Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

интервью о канадском сепаратизме и "Таун Дауне"

анонс романа

Мне нравится запах оливы, и мне нравится твой запах. Мне нравится горьковатый вкус, в который твой вонючий пот
тридцатипятилетней кобылы дает немножечко соли. Ах, как ты пахнешь, сладкая. Каждый раз, когда я подступаю к тебе —
Адам на вершине грехопадения, Адам, который шурует рукой между ног в поисках яблока, — у меня кружится голова, как
впервые. Я делаю что-то запретное. Наверное, это вопрос запаха. Сама природа велела мне не подходить к тебе.
Скунсы поворачивается хвостом, чтобы отправить нежданных гостей восвояси. Божье коровки ярко раскрашены, чтобы
птицы не съели их по-невнимательности. Я полна яда, - говорит каждая из них своим блестящим платьицем.

А ты, своим запахом, говоришь мне — уйди, я твоя сестра.

Но это не остановило меня. Ни в первый раз, ни в сто тысяч последующих. Ты спрашиваешь меня, когда это кончится.
Ты говоришь, что иногда это для тебя мучительно и это «иногда» происходит все чаще и чаще. Ты сдаешь, старушка.
Но я не в силах отказаться от тебя пока.

...Реальность, она как мулета. Она и такая и этакая. А на самом деле — всегда одинаковая. А лжец это тореадор.
Все зависит от того, какой стороной он развернет к вам мулету. Но как бы он не повернул, вам все равно лгут.

Я люблю дразнить мир, выворачивая его то так, то этак.

Ты думаешь, мы вместе потому, что я извращен — бедный порочный мальчик, шепчешь ты, прижав мою голову к своим
буферам, — а тебе просто некуда деваться.

Все сложнее, намного сложнее, печальная моя.

Даю тебе слово, что скоро я увезу тебя на песчаный пляж на берегу океана, где буду целыми днями целовать тебя,
а ты — купаться и бродить среди кактусов босиком. Разве что, немного противоядия мы возьмем, ведь в тех краях
полно змей, одна из которых — пусть и в когтях орла, — попала даже на герб это странной страны, где миллионеры
живут, как в раю, над семью кругами ада для бедняков. Но мне плевать. Мы долго, страшно долго были бедны.
Мы подверглись сексуальному насилию со стороны отчима. Мы... что там еще пишут в докладах по социологии?

По всем понятиям их блядского, извращенного современного общества, мы с тобой — жертвы.

И заслуживаем самого большого вознаграждения, которое они могут нам предоставить — небытия. Но не смерти, о, нет.
Я просто жажду раствориться в атомах океанского воздуха, в видах у моря, рассыпаться горсткой песка — вместе с
тобой, — и избавиться от своей личной истории.

----------------------------------------------------------------------------------------------------------------

25 апреля. Новый роман В. Лорченкова. "Свингующие пары". Текст в свободном доступе. Здесь.

новый рассказ

ГЛЯДИ В ОБА

- МЫ УБИЛИ ЧЕЛОВЕКА МЫ УБИЛИ ЧЕЛОВЕКА МЫ… — ГОВОРИТ ОН.

- Заткнись, — говорю я.

- Мы убили человека мы убили человекамыубиличеловека, — говорит он.

- Заткнись, — говорю я.

- МЫ УБИЛИ ЧЕЛОВЕКА, — говорит он.

- Я же говорил ГЛЯДИ В ОБА!!! — говорит он.

Смотрит на меня пустыми глазами и говорит еще:

- ТЫ убил человека, — говорит он.

- Вот еще, — говорю я.

- Слышь, ты, хуй, — говорит он.

- Ты убил человека, — говорит он.

- Я тебя умоляю, — говорю я.

- Это ТЫ убил человека, — говорю я.

- Потому что, пока я в этой машине сраной, — говорю я.

- Это считай ТЫ за ее рулем, — говорю я.

- Ну и что мы будем делать? — говорит он мне.

После этого мы с моим инструктором по вождению еще немножечко молчим. Так хочется верить в чудо! Так хочется верить, что сейчас в свете фар появится силуэт старушки, которая — как полагается после шока, — отряхнется и пойдет дальше, как ни в чем не бывало. Но в свете фар только пылинки. И кромешная тьма за светом. А все онCollapse )

мои уроки для советской Бессарабии

неожиданно обо мне вспомнили на родине.

причем сделали это в московском журнале знамя
сделали это довольно непривычно.

тут требуется отступление.
к бессарабцам — неважно какой национальности — я отношусь хорошо, с отеческой иронией, считаю их славными но интеллектуально недоразвитыми людьми, - по сути, детьми, - и никогда этого не скрывал. уверен, все изменится.

Ночное освещение, приличные свинг-клубы, чистые тротуары, своя литература, культура и элита — все это будет.

Но на это уйдут столетий и столетия.

Collapse )

интервью Русскому журналу + бонус

дал интервью Русскому журналу

конечно, проявил нескромность.

почему-то в интервью не попали два вопроса и ответы на них, а один был сильно порезан.

