Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

"Кондуит и Абра... Швамбрания-2"

… Вот, в конце года, в дом-полная-чаша Кассилей приходит полицейский, который следит за порядком в районе, за тем, чтобы Абрам Григорьевич мог спокойно принимать пациентов, но больше пациенток — Абрам Григорьевич специализируется по женским болезням ну и прочим тутти-фрутти (какие мог оказывать либеральных воззрений врач-гинеколог в начале 20 века в мире, где запрещены легальные аборты) — и чтобы дети Абрама Григорьевича, Лёва и Ося могли спокойно гулять по улице, не получив камнем по голове, а жене, Анне Иосифовне, какой-нибудь Мендель-Беня Крик не залез в «мохнатую муфту», как писал на своем сочном, поражающем воображение языке Исаак Бабель. Это обычный служака, «мент», который уважает образованных может быть большим, чем следует. Визит в конце года это традиция. Размер этих «чаевых» - рюмка водки и один (1) рубль. Это настолько смехотворно для ежегодной эээээ выплаты?.. - да ладно, нига, камон — что ну никак не тянет на коррупцию. Речь именно о традиции. Выпив свою рюмашку, городовой крякает, утирает рот, берет рубль, отдаёт честь и идет дальше по кварталу. Этот праздник у простого человека, который проводит день на улице ради охраны порядка, происходит раз в год. Как реагирует на это доктор Кассиль?
В ответ на слова детей "а нам полицейский честь за рубль отдал» (человек в форме честь отдает машинально в знак почтения, оттого «почтение» это от «честь»), Кассиль хохочет и кричит на весь дом:

- Переплатили, переплатили, честь полицейского и рубля не стоит!

Это совершенно бандитская ненависть к полиции, ненависть «блатаря» к «мусору». Абсолютно непонятная. Чем она вызвана? Социальными причинами? Абрам Григорьевич врач и интеллигент, городовой ему в рот смотрит. Национальная? Русский городовой перед ним, евреем, по стойке смирно стоит и в рот ему, еврею, заглядывает. Полицейский охраняет покой и порядок почтенного специалиста Касиля. А тот за это называет своего охранника дешевой проституткой.

Причем говорится всё это в присутствии детей взрослым мужчиной, отцом семейства, сыном раввина, который свободно и спокойно служил священником в Казани, как сотрудник одной из конфессий РИ, буржуа, врачом, Абрамом Кассилем. Честь человека, который охраняет безопасность дома Кассиля, семьи Кассиля, и традицию раз в год по традиции выпить 50 граммов водки — а вот, кстати, есть такая традиция, нажираться до усрачки, называется «праздник ушей Амана» — врач Абрам Григорьевич оценивает меньше рубля.
О, Господи, только представьте эту картину.

- Честь городового хахаха?! Да бля пятака не стоит! - кричит, хохоча, счастливый, богатый и молодой Абрам Григорьевич, отец двух сыновей, муж молодой и красивой женщины, врач, и мне бы хотелось запечатлеть эту сцену как на старом фото.
… Вспышка, фосфор, клубы дыма, искра. Картинка.

… а вот картинка начинает темнеть, на фоне проступают пятна, фигура мужчины горбится, а мальчиков, наоборот — растут. Проступают цифры. Желательно, красные, и чтобы по ним текла кровь. 1937 год. Именно в этом году нквд-шники, перед которыми Кассиль и вся его семья будет стоять на цырлах всю жизнь — как городовой в Российской империи перед Кассилями - поволокут без суда и следствия в подвал, где станут бить ногами, сына Абрама Григорьевича, молодого еще Осю. Потом Осю, избитого, как собаку, пристрелят. Родного сына. Просто так.

Со всем этим хохочущий в 1917 году врач будет жить еще 15 лет, до 1951 года. Каждую ночь, каждый день, каждую секунду свой несчастной жизни думая об этом - о том, что чувствовал сын, сынок, сыночек, Ося, когда его тащили в подвал, кончать. Ни, повторюсь, за что. И все эти 15 лет Голгофы отца - лизать задницу тем, кто прикончил твоего малыша.

… Ну как, дешево тебе обошлась честь русского полицейского мундира, Абрам? Вдоволь ли ты посмеялся над тупой русской рожей?

