Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

интервью о канадском сепаратизме и "Таун Дауне"

новый рассказ

ГЛЯДИ В ОБА

- МЫ УБИЛИ ЧЕЛОВЕКА МЫ УБИЛИ ЧЕЛОВЕКА МЫ… — ГОВОРИТ ОН.

- Заткнись, — говорю я.

- Мы убили человека мы убили человекамыубиличеловека, — говорит он.

- Заткнись, — говорю я.

- МЫ УБИЛИ ЧЕЛОВЕКА, — говорит он.

- Я же говорил ГЛЯДИ В ОБА!!! — говорит он.

Смотрит на меня пустыми глазами и говорит еще:

- ТЫ убил человека, — говорит он.

- Вот еще, — говорю я.

- Слышь, ты, хуй, — говорит он.

- Ты убил человека, — говорит он.

- Я тебя умоляю, — говорю я.

- Это ТЫ убил человека, — говорю я.

- Потому что, пока я в этой машине сраной, — говорю я.

- Это считай ТЫ за ее рулем, — говорю я.

- Ну и что мы будем делать? — говорит он мне.

После этого мы с моим инструктором по вождению еще немножечко молчим. Так хочется верить в чудо! Так хочется верить, что сейчас в свете фар появится силуэт старушки, которая — как полагается после шока, — отряхнется и пойдет дальше, как ни в чем не бывало. Но в свете фар только пылинки. И кромешная тьма за светом. А все онCollapse )

мои уроки для советской Бессарабии

неожиданно обо мне вспомнили на родине.

причем сделали это в московском журнале знамя
сделали это довольно непривычно.

тут требуется отступление.
к бессарабцам — неважно какой национальности — я отношусь хорошо, с отеческой иронией, считаю их славными но интеллектуально недоразвитыми людьми, - по сути, детьми, - и никогда этого не скрывал. уверен, все изменится.

Ночное освещение, приличные свинг-клубы, чистые тротуары, своя литература, культура и элита — все это будет.

Но на это уйдут столетий и столетия.

Collapse )

рассказ в "Октябре"

в свежем номере журнала Октябрь -
мой хороший рассказ Целься лучше
он о том, как я чуть было не стал офицером молдавской армии, о России, снегах,
женских задницах, как грустно быть отцом, ну и многом другом. с Новым Годом.

Когда он узнал, что я сдал документы в военный колледж, Молдавия уже была независимой.
Я прошел все их несчастные экзамены, подтянулся тридцать раз против нужных десяти и
получил лучший результат по стрельбе. Я просто был связан с мишенями и вел пули, словно
пальцем, от одной к другой, от одной к другой. Когда я повернулся к этим мудакам, глаза
у меня горели, как у Фенимора Купера. Если бы я мог, я бы оперся на ружье.

– Недурно, – сказали они.
– Да я и без вас знаю, – сказал я.

Они смотрели на меня, растерянные. А я вспомнил наконец, какие глаза были у того несчастного
дурачка, который упал головой в ледяную Шилку, получив заряд в грудь. И постиг все скорби мира.

– Я без вас все знаю, ТУЗЕМЦЫ ЧЕРТОВЫ, – сказал я им.
– Не слишком ли ты борзый для тринадцатилетнего сопляка? – спросили они.
– Дайте мне только оружие, а с остальным я сам разберусь, – сказал я группке этих напуганных,
туповатых и миролюбивых молдаван.
– Оружие, а уж там я, к дьяволу, выиграю для вас все войны мира, – сказал я.

Они скривились, но решили принимать. Уж больно вступительные тесты были хороши. Видимо, рассчитывали
пообломать. Может, у них и получилось бы. Но приехал отец. И без разговоров забрал документы.

– В чем дело? – спросил я.
– Армия отменяется, – сказал он.

итоги

итоговый в этом сезоне рассказ
называется Кровавый спорт
мой маленький шедевр.
последний в трех сборниках,
написанных за два с половиной месяца.

или зайдите на главную страницу сайта
и с нее - по последнему обновлению от 5 июня

рассказ Москва

новый рассказ называется
Последний день войны

посвящаю его Москве и области, России,
русским, Лужкову, гастарбайтерам, НТВ,
Д. Медведеву и В. Путину, офицерам
советской армии, Кремлю, либералам, Гоше Куценко,
Красной площади, гражданским лирикам как в стихах
так и в прозе, и двум классикам молдавской
литературы (кто еще, кроме меня? узнай и выиграй).


или зайдите на главную страницу сайта
и с нее - по последнему обновлению от 3 июня

русофобы

провел вчера вечер с журналистами из восточноевропейской
демократии, словакии. пил кофе. все оказалось как всегда.
приятные улыбчивые парни оказались людоедами, желающими
исчезновения руских, как вида. и если вначале еще идет
маскировка в виде шаманских заклинаний а-ля "путен балалайка
сталин империя бухаха", то, после спокойной контраргументации,
наступает час икс - человек обескураживающе улывается и говорит
"ви есть праф но я просто не любить руски". ну что ж делать, парни.
все эти поляко-румыно-болгаро-венгро-словако-чехо-словенцы-и т.п.
искренне уверены, что брюссель должен им денег, вашингтон должен
за них воевать, а русские - бесплатно снабжать газом.

