Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

новый рассказ в "Русской жизни"

Экскурсовод, наступив на разбившегося орла – чавкнуло – уже шла вверх по тропинке. Группа поспешила за ней. Раз, два, считала Наталья Борисовна, успокаиваясь. Остановилась. Сказала:

– А теперь послушаем чудесную музыку арфы Эола… – сказала она.

– Древнегреческое божество… – сказала она.

– Ликийское вообще–то, – буркнул мальчик Володя.

– Заимствованное у ликийцев ахейскими беженцами, которые бежали от дорийских захватчиков, – пояснил он восторженной разведенке.

– Спасались на побережье Малой Азии, – сказал он.

– И впоследствии причислили Эола к пантеону эллинов, – сказал он.

– Не путать с римским! – сказал он.

Заткнулся. Эксурсовод, сдавшись, молчала. Запела арфа вдали. Темнели горы. Нет, к обеду точно не успеем, поняла экскурсовод. Решила, по крайней мере, вернуть утраченный в группе авторитет. Сказала.

– А теперь я почитаю вам стихи, сказала она.

Прокашлялась, встала на небольшой камень. Сказала:


…белеет парус одинокий на глыбе музыки твоей

О. Иоганн, слепец великий, послушать дай –

рук не жалей –

свои концерты, фуги, бахи, виолончели и фагот

Да будет день, и ангел падший, тебя за руку приведет

В чертоги золота и тлена, и наслаждений, и греха

И засмеется демонично... вери имрессивли:

ха–ха!

ЖОЙ ЦИВ (новый рассказ)

Смотреть на плиту было одним удовольствием. Лихо летали с одного конца на другой толстые, длинные макароны. Ждала их чуть сбоку кучка капусты, с вкраплениями лука. Слегка вяла от огня зелень. Шипели куски маринованного мяса. Все это летало, горело, шкворчало, смешивалось. Плита была миром, а молчаливый азиат с ножом - Богом. Он никогда не разговаривал. Я не очень люблю людей, так что никогда не смотрел на него. Предпочитал смотреть на еду. Кореец был ловкий и успевал обслужить чуть ли не 10 человек одновременно. Часто среди них стоял я - этот ресторанчик был в двух шагах от того музея Вены, где меня поселили работать писателем. По утрам меня будили туристы, которым меня показывали из-за жалюзи. Одна надежда была - что в номере нет скрытых камер. По утрам на Марияхикельштрасе, куда выходили окна номера, шли толпы туристов и, почему-то, школьниц в мини-юбках, и половина из них - с самого утра - держали в руках коробочки с корейской едой. Это меня так заинтересовало, что в первый же вечер я вышел из музея, пошел навстречу движению, и вышел к тому самому кафе. Где молчаливый кореец творил чудеса у плиты, пока его брат, ну или двойник, или клон, или просто другой кореец, принимал заказы. Они упаковывали с собой, что, с учетом моего нового клятого романа, из-за которого я и поспать-то толком не мог, было очень, очень удобно.

… Пламя под плитой вспыхнуло еще сильнее, мясо зашипело. И я вдруг услышал, о чем именно оно шипело.

- Белый снег, серый лед, - шипело оно.
- На растрескавшейся земле, - шипело оно.
- Одеялом лоскутным на нем, - шипело оно.
- Город трада-да-да-да, - шипело оноCollapse )

Когда я стану ветром (новый рассказ)

− Ждите здесь, - велел охранник.

Очень мужественный, в черной кожаной куртке, и взглядом из-под бровей. Может, они у него просто были как у Брежнева? Я не всматривался, они не любят прямого взгляда. Так что мне пришлось наблюдать за ним исподтишка. Плечи надутые, но это, скорее, из-за трех свитеров. Они все одевают по три свитера, чтобы не казаться тщедушными. Ну, под кожаную куртку. Время от времени он бросал взгляды на дверь, откуда должна была выйти Она. Я без колебаний понял, что он влюблен. Они все влюблены в певиц, которых должны охранять, после того, как стал популярным фильм «Брат-2». Я понял, кого он мне напоминает. Охранника певицы Салтыковой из «Брата-2». Удивительно, подумал я, но больше ничего подумать не успел, потому что дверь распахнулась и в кабинет влетела певица Максим.

Странно, но я ничего не почувствовалCollapse )

армянская группа "Пусси райот"

Подвергся — наряду с певицей Земфирой и писателем Набоковым, - острой критике журнала «Сноб».