Республика ГУЛАГ и её обитатели-2

Самое главное это то, что в «Республике ШКИД» - и в республике ШКИД (то есть, не только в романе, чье название взято в кавычки, но и в самом исправительном учреждении) — все люди не те, за кого себя выдают.

Вот появляется новичок, Ионин. Мы его будем знать под кличкой «Японец». Так его назовут за внешность. При этом Ионин, мальчишка, свой сознательный подростковый возраст проведший в бродяжничестве... бегло говорит по-немецки. Это выясняется, когда группа детей из ШКИДа отправляется на прогулку, Ионов случайно видит группу немецких моряков, они перемолвливаются словечком... ну, а после сироты и их преподаватель немецкого, Эланлюм, находят Японца бойко болтающим с веселыми моряками. И даже задают им множество вопросов, один из которых звучит особенно смешно: «а почему в Германии революция-то не состоялась?». Но к этому мы вернемся позже, а сейчас немецкий. Дети недоумевают, как и сама преподавательница, а сам Ионов объясняет, что «выучил немецкий по самоучителю». После этого советский читатель, удовлетворенно кивнув — аа, вот оно что — ехал, что называется, дальше. Но нам-то с вами можно задавать вопросы, так давайте этим займемся. Первый, и самый важный, звучит так. Можно ли выучиться язык по самоучителю так, чтобы на этом языке легко разговаривать с носителями? Ответ очевиден, это нет. Даже так, НЕТ. Даже так, НЕТ, НЕТ и еще раз НЕТ.

Конечно же, ребенок, бегло говорящий на немецком, выучил этот язык дома.

В случае с «Японцем» вариантов тут немного. Научили немецкому языку мальчика или родители или гувернер (гувернантка). Вывод для самого Ионина неутешителен: ребенок происходил из семьи интеллигенции (может, даже и хуже, из обрусевших немцев). За подобное легко убивали, поэтому автобиографию надо перепридумать. Отсюда и «найденный в дороге самоучитель», который маленький беспризорник на обледенелых дорогах России жадно читал, ставя себе произношение. Кстати, Ионин, после того, как в ШКИДЕ его не утопили в параше, как хотелось Крупской, вырос и занимался творчеством. Так, он писал либретто к опере Шостаковича. Я так полагаю, нашёл самоучитель либретто в голодные беспризорные годы:)

Вам, конечно, кажется, что я преувеличиваю, что чудеса возможны. Мало ли, в ШКИД-е наловчился. Дадим слово Шостаковичу:

«Георгий Ионин - тоже в своем роде выдающаяся личность. Он бывший беспризорник, уголовник. Воспитывался в колонии имени Достоевского для дефективных. Такое нарочно не придумаешь. Ионин был выдающийся специалист в русской литературе. Не знаю, где он так насобачился (выделено мной — В. Л.).

Где «насобачился»? Любимая советская игра. Что, где, когда... Очевидно, 12-летний Ионин «насобачился» писать либретто и разбираться в русской классике в разговорах с революционными немецкими матросами, говорить с которыми, в свою очередь, «насобачился» по обрывку газеты «Красной Германии», куском которой кто-то подтерся в параше, да и бросил на пол.

… Человек эпохи такие моменты считывал сразу. Читатель «Мастера и Маргариты» сразу понимал, о чем речь в отрывке про «нехорошую квартиру, в которой пропадают люди». Люди, еще не пропавшие, но которые вполне могли исчезнуть в любой момент, сразу соображали: речь о том, что из квартиры периодически кого-то «брали». Для меня, читавшего «МиМ» в начале 90-хх, буквально 11-летним, это словосочетание - «нехорошая квартира» - было пустым звуком. Ну, мало ли, чего. Может, там по ночам сова ухает. Мистика всякая. А в СССР мистика носила портупею, и приезжала по ночам, в «воронке». И нервное напряжение это возможно понять лишь человеку, который имеет хоть какое-то представление об истории своей страны. Булгакова часто упрекают в том, что «библейская» часть его романа выглядит искусственно, неинтересна, в ней нет ничего нового... Думаю, замысел Мастера состоял в том, чтобы показать аналогию страстей Христовых со страстями России, которая умирала на своей Голгофе в годы Булгакова. И если понять это, то вся «искусственность» исторической части «МиМ» развеивается, как туман в нехорошей квартире.

