Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Ода на разгром Дебальцевского котла

Ура!
Ликуют взрослые и детвора
Нет пределов ликованию российской публики
Одержали победы Донецкая и Луганская народная республики
Разгромлен Дебальцовский котел
Рыдает хохол
Народ российский ликует
Всячески торжествует
Заветам следовать готовы
Игоря Ивановича Стрелкова
И пусть Стрелков сослан в усадьбу Болдино
Благодаря ему мы имеем наши Гангуты и Бородино
О, Дебальцово
Город русской славы
Ополчение кипящей лавой
Смывает грех предательства с Малороссии чернозема
Бурят, Слепой, Кишка и Зёма
Дворовая шпана, лишние русские люди
Нашими Кортесами и Писарро будут
Скоро Петро Порошенко заболтается в петле Моктесумы
В оставшейся от Украины свободной республике Галиция-СумыCollapse )

Возвращение в Афродисиас (анонс романа)

Он обернулся, и я вдруг понял, что вешу примерно в два раза меньше этого неуклюжего гиганта с застенчивой русской улыбочкой, которая не обещает ничего, кроме неприятностей. Да! Русский это всегда неприятности, британец – имперский шовинист, а китаец непременно отольет на стену собора Богоматери в Париже. Таковы реалии. Почему, собственно, сегодняшний день должен стать исключением? Мой друг, запинаясь, объяснил, что должен меня здесь убить. Что?! Но почему, за что, как. Тут Евгений запыхтел, покраснел, стал потеть, мучиться. Пришлось прийти ему на помощь, вытаскивать из него признания. Он влюбился! Он полюбил Анну. Простой тип... простой русской девушки. Она напоминает ему певицу Пелагею! Тут я понял, кого же мне напомнила Анна. Певицу Пелагею! То же лицемерие, та же двойственность, та же обманка. Тот же бюст! Смертельно притягательная. Но почему, собственно, меня нужно убивать из-за девушки, похожей на певицу Пелагею, спросил я, стараясь не дать прижать себя спиной к воде. Он, Евгений, уверен, что я плохо с ней обойдусь. Или хорошо, но тогда шанса не будет у него, Евгения. В конце концов, зачем мне Анна? А он хочет на ней жениться! Желает, чтобы это путешествие стало для них свадебным. А я, как не очень порядочный человек, сделал ее своей любовницей – все уже знают! – и получилось некрасиво, как в пьесе купца Островского. Евгений же вознесет ее на пьедестал. Он влюбился в Анну. По-настоящему. За пару минут. Все произошло как в книге его любимого писателя, про Мастера и его Маргариту. А я… Я должен уйти. Но зачем, черт побери, меня убивать? Я и так уйду! Нет, у него нет оснований мне доверять. Я не выгляжу бесхитростным. Весь я какой-то… смуглый, скользкий. Если честно, ему кажется, что я умничаю и презираю их всех. А они ведь простые русские люди. Без какого-то там дна. Не очень я похож на простого русского парня с русой челкой, на парня с открытым взглядом, с простой улыбкой. Парня, простого, как поле ржи. Честно говоря, он уверен, что я говно. Натуральнейшее причем! И только за это он меня сейчас убьет, утопит, и ничего ему за это не будет, все решат, что я поскользнулся и утонул. Может, я облегчу ему задачу и сам утоплюсь? Он бы не хотел марать об меня руки! Ему кажется, что я обязательно поступлю гадко: сниму свой секс с Анной на мобильный телефон, и выложу в интернет, например. Наверняка, я оскорбил ее мать. Вообще, я скот, это видно. Все мной недовольны, я их бешу. Анна же… Она святая. Девственница. Доверчива, как овечка. Позволяет лапать себя жирными, грязными руками. Все считают, что я пользуюсь Анной, что я недостоин этой девушки. Это все не так, пытаюсь я зайти с другого бока. Анна – сучка, которая жаждет всех перессорить. В постель она ко мне прыгнула сама. Фактически соблазнила. Это у нее только вид такой, бесхитростный. Да и мать ее – вовсе не мать. Грязные лесбиянки! Он пришел в бешенство, начал рычать, сказал, что я умру не просто так, а в мучениях. Ладно. Я нарвал на лугу по соседству мирта, и дал клятву, держа пучок листьев, что и я был бесхитростным, простым парнем. Просто семейная жизнь меня изменила. Как работа на рудниках. Из-за нее я стал человеком с двойным дном. Но я исправлюсь. Я отказываюсь от притязаний на Анну. Верит ли он мне? Нет? Тогда рассмотрим другой вариант... Я торговался, как еврей в гетто, в попытке откупиться от посылки в концлагерь. Золотой зуб? Пожалуйста! Портрет матери кисти Моне? Я дарю его вам! Желаете почку? Увы, все зря. Мой убийца был беспощаден, как эссовец. Нет, его ничего не убеждало. Замечу, что во время беседы мы топтались в траве, как два неудачливых борца греко-римского стиля. Он пытался меня схватить, я ускользал. Он не пропускал меня к тропе, которая вела из этого мешка, одуряюще пахнувшего лимонами, зеленеющими на ветвях. Я слышал голоса вдали, крики вновь прибывших, плеск волн, и остро ощутил, как мне не хватает Средиземноморья. Необходимость выжить. Предложил полную капитуляцию. Сказал, что лично раскину ноги Анны, приподниму ей зад, причешу ей там все пятерней, чтобы она стала мокрая. Буду шафером на свадьбе. Сам заведу его богатыря в ее пещеру – он не уловил иронии, я заметил в его ухмылке лишь самодовольство, - и лично подержу свечу. Подарю свою квартиру. Уеду прямо сейчас. Полностью отрекся от нашей любви, в общем. Но Евгения моя уступчивость лишь укрепила в справедливости приговора. Если я так легко отказываюсь от Ани, значит, я тем более ее недостоин, и меня тем более нужно укокошить. Пат. Я был плох тем, что спал с Анной, и становился еще хуже, отказавшись спать с ней. Я уже и не знал, что сделать. Знаю ли я, что значит любить, по-настоящему, по-русски, когда ты готов за девчонку на что угодно, сказал он мне, все же поймав мою левую кисть. Подтаскивал к себе. Я заверещал, как бурундук, пойманный медведем.
------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