привожу их здесь для историков литературы и преподавателей ВУЗов:

- В последнее время все чаще мы наблюдаем появление новых ярких прозаиков
за пределами России. Как Вы думаете, в силу чего это происходит?

Большое спасибо за комплимент, Алена. Думаю, это просто случайность. Я ведь мог
оказаться и в пределах России, не прими мой отец приглашения Министерства обороны
РМ принять участие в создании национальной армии, и останься в русской армии на
севере. Ну, или пожелай моя мать обосноваться на еще одной нашей исторической родине
(в Буковине), а там бы мы не задержались и уехали — может, в ту же Россию. Или. Или.
Всё - случай.

Об изменениях в Молдавии

В целом в Молдавии все то же, что и в любом регионе России, который находится на
дотациях (ну, кроме Чечни, в них круто вкладывают:-). Никакой разницы. А то, что я,
помимо русской, представляю и новую молдавскую литературу на русском языке, вовсе не
значит,что я хорошо разбираюсь в вопросах современной молдавской статистики. Не думаю,
что и Маркес смог бы рассказать вам о «социально-экономических изменениях в жизни
индейской общины Колумбии». Единственное по-настоящему важное и уникальное, что
произошло в Молдавии за последние 15 лет — трансформация молодого человека не без
задатков (то есть, обычного молодого человека) в блестящего писателя мирового уровня.
Фамилия — Лорченков. Вот это действительно Изменение. Оно меня буквально завораживает, знаете.

- У вас интересная биография...

В моей биографии нет ничего особенного. Да, я часто менял место жительства, но
это обычная практика в офицерских семьях. Я не аферист, не авантюрист, не связан
с криминалом. Жизнь моя легко прослеживается с точностью до недели в любой из 32 прожитых мной лет.
Советского карнавализма в виде еще трех фамилий (и все настоящие)
родственников из русской глубинки по имени Вильям или Роджер (названных так, конечно,
совершенно случайно), трех высших образований при двух классах средней школы, дедушки
- повара Сталина, снохи - сестры шурина деверя тестя, у которого случайно фамилия Дудаев
и случайно женатого на племяннице шейха аль-Дзараби, а в девичестве Морган, побочная
ветвь дома Гогенцолеров ... в общем, всего этого в моей биографии нет.


Я простой человек из Кишинева. Пишу книги.

анонс-3

Мы видим студию программы "Школа злоязычия", о названии которой узнаем по большим буквам на заднем фоне.
Посреди, на некотором возвышении, стол. На одном его конце сидят две дамы зрелого возраста, одна — в
вязанной фуфайке, полная (Брюнетка), другая — в кожаном пиджаке, чуть потоньше (Шатенка). У женщин хорошая
укладка, они ухожены. Напротив них — крепкий мужчина лет сорока, выбрит наголо, одет как молдавский
исполнитель поп-музыки: рубаха, расстегнутая до пупа, много цыганских прибамбасов, фенечек, воротник
рубашки чуть приподнят, и выражение лица такое же хитровымученное.

Шатенка говорит:

- Знаете, я когда читала вашу последнюю книгу... - говорит она.
- Ну дык, - говорит мужчина, гоготнув.
- Я прочитала там фразу... - говорит женщина.
- Трусики моей Любимой беленькие, как береста березушки-матушки, - цитирует она по памяти, полуприкрыв
глаза, мужчина тоже жмурится от удовольствия.
- Можно было бы еще добавить, - говорит Брюнетка.
- … как на бересте, с черненьким точечками сзади и желтыми спереди, - говорит Брюнетка.

- Снова все оживленно смеются. Шатенка грозит пальцем Брюнетке.

- Это наша беспощадная Таня Худая, - говорит она.
- И наша романтичная Дуля Смирнова, - говорит Брюнетка улыбаясь.

Камера резко поднимается над столом, опускается. Лицо Шатенки становится серьезным.

- Так вот, я когда прочитала это... - говорит она.
- То просто... знаете... я просто открыла книжку, и... - говорит она.
- Просто ПОЦЕЛОВАЛА СТРАНИЧКУ!!! - говорит она.

Мужчина довольно улыбается.

- И я хочу сказать... - говорит Шатенка срывающимся голосом пионервожатой, которая после ночи ебли и пьянки
отчитывает девятиклассниц из июльского заезда за найденную под кроватью помаду.
- Сказать что... - говорит она, и вскидывает взгляд в камеру (наигранный жест, у телевизионщиков значит «быть
откровенным» — В. Л.)
- Если человек пишет книги, которые хочется поцеловать, - говорит она.
- Нежно, как герою этой книги — писюлечку любимой, - говорит она.
- Писюнечку, - буркает мужчина, который внезапно нахмуривается.