Выпустить подкрылки-3 (окончание эссе о Крылове)

… Советские люди любят поболтать про русского лётчика и космонавта Гагарина, который один за них за всех слетал в космос, чем они теперь невероятно гордятся, и любят обратиться к нему в День Космонавтики с шутливым, как им кажется, воззванием. «Юра, мы всё проебали». Думаю, если бы Юрий Алексеевич, взятый, без сомнения, к Богу - наша «звезда», наш супергерой Юрий Алексеевич с голливудской улыбкой, Гагарин, который в космос летал, но Карлу с Марлой там не видал - мог ответить этим людям, то он бы в первую очередь попросил их не материться, а, во-вторую, напомнил, когда мы всё потеряли. Это случилось очень давно — даже не в 1917 году — когда русской глупой Вороне послал Бог (Бог, не Каутский) здоровенный кусок сыра. Кусище, кусманище. Так, чтоб поперек глотки, чтоб в пасть не влезло. Я даже скажу так - чтоб любители обратиться к Юре (советские люди ненавидят обращение на «вы» и имя-отчество) меня поняли...

Эссе о Крыловых

"... Европейского баснописца Крылова посадили на трон европейцы, и посадили, как в Европе положено, соблюдая баланс и равновесие. Главные принципы европейского сознания со времен Средних веков, баланс и равновесие позволяют миру быть в статичной его форме — при постоянном изменении мира — сколь долго, сколь угодно. Например, вечность. Именно поэтому мир на средневековых миниатюрах изображали покрытым хрустальным куполом, застывшим (пусть и в движении). Хочешь жить вечно, соблюдай баланс. Как только русское общество утратило способность это делать, оно потеряло равновесие, кувыркнулось, и сломало себе шею. Но перед этим оно еще сто лет пожило и погуляло. Причем И. А. Крылова оно избрало — речь и о читателях, у которых наш баснописец пользовался бешеной популярностью — не только как фигуру компромисса, и тут мы переходим ко второй очень важной причине тоста, поднятого 200 лет назад в лавке Смирдина.

Дело в том, что Крылов и правда был первым поэтом России.

Тост, поднятый за Крылова, как за первого поэта России, неслучаен. Для чего нужны люди, подобные Марии Французской и Ивану Крылову? Задач у них множество, но главная из них состоит в том, что Крыловы Французские дают нации не только шаблоны литературы, но и образцы поведения. Это «ликбез» для неграмотных слоев населения, которых Крылов Французский вытаскивает из недр невежества, и которые, прекрасно понимая, что для них делают, за это отвечают благодарностью (вспомним всенародную любовь к Ивану Андреевичу). Басни Крылова это курс искусства жить среди людей, лекции по социабельности в картинках.

Помню, в Стамбуле, в одной из церквей — если не ошибаюсь, Карийе (Хора) - с видом на Босфор, я любовался фресками (мозаиками?) Нового Завета, который был расписан от «а» до «я» в образах. Эти средневековые комиксы и были нарисованы для того, чтобы безграмотный человек составил себе представление о Евангелии. Басни Крылова нарисованы для того, чтобы малограмотный человек получал представление о том, как себя вести в обществе. Не в каком-то там переносном смысле, а буквально.

Сборник Крылова на низовом уровне восприятия текста — низовой уровень это первый слой, скажем, в «Преступлении и наказании» низовой уровень это детективная история - это «Руководство хороших манер». Которое отлично работает.

Что делать, если вас пригласили в гости («Демьянова уха»).
Что делать, если вы пригласили в гости («Демьянова уха»).
Почему не стоит тратить время на разговоры с агрессором («Волк и ягненок»).
Как координировать работу в коллективе («Квартет»).
Как реагировать на лесть («Лиса и малиновки», «Лиса и ворона»).
Как подбирать участников коллектива («Рак, лебедь и щука»).
Как реагировать на советы специалистов («Орел и крот»).

И так далее и тому подобное. Практически советы Дейла Карне... Ивана Андреевича Крылова.