«Как самые выдающиеся люди России, к которым мы относимся как к Носителям Истины», - взволнованно пишет издание, - могут обойти молчанием дело «пусирайот»

Не знаю, почему молчат Земфира и Набоков. Я, например, молчал, потому что думал — все очень очевидно, и разъяснения не требуются.

Но раз уж «Сноб» настаивает...

Армянская рок-группа «Пусси Райот»

1919 год. Турки не справились, и не сумели спасти из обломков Османской империи хотя бы свое национальное государство. Последнего султана не отпустили с миром в Америку, а закопали живьем на площади. Ататюрка и его девятерых приемных детей «ликвидировали»: Мустафу застрелили, а щенков штыками закололи. Патроны были еще нужны! Ведь предстояло убить еще несколько миллионов «турок» - учителей, врачей и т.п, всех, короче, кто умел читать и писать и был неправильной, турецкой, национальности, убили. Тонкий слой образованных людей, который начали создавать лишь во второй половине 19 века, моментально исчез.

Власть в стране перешла к армянско-курдскому меньшинству. Всех турок, конечно, не убили, - работать-то кому-то надо, - но они находятся на положении угнетенных меньшинств. В школах страны туркам объясняют, что они народ сраных держиморд, и что если бы не горстка курдско-армянско-интернациональных храбрецов, они бы так и гнили в свой турецкой Турции, тюрьме народов. Быть турком стыдно, не модно: турки стыдливо ищут у себя прабабушку-курдку, популярны разговоры о «коктейле кровей». Ислам — реакционная религия, над ним смеются, в кругах интернациональной интеллигенции очень популярен зороастризм. Турция находится в Анатолии, все остальные районы стали независимыми государствами...

Время от времени, чтобы турки не задумывались, а что, собственно, происходит, «армянско-курдские» культуртрегеры устраивают Перфомансы. Запускают, допустим, рок-группу «Мрчяк Аванесян» (в переводе на турецкий.. ну скажем, «Пусси Райот») в мечеть Сулеймана Великолепного.

Но так как интеллигенция перебита, то создать — даже на уровне копеечного перфоманса — ничего не получается. Создать - даже фреску «Курдско-армянский интернационал несет свет свободы забитым турецким кретинам» - не получается. Вообще создать не получается.

Приходится обходиться убогими хэппенингами. Ну там, побренчать на мясной губной гармошке (подрочить, например), поссать в углу. Турки, даже атеисты, конечно недовольны: мечеть это все-таки культурный символ...

… Вот, собственно, и все. Умному достаточно.

И уже только поэтому вопросов к группе «Мрчяк Ава»... простите, «Пусси райот» нет и быть не может. Какая разница, что они сделают, чего не сделают, что хотели сделать? Художницы они, домохозяйки, студентки или сатанистки? Какая вообще до них разница должна быть «туркам»? «Турок» по настоящему должны волновать такие вопросы:

Почему в своей стране, искусственно разобранной, они находятся на положении угнетенного меньшинства?
Не пора ли заканчивать?
Кто ответит за уничтожение образованных турок: сначала физическое, а затем и моральное, длящееся до сих пор?
Где, собственно, деньги?

Вот и все вопросы.

Но три перепуганные «армянки» с цветными колготками на головах дать на них ответы не смогут.

Они просто некомпетентны.

Поэтому, конечно, свободу армянской рок-группе «Пусси Райот».

анонс романа про шпионов

Модное кафе в центре Кишинева. За столиком в углу - популярная журналистка Наташа Марареску.
через весь зал, в углу напротив - генерал ФСБ Альбац в гражданском. они смотрят друг другу в глаза.

Короткая ретроспектива. Мы видим, старую пошарпанную дверь, установленную на террасе модного кафе. Это модный в Кишиневе — стало быть, давно уже вышедший из моды во всем мире, - ретро-стайл. Надпись корявыми буквами над заведением.

«Старыйъ чердакофф»

(то есть, авторы «креатива» постарались вместить в него все известные им на тот момент провинциальные тренды, от «ять» до «офф» на конце - прим. сценариста).

Столики, стулья, смеющаяся молодежь. Люди выглядят, как участники вечеринки военной хунты в Намибии за полчаса до прихода войск миротворческого контингента Африканского союза: слегка напряженными, но тщательно блюдущими «ноблес-облидж». Девушки одеты так, как уже не модно в Москве, но еще модно — в Киеве. Причем так одеты только самые модные девушки.

Остальные смотрят на них с завистью и восхищением.