Люди в стулии качают головами, осуждающе смотрят на ведущих. Шатенка и Брюнетка вновь (они вообще очень часто
это делают) переглядываются, Шатенка с нежностью говорит:

- Какой он ранимый...
- Конечно, ПИСЮНЕЧКУ! - говорит она.
- И вот, если вам хочется также всосать в себя весь Сок этих чудесных книг, - говорит она.
- Ощутить во рту их упругую мякоть, - говорит она (мы видим, что мужчина в очках на заднем плане сует руку в
карман и начинает делать какие-то активные движения, амплитуда которых возрастает... это... что-то... кажется...
да он дрочит! - В. Л.)
- … то вам надо пойти в магазин, - говорит она.
- В магАзин! - зло буркает мужчина, поворачиваясь к камере в профиль, сильно щурится, позирует.
- В магАзин, - ласково соглашается Шатенка.
- И купить там книги замечательного русского писателя, - говорит она.
- Выдающегося, лучшего, - говорит она.
- Ну зачем же так нескромно, - буркает мужчина,
- Я же не Лорченков какой, - говорит он, все смеются.
- Нас, великих, много, - говорит он, подает знак.
- Гений, гений!!! - кричат сзади друзья мужчины в зале.
- Этого гения, и звать его... - говорит шатенка.
... - Но сначала заставка! - игриво говорит Брюнетка.

Играет музыка, покаазны какие-то абстрактные картины.

- Это передача для ценителей настоящей русской литературы, - говорит Шатенка.
- Школа Злоязычия, - говорит Брюнетка.

Высовывают языки и показывают их в камеру. Заразительно хохочут.

-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

1 октября. Бездны и высоты русской литературы.

Новая и самая грустная книга Владимира Лорченкова.

"То палая листва в тумане".

Позавтракать с Тиффани (новый рассказ)

любовная лирика

есть три великих лирика-молдаванина. первый - Овидий Назон,
которого сослали в Молдавию писать стихи, спиваться местной
кислятиной. второй - А. С. Пушкин, который кушал здесь вишни,
стрелялся на дуэли и спивался местной кислятиной. третий - В. В.
Лорченков, который плюнул на вишни, и отдал себя всего кислятине.

но был еще один, чья жизнь, увы, оборвалась слишком рано, и он не
успел оставить после себя почти ничего. но задатки у этого человека -
журналиста Дан Балана, погибшего у села Ларга, - были... и вот
один из ярчайших образов любовной молдавской лирики этого поэта
(а биография поэта - ЗДЕСЬ):

Я был счастлив с вами один
Только раз
Кажется
В Болгарии. Город БалчикCollapse )

рассказ в "Октябре"

в свежем номере журнала Октябрь -
мой хороший рассказ Целься лучше
он о том, как я чуть было не стал офицером молдавской армии, о России, снегах,
женских задницах, как грустно быть отцом, ну и многом другом. с Новым Годом.

Когда он узнал, что я сдал документы в военный колледж, Молдавия уже была независимой.
Я прошел все их несчастные экзамены, подтянулся тридцать раз против нужных десяти и
получил лучший результат по стрельбе. Я просто был связан с мишенями и вел пули, словно
пальцем, от одной к другой, от одной к другой. Когда я повернулся к этим мудакам, глаза
у меня горели, как у Фенимора Купера. Если бы я мог, я бы оперся на ружье.

– Недурно, – сказали они.
– Да я и без вас знаю, – сказал я.

Они смотрели на меня, растерянные. А я вспомнил наконец, какие глаза были у того несчастного
дурачка, который упал головой в ледяную Шилку, получив заряд в грудь. И постиг все скорби мира.

– Я без вас все знаю, ТУЗЕМЦЫ ЧЕРТОВЫ, – сказал я им.
– Не слишком ли ты борзый для тринадцатилетнего сопляка? – спросили они.
– Дайте мне только оружие, а с остальным я сам разберусь, – сказал я группке этих напуганных,
туповатых и миролюбивых молдаван.
– Оружие, а уж там я, к дьяволу, выиграю для вас все войны мира, – сказал я.

Они скривились, но решили принимать. Уж больно вступительные тесты были хороши. Видимо, рассчитывали
пообломать. Может, у них и получилось бы. Но приехал отец. И без разговоров забрал документы.

– В чем дело? – спросил я.
– Армия отменяется, – сказал он.

диски и порошок



друзья. в связи с тем, что в детдоме на Баюканах появился двд-плеер,
я буду рад принять у вас любые диски с мультфильмами и развивающими
программами. особенно приветствуется все, что связано с французским и
русским языками - для 60 детей приюта. мультфильмы это для младших
(там с шести лет принимают детей). и еще момент - в приюте ОЧЕНЬ нуждаются
в моющих-чистящих средствах. поэтому...

в пятницу, 16 октября, я буду ждать с 12.00 до 13.15 у памятника
Штефану Великому принимать: порошок (автомат - стиральная машина
там уже есть) мыло, зубную пасту, гель для мытья посуды, в общем,
вю чистяще-моющую бытовую химию. зовут меня Владимир, лысый,
в левом ухе серьга, тел.068011254

если есть желание помочь, но нет времени в пятницу - адрес приюта:
ул. Онисифор Гибу 4/2, тел: 518420. это на Баюканах, 1-я остановка
завода "Альфа", 50 метров вниз и налево - детский сад (находится
очень легко). спасибо.

upd в молдавской френд-ленте кросс-пост приветствуется