Да, это все звучит дико для нас в 21 веке. Но во время строительства нации, которая представляет собой слой образованных людей, искусство это, в первую очередь, воспитание. С которым Крылов, добившийся всеобщей любви, несмотря на свою роль воспитателя — это уже само по себе нонсенс, он их учит мыть руки, а они его на руках носят, а ведь учителей обычно недолюбливают - справился блестяще. В легкой, ненавязчивой форме, он адаптировал европейские правила поведения и нормы социальных отношений к условиям России и выдал их русским за свои. Без палки! Думаю, именно за это Крылова так любил император Николай Первый. Ведь, как показывает нам вся жизнь помощника библиотекаря Ивана Андреевича Крылова, российской властью он был обласкан. На мой взгляд, заслуженно. Ведь он научил нас мыть руки, есть с тарелки, и не бить топором по лбу человека, на который села муха. И именно в этом громадное значение Ивана Андреевича для русской литературы культуры и общества.

Читать дальше "Записки помощника библиотекаря В. В. Лорченкова о помощнике библиотекаря И. А. Крылове с примечаниями и дополнениями о русском писателе К. А. Крылове и Марии Французской"

Рейтинг женихов и невест в русской литературе

Несколько лет назад наш внештатный корреспондент, бывший писатель и старик Лоринков из городка Сент-Констанц (неподалеку от Монреаля, что в Квебекской Народной Республике), составил список самых желанных невест и женихов русской литературы. Люди гордились местом в списке, и носили его, как награду! Но годы летят так же стремительно, как и Волга впадает в Каспийское море. Кто-то из наших красавцев позволил Гименею наложить узы на свои прелестные ручки, кто-то дал обет безбрачия... Депутат Шаргунов вышел замуж за дочь главы Совета по культуре при президенте РФ, и сменит модель жены лишь на новую, цвета «металлик» и с автоматической коробкой передач, дочь Путина. Танцовщица бурлеска и одна из подружек Эдуарда Лимонова, Маргарета Курапина, успела выйти замуж и развестись и похорошела так, что новое замужество, в общем, ей теперь ни к черту. Литератор Сенчин успел побыть холостяком лишь по пути из Москвы в Екатеринбург, где его подобрала на перроне молодая драматургесса Подлубнева Или её подруга критикесса Пулинович? Мы вечно путаемся! Кстати, по-хорватски Пула это город, а вот по-французски Пула это bite, а по-русски bite это... Впрочем, о чем это я? А, да! Как говорил мой старый друг, льежец Анри, с которым мы вместе разгружали танкеры в порту г. Монреаля, и который увлекся язычеством, сошел на этой почве с ума, и перебрался в Квебек, поклоняться снегу, «место на Олимпе пусто не бывает». И если вы купец - хотя мы бы предпочли соблазнительную развратную купчиху с проворным розовым язычком, редкой рыжей порослью на розовом девичьем лобки и плоскими девичьими сосками (да, я украл эротическую сцену у Водолазкина, не ищите где именно, они у Водолазкина все такие, ведь он ворует одну и ту же сцену у себя самого) - то у нас на всякого из вас найдется свой товар. Итак...

Елизавета-Лейла Александрова-Зорина

ЗАКРЫТОЕ ПИСЬМО КНИГОИЗДАТЕЛЯМ РОССИИ

"Хам, путинист и рашист Емельян Пугачев, которого казнили в Москве, перед смертью поклонился миру, и попросил прощения. Ущерб, который вы нанесли литературе — книгоизданию в том числе — России сравним с тем, что нанесла России «пугачевщина». После вас дымится пепелище. 99, 4 процента населения России умеют читать и писать. Россия - страна с репутацией одной из читающих и пишущих в мире. Сегодня, в 2020 году, средний тираж книги в России в 2020 году... 1, 5-2 тысячи экземпляров. Каким фантастическим талантом нужно обладать, чтобы проср@ть книгоиздание в стране, где литература это культ?"

https://zen.yandex.ru/media/id/5c6c117e8ce89400ae5b618b/zakrytoe-pismo-knigoizdateliam-rossii-5e986589aea7361921386c43?fbclid=IwAR2CUBKsPUF24Tykj7937K2YWenr1sQUgMkVm1nt6Xv6SkhudDfB5TJro38

КАЙФОЛОМ (эссе об "Обломове")