Молодые люди — приглядевшись, мы видим, что они не так уж и молоды, всем за тридцать, - тщательно пытаются вести себя Непринужденно. Они смеются чуть громче, чем следовало бы, и часто фотографируются, обнявшись. Почти у каждого молодого человека на шее — фотоаппарат за 2-3 тысячи евро, хотя, совершенно очевидно, это примерно полугодовой доход владельца дорогого «гаджета».

Периодически кто-то с радостным возгласом приветствия бросается от одной компании к другой. Девушки всегда целуются, хотя — что совершенно очевидно при взгляде на них, - ни одной так и не хватило смелости попробовать переспать с себе подобной.

Звучит музыка из кинофильма «Старые песни о главном» (песня «Я прошу, хоть ненадолго» - исполняет певец Агутин).

Мы видим, как на террасу заходит генерал Альбац. На нем красивый костюм, качественного кроя, цвета электрик, он буквально электризует женскую аудиторию. Генерал, небрежно кивнув официанту и бросив ему пару слов, — понятно, что это разговор завсегдатая, - усаживается в углу столика.

На террасу входит Наташа.

Она выглядит чуть иначе, чем во время поездки в лимузине. Она выглядит Повзрослевшей. Быстрый крупный план лица. Складки у губ. Холодный взгляд. Очки, как у Опры Уинфри, будь у нее очки. Общий план фигуры, которую заслоняют бросившиеся к Наташе девушки — с приветствиями, поцелуями, объятиями. Мельком глянув на генерала Альбац, Наташа проходит в другой угол террасы и садится за столик, уже окруженный молодой и веселой компанией. Время от времени девушка бросает взгляд на генерала, он смотрит на нее в ответ. Мы не слышим, о чем идет разговор за столиком Наташи, но видно, что она, - хоть все стараются этого не показывать, - в центре внимания. Мы видим взгляды, улыбки, слышим хохот:

Наташа, со скучающим видом, достает мобильный.

Крупно — надпись на экране (это sms). Там написано:

- Pohoroshela, - написано там.

Улыбнувшись, Наташа начинает набирать ответ.

- Postarela, - пишет она кокетливо.
- Povzroslela — появляется текст полученного sms
- Ohuitelno vigledish — появляется текст еще одного смс.
- Starauis papochka, — пишет Наташа.

По контрасту с пылающими буквами смс (они в буквальном смысле пылают, так как экран с подсветкой, и буквы издают свечение), - холодное, беспристрастное лицо генерала, и скучающее, якобы незаинтересованное ни в чем лицо Наташи. Общий фоном — кафе, гул разговоров, силуэты фигур, изредка рука официанта, поправляющая скатерть, чашка с кофе, нож, тарелка... Обычная суета популярного кафе. Крупно — смс, которые появляются на экране с дурацким пиканием, или фразы, которые набирает Наташа.

