мне плевать. Мы долго, страшно долго были бедны.
Мы подверглись сексуальному насилию со стороны отчима. Мы... что там еще пишут в докладах по социологии?

По всем понятиям их блядского, извращенного современного общества, мы с тобой — жертвы.

И заслуживаем самого большого вознаграждения, которое они могут нам предоставить — небытия. Но не смерти, о, нет.
Я просто жажду раствориться в атомах океанского воздуха, в видах у моря, рассыпаться горсткой песка — вместе с
тобой, — и избавиться от своей личной истории.

----------------------------------------------------------------------------------------------------------------

25 апреля. Новый роман В. Лорченкова. "Свингующие пары". Текст в свободном доступе. Здесь.

новый рассказ

ДЕТИ ЛУНЫ

Сначала я хотел выбрать еврейское кладбище.

Ну, у меня в школе всегда было 10 по «Истории румын», так что я легко объяснил Лене причины своего выбора.

− Понимаешь, все они во время Второй Мировой Войны были предателями, — сказал я.
− Стреляли в спину румынской армии и все такое, — сказал я.
− Поэтому их всех поселили в одном месте, чтоб не вредили, — сказал я.
− А там возьми, — сказал я.
− Да и вспыхни эпидемия тифа, — сказал я.
− Они же блядь все нечистоплотные, — сказал я.
− Уж правительство боролось-боролось, — сказал я.
− Да не смогло их спасти, — сказал я.
− В общем, все они умерли, и родни у них не осталось, — сказал я.
− Вывод? — сказал я.
− К ним на могилы никто не приходит, — сказал я.

Мое блестящее знание теории подкреплено практикой. Еврейское кладбище Кишинева и правда стоит заброшенное, оно заросло травой и кустарниками… словно джунгли какие-то. Вьетнам из кино про «Рембо» да и только. Одно время там даже собирались открыть пейнтбольный клуб с баром и кафе! Но передумали — как раз в городе снесли очередной бассейн, и появилась отличная площадка. А кладбище осталось безлюдным…

− Это как раз и проблема, — сказала Лена.
− Ну, если вдуматься, — сказала она ласково, вроде как «мой дурачок».
− Вся фишка в том, что туда никто не ходит и, следовательно, — сказала она.
− Там нечем поживиться, — сказала она.
− А если бы и ходили, то у евреев все равно нет обычая класть еду на могилы, — сказала она.
− Только камушки, — сказала она.
− Жадный народ, — сказала она.
− И что мы, камнями будем питаться? — сказала она.
− Ну и потом, эстетический момент, — сказала она.
− Там все неухоженное и надгробия какие-то корявые, — сказала она.
− Конечно, тебе решать, — сказала она.
− Как хочешь, пупсик, — сказал яCollapse )

новый рассказ

ГЛЯДИ В ОБА

- МЫ УБИЛИ ЧЕЛОВЕКА МЫ УБИЛИ ЧЕЛОВЕКА МЫ… — ГОВОРИТ ОН.

- Заткнись, — говорю я.

- Мы убили человека мы убили человекамыубиличеловека, — говорит он.

- Заткнись, — говорю я.

- МЫ УБИЛИ ЧЕЛОВЕКА, — говорит он.

- Я же говорил ГЛЯДИ В ОБА!!! — говорит он.

Смотрит на меня пустыми глазами и говорит еще:

- ТЫ убил человека, — говорит он.

- Вот еще, — говорю я.

- Слышь, ты, хуй, — говорит он.

- Ты убил человека, — говорит он.

- Я тебя умоляю, — говорю я.

- Это ТЫ убил человека, — говорю я.

- Потому что, пока я в этой машине сраной, — говорю я.

- Это считай ТЫ за ее рулем, — говорю я.

- Ну и что мы будем делать? — говорит он мне.

После этого мы с моим инструктором по вождению еще немножечко молчим. Так хочется верить в чудо! Так хочется верить, что сейчас в свете фар появится силуэт старушки, которая — как полагается после шока, — отряхнется и пойдет дальше, как ни в чем не бывало. Но в свете фар только пылинки. И кромешная тьма за светом. А все онCollapse )

как плагиатор Садулаев обокрал русского писателя Лорченкова

Известный курдский писатель Г. Садулаев опубликовал на днях в журнале «Русский репортер» рассказ. На беду для беззвестного самовлюбленца из Кишинева Володи Лорченкова, текст этот на 99 процентов совпадает с его книгой Большой куш, изданной АСТ в 2009 году, а в сеть выложенный еще в 2008 году.