Роман «Обломов» - одно из самых известных произведений авторов классического русского периода, не входящих в первую «пятерку» прозаиков, к которой мы традиционно относим Толстого, Достоевского, Гоголя, Тургенева и Чехова. Думаю, Гончаров вполне мог бы на место в этой «пятерке» претендовать, не окажись он подвержен тому самому греху, который так страстно обличает (спойлер - не обличает) на страницах своего романа. Обломовщина! Вот что поселилось в доме русского писателя Гончарова и не позволило ему написать столько же произведений, сколько каждый из пяти упомянутых авторов. Писал Гончаров медленно, прилагая усилия, и, в общем, оставил нам всего три крупных произведения: романы «Обрыв», «Обыкновенная история» и «Обломов». Думаю, именно пары текстов Гончарову не хватило, чтобы занять место в первом эшелоне, куда Иван Александрович не попал лишь по критерию "количество текстов", но не "качество". Ведь роман «Обломов» по своему художественному уровню совершенно равен, к примеру, Тургеневу. Собственно, «Обломов» это «Отцы и дети» Гончарова, ну, или «Отцы и дети» это «Обломов» Тургенева. Написанные одним языком — живым, русским, красивым, в общем, лучшим на тот момент языком, совершенно несравнимым со сбивчивой скороговоркой Достоевского, - эти романы Обломова и Тургенева совершенно друг другу тождественны. Ну, а родство языка порождает и схожесть высказывания: что такое «Отцы и дети» как не прямое тургеневское продолжение книги Гончарова? При этом, как и «поколенческой» книге Тургенева, роману Гончарова не повезло, и он был истолкован российской литературной критикой совершенно противоположно тем идеям, который в тексте излагались. Это понятно, потому что литературная критика в России с 1860-хх годов и по сей день представляет собой не что иное, как служанку идеологии и любое художественное высказывание здесь принято подгонять под ту или иную идеологическую теорию. Теория, в рамках которой «Отцов и детей» назначили плевком в лицо русского погромщика и мерзавца широко известна, я не вижу смысла о ней долго говорить. В своем эссе о Тургеневе, «За базар ответил» - которое вы можете прочитать в сборник текстов о русских литераторах — я, на мой взгляд, убедительно изложил мысль о том, что на самом деле, как раз всё передовое и европейское в романе Тургенева представляли «консервативные помещики», а сам Тургенев над современной ему литературной критикой подшутил. Но в меру и не желая связываться, потому что прекрасно понимал, какими неприятности чреват серьезный конфликт с людьми, которым доверили решать судьбы русской литературы. «Отцы и дети» - пародия, памфлет и пощечина псевдо-либеральной общественности России, которую в тексте представляет невоспитанный азиат Базаров, совершенно уничтоженный русской европейской реальностью.

Даже поверхностно знающему русскую историю человеку известно, что в 1917 году Российская Империя прекратила своё существование по ряду причин, и на остатках её территорий воцарилась Советская власть. При этом, почему-то, постоянно замалчивается факт, что уже с середины XIX века в России установилась в значительной части общества власть, которую я бы назвал прото-советской. Это власть людей - зачастую весьма влиятельных, и принадлежащих к элите российской - обладающих значительными рычагами влияния на общество, и способных организовать травлю индивидуума, или его исключение из социума. Настоящее государство в государстве, прото-советская власть хорошо видна уже с 1860-хх годов. Мы не можем назвать её оппозицией действующей власти, потому что минимум-цель оппозиции — влияние с целью улучшить, а максимум-цель — сменить власть, отправив в оппозицию. Цель прото-совесткой власти состояла в полном уничтожении государственной власти (цель-минимум) и самой России (цель-максимум). Она спокойно влияла на образованный класс России, во многом подчинив его, и уже с 1860 года полностью захватила некоторые сферы русского государства. В частности, прото-совесткая власть на 100 процентов контролировала культуру и искусство Российской империи.

… Роман «Обломов» поднял на щит один из идеологов прото-советской власти, известный подлец, критик Добролюбов. Харкающий туберкулезными бациллами Добролюбов назначил всех русских в ленивых грязных Обломовых, гниющих на диване, сношающихся со служанками, и, в общем, погружённых в трясину, откуда их постоянно вытаскивают деловитые, энергичные нерусские Штольцы. Неблагодарные Обломовы, благодарно побулькав, не находят в себе сил жить по-человечески, и вновь падают в грязь. Ничего удивительного. Ведь это, как сказал в романе Гашека немецкий офицер про чешскую роту, «славянский сброд и свиньи».