- Ne spal vsiu noch mechtaia o vstreche, - пишет он.
- Ya toje, - пишет она.
- Ti tak izmenilas... Takaia strogaia v etoi iubke i bluze.., - пишет он.
- Tebe mojno ee zadrat jerebets, - пишет она.
- Mojesh menea pozdravit, - пишет она.
- Ya 8-ia v spiske Liberalnoi partii na viborah, - пишет она.
- I eshe moya peredacha soglasno reitingu TNS — most popularity in Moldova! - пишет она.
- Govoril je chto Kontora pomojet — пишет он.
- Poverit ne mogu chto laskal takuiu krutuiu devuchku.., - пишет он.
- Hi-hi. Bilo delo. Mne ponravilos.., - пишет она.
- Tvoia uzkaia norka m-m-m-m.., - пишет он.
- Mne stitsea tvoi hui.., - пишет она.
- Nravitsea kogda govoreat preamo suchka, - пишет он.
- Da blead! - пишет она.
- Obojаiu ebat tebea... pihat tebe v pizd... (появляется надпись «из-за ограничения по количеству символов ваш смс получен не полностью»), - пишет он.
- O da ia hochu chtobi ti vdul mne praemo v.., - пишет она.
- Hochu konchit na tvoe eblivoe lichiko.., - пишет он.
- Na kotoroe smotrit vsea Moldavia.., - пишет он.
- Takaia nepristupnaia..., - пишет он.
- Ne dlea tebe moi sex-gigant.., - пишет она.
- Vau..., - пишет он.
- Poslednii raz — kogda na dache — potom den hodit ne mogla.. , - пишет она.
- Mne priatno..., - пишет он.
- Hi-hi.., - пишет она.
- Eto vse parafin:-) - пишет он.
- Nedarom ya zakazhal ego TUDA kogda slujil v VDV - пишет он.
- On takoi mmmmm ogromnii... Pohoj na church-helu:), - пишет она.
- Church hello — пишет он.
- Hahaha — пишет она.
- Nravitsea? - пишет он.
- O da! Vkusnaia...)) Ya bi ESHE poprobovala.., - пишет она.
- Nu tak ya dam tebe:) I eshe.., - пишет он.
- Da? - пишет она.
- Davai v sleduiushii raz poprobuem propihnut tebe ego v jo... (появляется надпись «из-за ограничения по количеству символов ваш смс получен не полностью»), - пишет он.
- Hi-hi ya bouus.., - пишет она.
- Nu pojaluista! - пишет он.
- Ne ladno poprobuem.., - пишет она.
- mmmmm suchka... takai pokornaia... , - пишет он.
- ti menea zavodish.., - пишет она.
- Vsea teku.. kak deficitnii biudjet Moldovi hahaha, - пишет она.
- Nu tak konchai pobleadushka eblivaia!, - пишет он.
- Ti hochesh chtobi ya zavtra prishla na yavochnuiu kv-ru c pobritoi piz... (появляется надпись «из-за ограничения по количеству символов ваш смс получен не полностью»), - пишет она.
- o... blead da!!!, - пишет он.
- Hi-hi... mne hochetsea chtob ti kohcil na siski a potom oblizat mmmmm chercchhelu:) - пишет она.
- I mne toje! Kstati... Zavtra v 18/00 ok? - пишет он.
- Ok... Na efire chto-to skazat v efire? - пишет она.
- Da skaji chto amerika stavit blok na puti ES k prosvetaniu, - пишет он.
- I vse? - пишет она.
- Obroni frazu «Samie vkusnie mandarini — iz Tunisa», - пишет он.
- Hi-hi beliberda kakaia-to...)) - пишет она.
- Eto kodovaia fraza shpionochka ti moia)) - пишет он. -
- Mmmmmm.., - пишет она.
- Blead skorei bi zavtra VLOMIT Tebe... Trahnut! - пишет он.
- Da!!! BLEAD YA KONCHILA!!!! OT ODNIH SLOV I CHUT PIZDI KOSNULASI!!!
- DA!!! - пишет она.
- BLEAD ESLIB U MENEA HUI BIL U MENEA B POLNIE TRUSI SPERMI BILI!!! - пишет она.
- DA BLEAD PROSTITUTKA EBANNAYA! - пишет он.

Все это время песня «Я прошу, хоть ненадолго», звучит очень громко и грустно.

- Где-то далеко, очень далеко, - поет Леонид Агутин.
- Идут грибные дожди, - поет он голосом грустного еврея из советского ВИА, которому не дают выезд на ПМЖ, и который именно поэтому грустит, и лишь примерно представляет себе грибной лес, поэтому пытается выразить тоску по нему плачем по разрушенному Иерусалимскому храму.
-Созрели вишни, - поет он, причмокивая (а больше я ничего не скажу, потому что и так часто бываю обвинен в антисемитизме, а ведь у меня даже друзья евреи есть! — прим. сценариста)

Слова песни становятся неразборчивыми. Фокусировка кадра на кафе и на девушке, которая держала телефон под столом, и поглядывала туда (как часто бывает, когда мы не хотим, чтобы экран видели друзья из компании). Мы видим, как Наташа вынимает руку из-под стола. Ее указательный палец, почему-то, мокрый и блестит. На щеках у девушки — румянец. Она улыбается, у нее томный и сытый вид, как бывает у женщины, которая кончила.

Столик генерала Альбаца. Генерал допивает кофе, встает. Уходит.

Поблескивающий костюм. Крупно — телефон, на экране смс.

«LIUBLIU SELUIU»

--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
первый русский роман про разведку после "Бриллиантов для диктатуры пролетариата"
автор благодарит за помощь, оказанную при сборе материала, Федеральную Службу
Безопасности РФ и Службу Информации и Безопасности РМ.

Новая книга Владимира Лорченкова.
1 сентября.
Здесь

анонс (эпизод в цирке)

Мы видим советский цирк — праздничный, в иллюминации, совершенно новый, - дети галдят, взрослые смотрят вместе с ними на арену (взрослые — на трусики той тетки, что выходила в короткой юбке объявлять номера — В. Л.), играет музыка.