Причем речь идет не просто о совпадении сюжета, фабулы, персонажей, интонаций — хотя и это совпадает на 100 процентов. Речь идет о рерайтинге — или SEO-копирайтинге — как вам угодно. Ну, это когда с одного сайта крадется статья, и чтобы хозяева не могли ничего предъявить, специально обученный человек пишет вместо «я пошел прямо» - «я прогуливался не сворачивая». Или: вместо «паровоз работал исправно» на «паровоз функционировал без проблем».

То есть, «писатель Садулаев» нагло и неприкрыто сплагиатил.

Что не поражает. В конце концов, если в фильме показан цыганский разбойник, мы знаем, что ему по роли ПОЛОЖЕНО украсть коня. Товарищ Садулаев с товарищами по «братству кольца» - так он, как все азиаты, обожающий пафос, называет своих коллег по «неорелизму» - может сколько угодно болтать про Борьбу с Режимом. Но мы-то все понимаем, что он по чекистской разнарядке работает «культурной оппозицией». И как и все, кого НАЗНАЧИЛИ писателем, своего придумать ничего не может. Правда, деградирует. Если в своей «книге» «Таблетка» он просто украл просто идеи у Пелевина, то сейчас — УКРАЛ ТЕКСТ у Лорченкова. Но это ничего, ему положено.

57.54 КБ

Подпись под фото: "Слышь бля че ты залупаешься, ну украл отару овец, ну мы же на хуй оба русские, интеллигенты, должны друг друга поддерживать"

Шокирует отношение к случившемуся так называемого «литературного сообщества РФ». Квинтэссенцией которого стало мнение хорошего, кстати, писателя и санкт-петербуржского интеллигента С. Носова. «Идеи витают в воздухе я собирался что-то такое написать да не случилось» (… и ничего, что речь идет о воровстве Текста)

Я вообще, кстати, заметил, что все интеллигенты г. Санкт-Петербурга — да и РФ - постоянно что-то Собираются написать, вместо того, чтобы написать. Я, кстати, никогда не собираюсь, а просто пишу. Может, поэтому коллег и раздражаю.

Настолько, что даже на факт плагиата — после которого из любого уважающего себя сообщества «писатель» «Садулаев» вылетел бы с волчьим билетом навсегда, - все смотрят с улыбочкой. Окружили Володю Лорченкова, смеются, тычут пальцем. «Ха-ха, глянь как пиздато Герка обокрал Лорченкова».

Ну, тут все понятно. Традиции ГУЛАГа. «Ты умри сегодня, я завтра».

Идет писатель Носов лес валить, видит, надзиратель Гера у з/к Лорченкова сапоги отобрал, карабин с плеча снимает. Отвернулся, дальше идет. Эх бля, пиздато, что не меня-то.

Но это все вопросы глобальные: почему у русских нет России, а у русских писателей — своего Нормального литпроцесса. И почему карабинами у них щелкают какие-то мутные азиаты и крестьяне и вообще — почему у них карабинами щелкают? Вернемся к частности. К вору и плагиатору Герману Садулаеву.

Почему воруют — понятно. У советских литераторов, которых представляет собой назначенец Гера Садулаев, есть ВСЁ. За счет кого? За счет нас, конечно. Русских писателей. Русскому писателю сегодня тупо некуда деться: флажками обложены все выходы. Журналы, премии, издательства. «Финита комедия». Даже ДАРОМ опубликоваться практически нигде невозможно. А у советских — зеленый свет, «советская правда», распилы премий. Но, к сожалению, нет самого важного.

Идей и Таланта.

Его не украдешь, поэтому вор Садулаев украл просто текст. Но так как текст без таланта ничто, даже 99-процентный копипэйст не позволил выдающемуся курдскому писателю сделать нечто хотя бы приличное. Даже копипэйст талантливой книги Лорченкова у троглодита Садулаева получился бездарным.

Ему бедняге И ТАК все дали. А он, бедняга, на ровном месте опозорился. Как цыган из анекдота:

«Что сделаю, если стану королем? Украду коня и съ..бусь!»

И после этого — за станок к «Советской правде». Писать про то, как — внимание, тут лучше лечь на пол, чтобы не упасть со стула от смеха, - проклятыйПутинворует. Мил человек, он может и ворует, да ты -то чем лучше?..