мозги им промыли хуже чем в Совке, все эти евроньюс сделали
из них зомби. особенно их напугала вся эта история с газом.
они не поняли, что русским показали Капитализм и русские -
народ талантливый, начал капитализм делать, причем Настоящий -
как в Англии, где сёла заради овец сгоняли с земли и детей из
сел этих вешали за бродяжничество. чтобы Прорядить атмосферу
и дать дорогу молодому английскому бизнесу. капитализм, а че.

забавная деталь. в конце беседы эти милые - кроме шуток, - люди
сказали на полном серьезе спич про европу (!) (дружеская попойка
в СССРии на квартире - в конце кто-то толкает речь про идеалы Ильича,
1982 год, можете себе такое представить? даже стукач бы такую х-ню
не сморозил) и подарили мне 1 словацкий евродоллар как СИМВОЛ.
молдаванин бы ужасно растрогался и всю ночь беспокойно метался по
подушке во сне. а я просто всучил им пару мелких аллюминиевых копеек
местного производства. Джеймс Кук, получивший взамен зеркальца и топорика...
чудесные топорик и зеркальце. играем на вашем культурном поле.

м-м-м-м, приезжайте еще, ребята, здесь еще осталось немного русских.

35

недостихи про возраст опять,
когда мне исполнится тридцать пять
я, в ожидании сорокапять,
утренних банок пива, и реплик незнакомых
мне (ей богу, Ира!) старшеклассниц
- ммм, какой классный дядька, -
в одноклассниках, воспользуюсь своим правом
на получение прав. стану
кататься за город, покрашу
остатки волос искусственной седиой,
куплю майку без рукавов, скачаю
гигантский порнофильм откуда-нибудь из
интернета. уеду в Москву писать рассказы про то,
как я бухал с такими же грустными неудачниками
и буду называть это новым реализмом
- главное ж блядь подыскать термин, а остальное приложится, -
кстати, если кто-нибудь готов пристрелить меня к тридцатилетию
я буду весьма благодарен. спасибо о, избавьте меня
от таких тридцать пять

Вернулся

Пить я, в принципе, начал еще в 4.30 утра на регистрации в Кишиневе. Молдавский мент сказал, что в ручной клади спиртное везти нельзя, поэтому его нужно оставить. Ага блядь. Литр Букета Молдавии пришлось пить из горла. Начало было неплохим, поэтому три дня в Переделкино пролетели как минута: все-таки спиртное прекрасный способ отстраниться от окружающего тебя маразма. Больше меня на съезды и семинары писателей хуй заманишь. Но поездка была не зря: на обратном пути, когда я ночевал в аэропорту Домодедово, Господь, как всегда, когда я пью, явил мне Чудо. Великую, волшебную, удивительную и уникальную ночь. Ради которой, собственно, Господь все это и устроил, я так понимаю. Я увидел удивительных людей.

Я утешил пьяненькую плачущую молдаванку из обслуживающего персонала Домодедово, и ее коллеги - все мои соотечественники - приняли меня, очевидно за Маленького принца или Гулливера. Бегали вокруг меня, пришептывая и восхищаясь, - почему, я не знаю, - и уложили спать в подсобке на огромной тачке для багажа.

Я, поспав до трех и выйдя размяться в мир, узнал 37-летнего рецидивиста, который сидел 20 лет и будет сидеть еще 15 - об этом мне рассказали его охранники, два больших веселых опера с огромными пистолетами на ремнях. Я был единственный кто на вопрос, а можно нам здесь присесть, сказал да (я просто близорукий и не видел ни наручников ни стволов). Все они оказались славными людьми и их самолет в Уренгой опаздывал из-за тумана. Рецидивист трижды сыграл со мной в шахматы, а опер звонил 17-летнему сыну и просил того не гонять по обледенелой дороге. Не больше 80-и в час, сынок, просил он. Шестидесяти, сказали хором мы: я, рецидивист, и второй опер. Не больше шестидесяти, благодарно сказал он. Я купил им кофе, первый опер купил нам чаю, рецидивист купил нам газировки, второй опер - булки. Мы расковали парня, и сели есть.

Только в самолете я понял, и сказал - мы преломили хлеб. Я сказал это карликовой собачке в розовом пеньюарчике, которую везла с собой - заплатив за кресло! я видел билет - ухоженная девушка лет сорока. Собачка кивнула и перестала дрожать, после чего девушка перестала на меня коситься и я познал этой удивительной, уже сереющей в утро ночью, и ее.

Сейчас, думая, что все это было со мной и было совсем недавно, я чувствую великую благодарность. На моих глазах выступают слезы. Мир многообразен и удивителен. И Бог наградил меня даром встреч. Я окунаю в мир лицо, как в океан, раскрываю под водою глаза и вижу жизнь во всех ее проявлениях. Рецидивисты, горничные, опера, уборщицы, непослушные сыновья, брошенные невесты, счастливые жены, механики и девушки с Рублевки. Они светят мне маяками Вселенной. Я счастлив жить на одной планете с ними. Я плачу.