- Советский цирк, - играет музыка.
- Тра-та-та-та-тара-та-та, - играет она.
- Советский на... - поет она.

Раздается треск барабанов. На арену выходит мужчина в гимнастерке, шум стихает.

- Цирк как искусство, - говорит голос.
- Заездом в МССР из братской республики, - говорит голос.
- Номер артиста Армянской СССР, - говорит торжественно голос.
- Заслуженного артиста РФСФСР, - говорит он.
- Магистра искусств Ереванской Школы Цирка, - говорит он.
- Почетного работника Армянского Гостелерадио, - говорит он.
- Ибрагима Варданяна, - говорит он.
- К 57-летию переправы на Малой Земле... - говорит он.

Аплодисменты (советским людям все равно было, кому хлопать в конце 70-хх годов: хорошее питание, избыток сил и эмоций, легкая истерика из-за предчувствия того, что этот небывалый для всех этих МCCР, УССР, АССР и т.п. продовольственный рай вот-вот навернется, потому что русские кормили их всех на последнем издыхании... — В. Л.).

Мужчина вздыхает вместе с гармонью и говорит:

- Переправа, переправа, - говорит он прочувствованно.
- Переправа, переправа, - говорит он.

Весь зал, с лицами Остро Интересующихся Происходящим Советских Людей (горящие щеки, блестящие глаза, полураскрытые рты... да они все блядь под кетамином! - прим. В. Л.), смотрит на циркача. Многие даже привстали с мест. Мы видим мужчину, который искоса поглядывает на зад своей привставшей соседки. Зад хорош, он округлый, мягкий, большой... мы словно чувствуем исходящее от него тепло... Зад-печка... мы буквально течем взглядом по тому намеку на впадине — юбка натянута — который расположен между двумя великолепными полужо...

Женщина поворачивается и укоризненно смотрит в камеру.

Покраснев, мы, вместе с камерой переводим взгляд на арену. Там мужчина в форме красноармейца, разведя гармонь, которую держал на груди, говорит:

- Переправа, переправа, - говорит он.
- Берег левый, берег правый, - говорит он.
- Где тропинка, где лучинка, - говорит он.
- Где изба, где самовар, - говорит он.

Садится на край арены, Пригорюнивается, становится похож на актера Леонова, который изображал старого грустного еврея по пьесе очередного шалом алейхома из Союза Писателей СССР («сделай мне вселенскую грусть, Мотя» - В. Л.), играет на гармошке.

На весь цирк раздается мелодия «Пусть бегут неуклюже пешеходы по лужам»

Общий план цирка. Люди постарше пригорюнились тоже, кто-то подпирает щеку рукой. На глаза одной женщине набегает слеза, медленно капает, падает на макушку зрителя, сидящего в следующем ряду... Снова арена. Мужчина в кителе играет что-то задумчивое, мы, почему-то, слышим музыку инструмента типа дудук, хоть это по-прежнему, гармонь.

- Переправа, вах нанай, - поет мужчина.
- Весь в крови, весь в золе, - поет он.
- Весь в огне, весь билядь, полыхает, - поет он.

Никто в зале не возмущается, потому что мужчина поет по-армянски.

- Ебаный твой рот, горила, - поет мужчина.
- Где ты на хуй там застряла, - поет он.
- Я те я рот блядь дзы и в уши, - поет он.
- Ебать в сраку, - произносит он кодовую, очевидно, фразу.

Общий план арены сверху. Внезапно из-за кулис (да, я как и вы, забыл, как называется та штука, из-за которой выбегают в цирке — прим. сценариста) стремительно выбегает что-то черное! Шум в зале. Черный комок останавливается, распрямляется.

Гомерический хохот.

Крупный план — шимпанзе Эрнест, в форме бойца СС, с фуражкой — почему-то офицера люфтваффе, - и автоматом «Шмайсер» на боку. На ногах шимпанзе — начищенные до блеска сапоги. Обезьяна скалится и совершает круговой разворот. Мы видим цирк его глазами: огни, хохот, раскрытые рты, вытянутые пальчики детишек («мама, мама, смотри!»). Мужчина в галифе встает, растянув гармонь — снова хрип инструмента, и, дождавшись, когда зал стихнет, - говорит:

- Гуттен морген, дранг нахт остен! - говорит он.
- … - вскидывает руку в нацистском приветствии шимпанзе.
- … - умирает от счастья зал.
- Битте дриттте, айн цвайн митте! - говорит с армянским акцентом человек в галифе.
- Только быть вам фрицы битым! - говорит он.
- Ихтен шмихтен дринге бюст, - говорит он.
- Баты шматы дирли дюст, - говорит он.
- … - кивает шимпанзе под рев счастливого зала.
- Как вас звать, величать? - говорит мужчина.
- … - ждет обезьяна.
- Может, Ганс? - спрашивает циркач.
- … - молчит шимпанзе.
- Адольф?! - говорит циркач, зал снова грохочет.
- … мотает головой шимпанзе.
- Эрнест?! - говорит циркач.