Другой шокирующий момент — реакция журналистки и Тоже Писателя Старобинец, которая работает в «Русском Репортере» зажигателем литературных звезд. Ну,типа созвездия Советской Волчицы Имени Садулаева.

Г-жу Старобинец я всего лишь попросил взглянуть на 2 текста. Мой — 2009 года и «садулаевский» (т.е. мой) 2012. как коллегу.

Дальнейшее — разговаривай я с писателем - происходило бы автоматически.

«Да Владимир, Вас обокрали, надеюсь претензий нет, сами понимаете, откуда нам знать то, текст мы снимаем, надеюсь, на этом инцидент исчерпан, вы же понимаете, от такого никто не застрахован?». И ответ. «Разумеется, Анна, к изданию претензий и не было, мне не нужно ни денег ни извинений на первой полосе, я рад что мы это недоразумение решили, очень приятно познакомиться, пусть в таких печальных обстоятельствах». Точка.

Вместо этого Старобинец пишет мне «редакция не занимается сравнительным анализом текстов», до свидания».

Кто после этого Старобинец? Скупщица Краденого.

32.49 КБ

Подпись под фото: "ну что ты гонишь мусор шнягу не по детски?... Воровка никогда не станет прачкой!!!"

Потому что одно дело случайно купить чужое (на нем не написано) и совсем другое, после того, как хозяин объявился — причем просит даже не вернуть, а просто Признать, - сделать рожу кирпичом и забубнить «а че ты хуй ты кто такой хуй на хуй дзы бля хуй».

Товарищ Анна. Когда к Вам придет милиция и сообщит, что телевизор, купленный Вами вчера с рук в подземном переходе, у мужчины с окровавленными руками, - Чей-то, что Вы им ответите? Что Вы «сравнительным анализом скупленной краденой бытовой техники не занимаетесь»?

Что, нет? Ну, ладно...

42.87 КБ
Подпись по д фото: "Что принес Косой? Пальто? Беру! Вещи детские? скидывай? В крови? А, ничего, отстираем!"

Правда, по прошествии нескольких часов, я все это переосмыслил и понял. Бороться смысла нет.
Тут не до жиру, быть бы живу.

Более того. В 1937 году товарищ Генрих Садулаев не просто бы украл диссертацию у лоха Володьки Лорченкова и присвоил бы ее себе. Он бы лоха еще и расстрелял! Так что мне, говоря прямо, просто повезло. Время вегетарианское. Сейчас просто грабят, но оставляют в живых. А раз так, подумал я, отдам-ка я все свои имущество этим достойным людям. Все равно ведь отберут! Так что я составил завещание:

а) Пьесу Шекспира «Сон в летнюю ночь» - из моей библиотеки - я прошу завещать тоже писателю Анне Старобинец. Переписывай, товарищ Анна! Чтобы англичашки сильно не залупались, назовем ее «Сновидение в летнюю пору». Да, пьеса чужая, но как мы видим, товарищу Анне не привыкать! Она даже книжку про это написала — ну, про чужое. В издательстве, правда, оставили одно слово «Чужой». Но я уверен, что в первоначальном варианте было что-то про «откинулся... маза... три по сорок... как скупить и не попалиться».

б) Мой телефон «Нокия» - Герману Садулаеву. Учтите, Гера, телефон куплен в кредит и Вам придется платить до конца года (9 долларов в месяц, но это со связью). С Нового Года он — ВЕСЬ Ваш!

в) 2 пары джинсов 28 размера — редакции еще одного портала, с которым сотрудничает вор Садулаев, «Советская пресса». Ребята, ничего, что они будут Вам малы. Зато все будет Выпукло. Был еще батник, но я его вином залил в самолете. Что, и его берете?! Хорошо, тогда еще и майка тренировочная + шорты + перчатки для зала.

г) моя дача — редакции журнала «Русский репортер». Да, дача моя, но там ведь крыша, стены и пол — как и в миллионах других домов, - пользуйтесь на здоровье!

д) табличка «Скупка краденого» - извините, у меня нет, но у Вас наверняка есть, а я просто оплачу стоимость работ, - на дверь редакции журнала «Русский репортер»

е) Герману Садулаеву собрание сочинений Пушкина, Лермонтова, Гоголя, Достоевского и Лорченкова. Вай, Гера, там столько сп.. ть можно, на всю Вашу жизнь хватит!