"Возвращение в Афродисиас", новый роман В. Лорченкова. 1 августа 2014 года. Здесь

рассказ в "Русском пионере"

Я был жирным неудачником тридцати семи лет и подумывал о самоубийстве. Никаких эмоций. Все рационально. Плюсы этого поступка перевешивали преимущества жизни. Я уже почти решился, но, к счастью, в тот момент умерла моя московская бабушка. Я поехал на похороны, случайно выяснил, что никого больше у нас не осталось — ни у меня, ни у нее, — и, стало быть, я круглый сирота. Поэтому именно мне выпала честь продать ее квартиру за два дня до того, как меня прирезали бы те, кто претендовал на ее жилье. Я и продал. А после срочно вернулся в Кишинев. Получается, сорвал куш. Заодно еще и трахнул толстенькую лимитчицу из Одессы, которая жила с бабушкой последние пять лет, вытирая за старушкой говно. Я даже фамилию ее почти запомнил. Надулова, Задулова... Что-то в этом роде. Она перебралась в Москву во время дутого российского изобилия и подрабатывала в московских газетах и журналах до тех пор, пока их там не трахнул кризис, не прошли сокращения и ей не пришлось стать тем, кем она и была на самом деле. Украинской прекрасной няней из сериала «Моя прекрасная няня», только не такой стройной, не такой молодой и не такой прекрасной. В первый же вечер у гроба старушки она рассказала мне, какое ужасное говно эти москвичи, как они ее достали и как здорово жить где-нибудь в Турции, где-нибудь в Бодруме...

— Где-нибудь в Бодруме во время турпоездки, — хотел сказать я, — хочешь ты сказать, детка...

Но было поздно, мы уже целовались

НАЦБЕСТ-2012

По просьбе финконсультанта миллионера Тублина — краткий отчет для ФСО о поездке в С. П-рг.

Начну с главного. Пацаны, бабло попилено с толком, бюджеты пошли на то, что надо. Победил достойнейший. В каком смысле? В прямом. Этот победитель достоин этого жюри, и наоборот.

О более важном. Спасибо финансовым влияниям мультимиллионера Тублина, благодаря которым специально для меня во 2-й день поездки 12 минут 45 секунд светило солнце. Есть оно и в Ижоре, теперь верю!