Шимпанзе яростно кивает. Циркач, разведя гармошку, играет что-то вроде марша Мендельсона, после чего говорит:

- Небось, в честь штурмовика Эрнеста Рема назвали? - говорит он.

Шимпанзе кивает, выкидывает лапу в нацистском приветствии. Гогот зала. Мужчина начинает играть на гармошке что-то бравурно-патетическое, из-за чего становится похож на клоуна Карандаша, развлекающего советских солдат на передовой. Поет поганым голосом старшего Райкина, но по-прежнему с сильно выраженным армянским акцентом:

- Вы уж будьте так любезны милый фриц, - поет он.
- Вы при виде наших танков лягте ниц, - поет он.
- Как дойдет наша пехота до Берлина, - поет он.
- Вы поймите сдаться вам необходимо, - поет он.

Обезьяна мотает головой, пытается убежать от циркача, который, уподобившись Цезарю, делает три дела одновременно: скачет вокруг животного, танцуя гопака и играя и напевая одновременно («пусть цветут сто цветов» как сказал товарищ Мао). В общем, перед нами обычная третьесортная поделка, которыми потчуют солдат на передовой во всех странах. Кружась, постепенно шимпанзе теряет автомат, каску, начинает выглядеть очень растерянно — примерно как А. Шикльгрубер в 1944 году, - и становится на колени. Зал смеется и аплодирует в такт песне.

- … от и так, ебать вас в сраку! - заканчивает петь циркач.

Обезьяна убегает за кулисы (нет, не вспомнил — В. Л.), роняя по пути штаны, и показывая голый зад. Экстаз зала. Камера стремительно возвращается на какой-то из рядов — и мы снова видим тот Зад, что привлек наше внимание. Его обладательница вновь поворачивается и смотрит на нас уже несколько иначе, взгляд с поволокой... Мы видим в нем обещание, она Раскраснелась... перед нами — стандартное начало советского романа (а еще они начинались в библиотеке, в колхозе и на стройке, и с тех пор ничего не изменилось— В. Л.)

Огни, шум.

Фокусировка кадра. Мы видим артиста в галифе, который пересчитывает рублевые купюры. В углу помещения — заставленного кассовыми аппаратами, афишами, реквизитом, - резвится с бананом шимпанзе (да-да, он делает с бананом именно то, о чем вы подумали — прим. сценариста.). Мы видим директора цирка. Он выглядит, как настоящий коммунист из эпопеи «Вечный зов» и щурится так же придурковато. На нем — серый советский костюм. Он (директор, хотя мог бы и костюм) говорит:

- Браво, товарищ Варданян, - говорит он.
- Еще полгодика и поднимем Вам ставку! - говорит он.
- А, ара, спасибо, - говорит он.
- Эрнестика моего не забудь, - - говорит он.
- Он мине как сын билядь, - говорит он.
- Эрнест Варданян! - говорит он.

Шимпанзе подпрыгивает, скалится. Циркач ладит скотину, натешившуюся с бананом, по голове. Уходит, взяв обезьяну за ру... лапу. Мы глядим им вслед глазами директора. Раскрытая дверь, свет, шум. Камера выглядывает из-за двери и мы оказываемся в следующей ретроспективе.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Говорящие шимпанзе, двухдюймовый народ хань, Мишель Обмама с садовником, генерал ФСБ Альбац и его возлюбленная Наташа, гибель Лондона и спасение Лос-Анджелеса, чудотворная икона спасает Москву, и сразу
трое писателей РФ получают Нобелевскую премию.

1 сентября. Остросюжетный детектив В. Лорченкова.

Здесь.

анонс

Оглушительно громко звучит музыкальная заставка. Потом звучит голос, неестественно бодрый.

- Братишечки, - говорит голос.
- Братишки и сестренки, всем хоу, - говорит он.
- Это «Наше радио» и я, ваш братишка Мишаня Козырев, - говорит он.