… Вот и все. Да-да! Больше у меня ничего нет, кроме таланта. Я понимаю, что вы рассчитывали и на а квартиру и на машину, но это все не мое, я, знаете, после визита в Генпрокуратуру РМ решил, что никакого имущества у меня быть не должно. А то там тоже «литературоведы» «геры» «садулаевы» - ну, по менталитету, - и чуть что, сразу отберут.

Что? А, талант... Но его, ребята, я бы при всем желании отдать не смог. Это просто невозможно.

Так что воруйте тексты.

В. Лорченков

мои уроки для советской Бессарабии

неожиданно обо мне вспомнили на родине.

причем сделали это в московском журнале знамя
сделали это довольно непривычно.

тут требуется отступление.
к бессарабцам — неважно какой национальности — я отношусь хорошо, с отеческой иронией, считаю их славными но интеллектуально недоразвитыми людьми, - по сути, детьми, - и никогда этого не скрывал. уверен, все изменится.

Ночное освещение, приличные свинг-клубы, чистые тротуары, своя литература, культура и элита — все это будет.

Но на это уйдут столетий и столетия.

Collapse )

интервью Русскому журналу + бонус

дал интервью Русскому журналу

конечно, проявил нескромность.

почему-то в интервью не попали два вопроса и ответы на них, а один был сильно порезан.

привожу их здесь для историков литературы и преподавателей ВУЗов:

- В последнее время все чаще мы наблюдаем появление новых ярких прозаиков
за пределами России. Как Вы думаете, в силу чего это происходит?

Большое спасибо за комплимент, Алена. Думаю, это просто случайность. Я ведь мог
оказаться и в пределах России, не прими мой отец приглашения Министерства обороны
РМ принять участие в создании национальной армии, и останься в русской армии на
севере. Ну, или пожелай моя мать обосноваться на еще одной нашей исторической родине
(в Буковине), а там бы мы не задержались и уехали — может, в ту же Россию. Или. Или.
Всё - случай.

Об изменениях в Молдавии

В целом в Молдавии все то же, что и в любом регионе России, который находится на
дотациях (ну, кроме Чечни, в них круто вкладывают:-). Никакой разницы. А то, что я,
помимо русской, представляю и новую молдавскую литературу на русском языке, вовсе не
значит,что я хорошо разбираюсь в вопросах современной молдавской статистики. Не думаю,
что и Маркес смог бы рассказать вам о «социально-экономических изменениях в жизни
индейской общины Колумбии». Единственное по-настоящему важное и уникальное, что
произошло в Молдавии за последние 15 лет — трансформация молодого человека не без
задатков (то есть, обычного молодого человека) в блестящего писателя мирового уровня.
Фамилия — Лорченков. Вот это действительно Изменение. Оно меня буквально завораживает, знаете.

- У вас интересная биография...

В моей биографии нет ничего особенного. Да, я часто менял место жительства, но
это обычная практика в офицерских семьях. Я не аферист, не авантюрист, не связан
с криминалом. Жизнь моя легко прослеживается с точностью до недели в любой из 32 прожитых мной лет.
Советского карнавализма в виде еще трех фамилий (и все настоящие)
родственников из русской глубинки по имени Вильям или Роджер (названных так, конечно,
совершенно случайно), трех высших образований при двух классах средней школы, дедушки
- повара Сталина, снохи - сестры шурина деверя тестя, у которого случайно фамилия Дудаев
и случайно женатого на племяннице шейха аль-Дзараби, а в девичестве Морган, побочная
ветвь дома Гогенцолеров ... в общем, всего этого в моей биографии нет.


Я простой человек из Кишинева. Пишу книги.

анонс-3

Мы видим студию программы "Школа злоязычия", о названии которой узнаем по большим буквам на заднем фоне.
Посреди, на некотором возвышении, стол. На одном его конце сидят две дамы зрелого возраста, одна — в
вязанной фуфайке, полная (Брюнетка), другая — в кожаном пиджаке, чуть потоньше (Шатенка). У женщин хорошая
укладка, они ухожены. Напротив них — крепкий мужчина лет сорока, выбрит наголо, одет как молдавский
исполнитель поп-музыки: рубаха, расстегнутая до пупа, много цыганских прибамбасов, фенечек, воротник
рубашки чуть приподнят, и выражение лица такое же хитровымученное.