Спасибо моему другу В. Левенталю, который позвонил сегодня утром — питерские люди слова - в аэропорт и моя фраза «Лоов, иэээ я уэ иыын ааа ээст кооээш вааа ьк левен ик!» была подтверждена и заверена.

Вернемся к конкурсу. Понравилось жюри. Была великолепна Взволнованная лесбиянка в Простеньких Джинсах, за которыми 1 раз в год специально ездят в Лондон. Понравилось общее содержание ее речи «Я сижу в кафе жан жак читаю вашу муйню и кофе за 700 рублей чашка вылетает из моих рук прямо на мой ноут в стразах я отшвыриваю ваши книжки как билет в опостылевшую Прагу, вы что всерьез думаете что сейчас время писать книжки?? нет это время БОРОТЬСЯ С РЕЖИМОМ. И если бы вы были с нами в жан жаке твари»...

Не запомнил речи наследственного публициста Ольшанского — она оказалась такой же, как его колонки. Бездарной, скучной, бессодержательной.

А вот З. Прилепин оказался молодцом и начал бодро — виден опыт публичных выступлений «у вас по 45 секунд вы в программе «У барьера» - правда, это же и подвело. К концу я не мог вспомнить начала. .

Единственным, кто развеселил был Артемий Троицкий, но ему положено он конферансье, шут. Причем конферансье от Бога. Поэтому остается им даже когда берет на себя лишнее и пытается стать не просто жорой бенгальским, а Бенгальским Которому Тоже Есть Что Сказать.

В чем были едины выступавшие — не время писать книги, время Писать Манифесты.

И ясен пень, бороться с режимом.

Это кстати у них, получается. Ну, не книги конечно. Книги не получаются. В отличие от манифестов.

Даже если это манифест на тему «почему ты не левак сука», который читают со сцены преуспевающие буржуа — а там не было ни одного небуржуа (не надо обижаться, речь о статусе). - причем читают они его для лоха-пролетария Лорченкова, который с 14 лет много работает и конца и края этому не видно.

Мне, попросту, на жан-жак не хватит, чтобы поддержать острый протест.

Как и всем остальным пролетариям, которым вы читаете свои псевдо-марксистские проповеди.

Но это классическое русское зазеркалье в рФ давно уже никого не смущает.

И в традициях этого зазеркалья премию Нацбест-2012 - За То, Что Ну И Пусть Плохо Написано Зато Борется с Кривдой и Режимом - получил чиновник федерального уровня, начальник пресс-службы Юго-Западного ЦО Бутовского района Московской области, сотрудник номенклатурного издания Огонек, соцреалист Терехов.

К сожалению, поздравить лауреата лично я не смог, т.к. он сейчас в США.

Где, в составе гигантской делегации авторов из РФ, принимает участие в мероприятиях, организованных Федеральным Агентством Печати РФ. Видимо, как-то борется и подрывает изнутри? Я не знаю))

А знаю лишь, что победителей всегда поздравляют, это этикет.

А у нас в Молдавии ему придают огромное значение)) Так что — передаю свои горячие социалистические поздравления и музыкальный привет:

http://www.youtube.com/watch?v=zl2SvenQ26E

новый рассказ

Молдавский олимпиец Виктор встал перед королевой Англии на колени.

- Ваше величество, - сказал он, волнуясь.
- Я бы... я хо... в общем, - сказал он.
- Я прошу политического убежища, - сказал он.
- Не удивил, - сказала ее Величество.
- Какой русский не хочет в Лондон? - сказала она.
- Особенно если пидарок, москвич, олигарх или хипстер, - сказала она, подозрительно приглядываясь к Виктору.
- Каждый Нормальный творческий хипстерок-пидарок из Москвы мечтает о Лондоне, - сказала она.
- Сняться у имперской телефонной будочки, - сказала она.
- Подрочить на обоссанную стену в предместье для баклажанов с очередным "креосом" пидараса Банкси, - сказала
она.
- Банкси-хуянкси, - сказала она.
- Да пидар Банкси у меня на полставки провокатором, - сказала она.
- Даже лондонское быдло из низших классов не эти ваши сраные русские gopniki, а а брутальные chav-ы, - сказала
она.
- Которые, НА МИНУТОЧКУ, говорят по Английски, - сказала она.
- Так о чем это я? - сказала она.
- Елизавета Величество, - сказал Виктор.
- Лиза, Лизонька, Лизуха, - сказал он.
- Бабаня! - сказал он.
- Не отдавайте меня молдаванам обратно, пожалуйста! - сказал он.
- Извините что я к вам обращаюсь, - сказал он.
- Но я же не таджик, не еврей и не молдаван, - сказал он.
- Так что мне в посольстве РФ делать нечего, - сказал он.
- Ваше величество! - сказал он и заплакал.
- Бабушка! - сказал он и зарыдал.