Мы видим, как лейтенант закрывает глаза с довольным видом, и узнаем о его первой слабости - любви к говенной
псевдо-рок музыке (алкоголь и женщин также падкий на них сценарист проводит по разряду нормы — В. Л.).

- Братва, я приветствую вас, - говорит ведущий.

У ведущего бескорыстный голос человека, обязанного продать в год 150 пар Культовой Обуви «Гриндерс», и в случае
невыполнения плана обязанного скупить остатки на свои кровные. То есть, у него Очень Бескорыстный голос.

- Братишечки, в нашем хит-параде на верхней ступени... - говорит он.

… голос его становится все тише. Звучит — очень громко, - музыка. Лейтенант Петреску начинает стучать по клавишам,
очень быстро. Со стороны это выглядит так, как если бы его посетила Муза.

...вечерний Кишинев в районе русскоязычного гетто. Пятиэтажные дома с облупившейся краской. Зелень парка — сейчас
темнеющая — за крышами домов. Белье на веревках, несколько чудом уцелевших голубятен, старый автомобиль марки «Волга»
без колес, с проржавевшей крышей, стоящий возле лавочки. Беседки с выломанными досками. Два мусорных
контейнера, с рассыпанными возле них пакетами, на асфальте — потрескавшемся, с дырами, - лежат кости, шкурки,
пакеты из-под сока, битые бутылки, мертвая крыса, несколько бродячих собак, встав на задние лапы, пытаются
запрыгнуть в контейнеры... Неподалеку от мусорок играют маленькие дети, а во дворах, глядя на них, пьют пиво из
6-литровых пластиковых бутылок родители.

Крупно надпись на стене дома черной краской.

«Кишинев бля русский город!!! Бычье, вали по селам!!!»

(«бычье» пренебрежительное название молдоязычных жителей Кишинева русскоязычными — В. Л.)

Ниже — красной краской.

«Астай памынт романеск порчий руший!!!» («Это румынская земля, русские свиньи!!!» - В. Л.).

Камера как бы облетает дом. Мы видим старые балконы, не застекленные, с хламом, видим разбитые окна в подъездах.
Мы видим - с торца пятиэтажки, где живет Анна с матерью, - несколько молодых людей, которые стоят группкой.
На вид им лет 16-17, не больше.
Несколько человек стоят, остальные — на корточках, один держит в руках айфон и играет на нем во что-то, остальные смотрят в экран.

Камера зависает над ними. Мы слышим разговоры:

- Пацаны поехали на стрелку, - говорит рассказчик.
- Аа-а-а, - говорят все.
- Один пацан взял нож, и спрятал лезвие, - говорит он.
- А-аа-а-а, - говорят все.
- И когда пацаны пошли на тех быков стенкой, - говорит он.
- О-о-о-о, - говорят все.
- Он взял, выцепил одного быка, и ткнул его ножом, - говорит он.
- У бля! - говорят все.
- Ну, лезвие-то не было закреплено, и оно ушло в рукоять, - говорит он.
- У-у-у-у, - издают звуки собеседники.
- Ну и бля все подумали, что пацанчик заколол того быка, - говорит он.
- Аха-аха, - говорят все.
- И сам бык так подумал! - говорит он.
- А-а-а-а, - радуются за предприимчивого пацанчика молодые люди.
- Ну и короче они все бля разбежались, а пацанчик ведь его не заколол!! - говорит он.
- Да-да!!! - радуются остальные.
- Ну, короче так они всю шоблу бля раскидали! - говорит он.
- Наши пацанчики! - говорит он.
- Охуеть, охуеть! - радуются остальные.

У них мужественные и отчаянные лица хулиганов, которых может избить до смерти — всех сразу, оптом, - любой мужчина
весом от 70 кг.

- А давайте пацаны споем, - говорит кто-то от избытка чувств.
- Журавли летят над нашей зоной, - тонко тянет он.
- Бля, ненавижу эту блатную романтику, - говорит кто-то.
- Давай лучше Арию, - говорит он.
- Улиии-и-и-и-ца Роз! - поет он.
- Улии-и-и-и-ца слез! - поет он.

Подпевают хором.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

1 марта. Сценарий художественного фильма "Мразь". Здесь.

анонс

Мы слышим песню певицы Земфиры.

− Я ухожу, оставляя, горы окурков, - поет она.
− Тра-та-та-та-та-та, кучи придурков, - поет она голосом обиженного на всех
придурка.