Шатенка говорит:

- Знаете, я когда читала вашу последнюю книгу... - говорит она.
- Ну дык, - говорит мужчина, гоготнув.
- Я прочитала там фразу... - говорит женщина.
- Трусики моей Любимой беленькие, как береста березушки-матушки, - цитирует она по памяти, полуприкрыв
глаза, мужчина тоже жмурится от удовольствия.
- Можно было бы еще добавить, - говорит Брюнетка.
- … как на бересте, с черненьким точечками сзади и желтыми спереди, - говорит Брюнетка.

- Снова все оживленно смеются. Шатенка грозит пальцем Брюнетке.

- Это наша беспощадная Таня Худая, - говорит она.
- И наша романтичная Дуля Смирнова, - говорит Брюнетка улыбаясь.

Камера резко поднимается над столом, опускается. Лицо Шатенки становится серьезным.

- Так вот, я когда прочитала это... - говорит она.
- То просто... знаете... я просто открыла книжку, и... - говорит она.
- Просто ПОЦЕЛОВАЛА СТРАНИЧКУ!!! - говорит она.

Мужчина довольно улыбается.

- И я хочу сказать... - говорит Шатенка срывающимся голосом пионервожатой, которая после ночи ебли и пьянки
отчитывает девятиклассниц из июльского заезда за найденную под кроватью помаду.
- Сказать что... - говорит она, и вскидывает взгляд в камеру (наигранный жест, у телевизионщиков значит «быть
откровенным» — В. Л.)
- Если человек пишет книги, которые хочется поцеловать, - говорит она.
- Нежно, как герою этой книги — писюлечку любимой, - говорит она.
- Писюнечку, - буркает мужчина, который внезапно нахмуривается.

Люди в стулии качают головами, осуждающе смотрят на ведущих. Шатенка и Брюнетка вновь (они вообще очень часто
это делают) переглядываются, Шатенка с нежностью говорит:

- Какой он ранимый...
- Конечно, ПИСЮНЕЧКУ! - говорит она.
- И вот, если вам хочется также всосать в себя весь Сок этих чудесных книг, - говорит она.
- Ощутить во рту их упругую мякоть, - говорит она (мы видим, что мужчина в очках на заднем плане сует руку в
карман и начинает делать какие-то активные движения, амплитуда которых возрастает... это... что-то... кажется...
да он дрочит! - В. Л.)
- … то вам надо пойти в магазин, - говорит она.
- В магАзин! - зло буркает мужчина, поворачиваясь к камере в профиль, сильно щурится, позирует.
- В магАзин, - ласково соглашается Шатенка.
- И купить там книги замечательного русского писателя, - говорит она.
- Выдающегося, лучшего, - говорит она.
- Ну зачем же так нескромно, - буркает мужчина,
- Я же не Лорченков какой, - говорит он, все смеются.
- Нас, великих, много, - говорит он, подает знак.
- Гений, гений!!! - кричат сзади друзья мужчины в зале.
- Этого гения, и звать его... - говорит шатенка.
... - Но сначала заставка! - игриво говорит Брюнетка.

Играет музыка, покаазны какие-то абстрактные картины.

- Это передача для ценителей настоящей русской литературы, - говорит Шатенка.
- Школа Злоязычия, - говорит Брюнетка.

Высовывают языки и показывают их в камеру. Заразительно хохочут.

-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

1 октября. Бездны и высоты русской литературы.

Новая и самая грустная книга Владимира Лорченкова.

"То палая листва в тумане".

Позавтракать с Тиффани (новый рассказ)

любовная лирика

есть три великих лирика-молдаванина. первый - Овидий Назон,
которого сослали в Молдавию писать стихи, спиваться местной
кислятиной. второй - А. С. Пушкин, который кушал здесь вишни,
стрелялся на дуэли и спивался местной кислятиной. третий - В. В.
Лорченков, который плюнул на вишни, и отдал себя всего кислятине.

но был еще один, чья жизнь, увы, оборвалась слишком рано, и он не
успел оставить после себя почти ничего. но задатки у этого человека -
журналиста Дан Балана, погибшего у села Ларга, - были... и вот
один из ярчайших образов любовной молдавской лирики этого поэта
(а биография поэта - ЗДЕСЬ):

Я был счастлив с вами один
Только раз
Кажется
В Болгарии. Город БалчикCollapse )