Елизавета, подумав, сошла с пьедестала и зал снова ожил, захрустел чипсами и рыбкой. В углу заплакал
навзрыд представитель российского НОК, у которого, как обычно, отобрали пять золотых медалей просто так.

- Не ной, терпила, - сказала в угол Елизавета.
- По ОРТ скажете, что опять происки Запада, - сказала она.
- И будете правы, - сказала она, снова хихикнув.
- Бабуся, - сказал, волнуясь, Виктор.
- Помню, помню про тебя мальчишечка, - сказала королева.
- Сегодня в полночь в Букингемском дворце, - сказала она.
- Крикнешь вороном, наши впустят, - сказала она.

Улыбнулась из-под шляпки и ушла

последний соперник

после того, как Лимонов ушел в фюреры, а Мейлер, Хеллер и Апдайк коварно
умерли, соперников у меня не осталось. проклятые старики. нет, чтобы подождать
еще лет пять, дождаться переводов и триумфа, и подарить мне свои ручки — ну
как делают ученые, когда кто-то из них делает открытие на Нобелевскую премию.
но нет, все умерли, я один. что я здесь делаю? пишу рассказы в ожидании конца.
соперников не осталось, за исключением одного. и это -

Самый крутой соперник в мире

------------------------------------------------------------------------------

...я даже фамилию ее почти запомнил. Надулова, Задулова... Что-то в этом роде.
Она перебралась в Москву во время дутого российского изобилия, и подрабатывала в
московских газетах и журналах до тех пор, пока их там не тряхнул кризис, не прошли
сокращения, и ей не пришлось стать тем, кем она и была на самом деле. Украинской прекрасной
няней из сериала «Моя прекрасная няня», только не такой стройной, не такой молодой, и не такой
прекрасной. В первый же вечер у гроба бабушки, у которой она подрабатывала сиделкой, одесситка
рассказала мне, какое ужасное говно эти москвичи, как они ее достали, и как здорово жить где-нибудь
в Турции, где-нибудь в Бодруме...

- Где-нибудь в Бодруме во время турпоездки, - хотел сказать я, - хочешь ты сказать, детка.

Но было уже поздно, мы целовались...

… первое, что я сделал, - совершенно неожиданно для себя - вернулся на бассейн.

- На кой хрен тебе это нужно? - спросила меня Люба, поглаживая перед зеркалом свои большущие,
белоснежные, с синеватыми венками, груди.
- В детстве я был чемпионом Северо-Западной Зоны РФССР по плаванию, - сказал я, и сказал, кстати,
правду. - И, боюсь, я больше ничего не умею.
- Ты задрот, - сказала она ласково.
- Но дрочишь-то перед зеркалом ты, - сказал я. - Сиськи свои ты ведь дрочишь.
- Выпьем, - сказала она.

Пили мы в ту осень не то, чтобы страшно, но много. И она и я. Она приносила с работы то вискарь, то
текилу, потому что работала барменшей. Я никогда столько напитков качественных не пробовал, как в тот
год. Ликеры, вина, крепенькое. Жрали литрами. И я все звонил Ирине тайком иногда, - боялся ее чересчур
здорового и крепкого мужа...

майору никто не пишет

новый рассказ
Майор Петров остается

посвящаю его Заполярью, гарнизону Луостари, подстреленному и плывущему в
Печенге огромному лосю, посвящаю морпехам Печенги, вертолетчикам Корзуново,
несчастному ублюдку из города Заполярный, с которого (города) я списал
Печенгу - гермафродиту в местной библиотеке в 1988 году, северным морям,
и, конечно, майору Петрову. земля пухом не будет, она там жесткая,
поэтому - царствие небесное, несчастный вы ублюдок, я молюсь и за Вас, майор.

или зайдите на главную страницу сайта
и с нее - по последнему обновлению от 28 мая