Мы видим облака, очень красивые, сплошная стена под нами. Это значит, что самолет
набрал уже высоту. Ровное жужжание двигателей. Камера отъезжает, и берет двух
мужчин в соседних креслах самолета.

Это журналист Тимофей Лоринков и выдающийся молдавский певец Виталие Дани.

Они молча смотрят перед собой. Между ними - пустое кресло.

− Я ухожу, оставляя, горы окурков, - снова поет Земфира.

Виталие Дану молча и выразительно смотрит на соседа. Тот, безразлично глянув на
певца, вытаскивает из кармана мобильный телефон. Говорит:

− Уже же летим, хули там, - говорит он.
− Бессарабцы гребанные, - говорит Дани.
− В прошлом году из Венеции летел, на взлете звонили, - говорит он.
− Разобьемся же на хуй, - говорит он.
− Чего ты так нервничаешь, братан, - говорит журналист Лоринков.
− Тамбовский волк тебе братан, - говорит Виталие Дани по-румынски.
− Сколько лет здесь живете, пора бы и пару фраз на румынском выучить, - говорит
он.
− Пятьдесят лет под нами живете, мог бы и пару фраз по-русски выучить, - говорит
Лоринков по-русски.
− Русский оккупант, - говорит Виталиу Дану по-румынски.
− Румынский цыган, - говорит Лоринков по-русски назидательно.

Оба старательно делают вид, что не понимают друг друга (хотя, конечно, оба лгут, ведь
50 лет оккупации оставили след на румынах, и 20 лет независимости - на русских, - В. Л.)

В это время между ними начинает петь не только Земфира. Это еще песня группы
БИ-2 и «Сплин», называется «Феллини». Это поет телефон Виталие Дани.

− В одном из неснятых фильмов, Федерико Феллини, - поют рок-певцы.
− Герой на героине, - поют они двусмысленную фразу, которой достаточно для того,
чтобы прослыть Неоднозначным в кругу 14-летних задротов на фестивале «Нашествие».
− Героиня на героине, - поют они еще более двусмысленную фразу, за которую их
любят и поклонницы певицы Арбениной, заработавшей кучу денег на намеках на
лесбиянство, и пошедшей замуж за мужчину. .
− И про-пее-е-е-е-е-ть, - тянут они козлиными голосами.

Лоринков молча смотрит в глаза Виталие Дани. Пару секунд глядят, потом
отворачиваются слегка, и каждый начинает говорить по своему телефону.

... смена кадра. Мы видим девушку, привязанную к столбу. Вокруг нее танцует
портной в головном уборе типа кипа. Время от времени портной подскакивает к
жертве и втыкает ей булавку в глаз. Всякий раз при этом девушка истошно кричит.
Общий план - правый глаз выглядит как подушечка для иголок. Лицо несчастной в
крови. Она рыдает.

- Ай-вей, - напевает портной.

Мы слыши музыку, под которую он танцует. Это хит певца Виталие Дани.

------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Он давно уже небожитель литературного Парнаса. Он решил все вопросы, включая национальный.

Новая книга от автора легендарных Копей Царя Соломона

Новый шедевр от любимца Виктора Топорова и Дмитрия Быкова.

1 ноября. "То палая листва в тумане"

Здесь.

"Крысолов" (новый рассказ)

величайшему музыканту Вселенной всех времен и народов троеточ арийцу и полноценному человеку тчк
все хуесосы и цыгане один ты гений троеточ Молдавия нуждается в своем выдающемся сыне зпт Правительство
и парламент распускаются зпт тк мы хотим передать функции правительства, парламента и президента одному
человеку Костике Московичу точк именно вы достойны руководить Молдовой а после когда потренируетесь и
всем миром тчк срочно ждем чтобы вручить ключи от государственной казны зпт пяти мерседесов из гаража
правительства зпт и от президентского дворца тчк все бабы побрили лобки зпт город украшен шариками воскл
приезжай поскорее зпт верим любим ждем воскл весь народ Молдовы зпт который в едином порыве бреет лобки
воскл пысы оплати телеграмму плз вернем деньги когда приедешь тчк спасибо тчк целуем обе щеки тчк

Хора на выбывание

в библиотеке Либрусек появилась моя книга
Хора на выбывание
с одной стороны, текст счастливой судьбы -
дали премию "Дебют", написали в газетах. с
другой - текст так и не вышел толком. книга
неплохая, читайте na zdorovie