Ну что же, читатель, нырнем в грязь русской жизни, на дно инертного русского болота, где бултыхаются русские свиньи, и мы с тобой.

Бульк.

ЧИТАТЬ ПРОДОЛЖЕНИЕ
https://www.patreon.com/posts/36028736

Эссе о Хармсе

"... Меня всегда удивляли люди, которых смешили произведения Хармса. Нет, я не находил в этих текстах ничего трагического, но и никакого абсурдизма там нет. Ведь Хармс, который пишет о взаимоотношениях людей в Советской России, это самый обыкновенный реалист. Он описывает всё, как оно есть. Точно так же, например, реалистом был Булгаков, который мастерски, приемами фантасмагории, описывает атмосферу паранойи на улицах Москвы, или ядовитого бешенства людей, доведенных до отчаяния в коммуналках, из-за пары квадратных метров (как не вспомнить, что внучка Шапориной трахалась с приятелями на сундуке в комнате 5 квадратных метров при бабушке и сестре). Абсурдистами были Фадеев, Пастернак, Иванов, Островский, Горький, Алексей Толстой. Эти люди описывали несуществующую реальность, фантастику, которую выдавали за реально существующее положение вещей. Но это была ложь от первого до последнего слова, и самые совестливые — Толстой, например — поэтому и уходили в исторический роман и фантастику. Так что Хармс вовсе не был никаким абсурдистом. Реалист, он описывал современную ему реальность. И язык, которым он это делал, был соразмерен тому, что описывал. Скукотищу"

https://www.patreon.com/posts/35779652

Записки младшего библиотекаря XII (II)

См. начало

… С удовольствием и радостью открыл для себя еще одного русского писателя, Владимира Калашникова. Роман его, "Лигу выдающихся декадентов" прочел за день. Живой, интересный и остроумный текст, написанный хорошим русским языком, этот роман формально представляет собой авантюрный детектив о том, как злые силы насылают порчу - анти-муз - на русских литераторов Серебряного века (да, это и правда было время очередной схватки добра и зла - В. Л.), чему противостоят Розанов и К. На деле же это обычный, настоящий и очень изящный belles lettres, полныйCollapse )

Записки младшего библиотекаря XII (I)

... На праздники скачал несколько книг, и прочитал пока большой труд про финикян, ставших жертвой тысячелетней пропаганды эллинов и римлян, а из художественной литературы: "Нью-Йоркский обход" Стесина. Обычно я - за гамбургский счет, но в этом случае принципу изменил. Я был изначально расположен к автору, даже не заглянув в текст. Стесин, как и я, эмигрант, только живет в США, где работает врачом в районе, как говорят французы, весьма défavoriseé и написал об этом книгу. Это уже неплохо. Обычно советские эмигранты - СССР давно нет, а они всё самовоспроизводятся, - пишут в эмиграции огромные рОманы, как правило семейные саги, полные воспоминаний о былом, семейными историями, эсэсэсэрой, свой жизни в ней, и как тетя Мотя с дядей Симой и их другом дядей Арамчиком стали жертвами преследования ОБХСС, а папа Гиля выиграл поездку в Артек, а сам автор... Ну то есть, не пишут о том, что с ними происходит здесь и сейчас, потому что, им попросту, нечего сказать. Стесин по этому проторенному пути не пошел, уже ему честь и хвала. Да, вроде бы, о нём отзывалась хорошо главный маркетолог ссср Юзефович-мл, но, на самом деле, я не приветствую демонизацию Галины, которая попросту зарабатывает деньги. как говорят в Томске - или Хабаровске, откуда она? - найфынг пэрсанал зе ландан из зе капитал оф грит бритайн. Ну отозвалась и отозвалась, ничего страшного, значит, по контракту надо было. Потом я посмотрел другие рецензии - и увидел, что этого автора, вроде бы, хвалила и полусумасшедшая баба Одинокова, которая называет себя "он", и пишет порнографические рассказы под псевдонимом "упырь лихой". Это показалось мне странным - Одинокова страшно завистлива и ненавидит буквально всё живое, но, оказалось, что там совсем всё просто. Несчастная работала на издательство, которое эту книгу выпускало, и попросту отрабатывала ртом паёк. От этого мои симпатии к Стесину не уменьшилась - как я уже говорилCollapse )