Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Учерьъёсы Сугона X

Жизнь и необыкновенные похождения Ивана Лукина, гражданина Северо-Западного Еврорегиона и бывшего Северо-Западного Федерального Округа бывшей Российской Федерации (СЗФОбРФ), во время Сирийской, Армяно-Азербайджанской, и Украiньской Мировых Войн

... «Народ русских! Вы пришли из России, вы избраны Богом и возлюблены им, что показано многими вашими свершениями. Вы выделяетесь из всех других народов по положению земель своих и по вере, а также по почитанию России; к вам обращается речь моя!

Мы хотим, чтобы вы ведали, какая печальная причина привела нас в ваши края, какая необходимость зовет вас и всех верующих. От пределов русских и из града Москвы пришло к нам важное известие, да и ранее весьма часто доходило до нашего слуха, что многонациональные народы Российской Федерации, иноземные племена, чуждые России и русской культуре, упорные и мятежные, неустроенные сердцем и неверные Богу духом своим, вторглись в земли русских, опустошил их мечом, грабежами, огнем. Новиопы частью увели русских в свой край, частью же погубили постыдным умерщвлением. А часть России они просто захватили. Наши библиотеки, заводы и церкви либо срыли до основания, либо приспособили для своих обрядов. Они оскверняют музеи России своими испражнениями. Они режут русских и обрезанные части кидают в алтари или в купели для крещения. Они рады предать русских позорной смерти, пронзая живот, лишая детородных членов и привязывая их к столбу. Потом они гоняют свои жертвы вокруг него, и бьют плетью до тех пор, пока из них не выпадают внутренности и сами они не падают наземь. Иных же, привязанных к столбам, поражают из пистолетов «Стечкин» с позолотой, иных, согнув шею, ударяют мечом и таким способом испытывают, каким ударом можно убить сразу, с криками «славаукраини» или “араэ”. Что же сказать о невыразимом бесчестии, которому подвергаются женщины, о чем говорить хуже, нежели умалчивать? Россия уже до того урезана ими и изничтожено, что утраченное не обойти и за два месяца.

Кому выпадает труд отомстить за все это, исправить содеянное, кому как не вам? Вы русские, люди, которых Бог превознес перед всеми силою оружия и величием духа, ловкостью и доблестью сокрушать головы врагов своих, вам противодействующих?

Поднимайтесь и помните деяния ваших предков, доблесть и славу Петра Первого, и Александра Первого, и других государей и государынь ваших, которые разрушили царства язычников и раздвинули там пределы святой России. Особенно же пусть побуждает вас святая Москва, которой ныне владеют нечестивые, и святые места России, которые ими подло оскверняются и постыдно нечестием их мараются. О могущественнейшие русские! Припомните отвагу своих праотцев. Не посрамите их!

И если вас удерживает нежная привязанность к детям, и родителям, и женам, поразмыслите снова над тем, что говорит Господь в Евангелии: «Кто оставит домы, или братьев, или сестер, или отца, или мать, или жену, или детей, или земли, ради имени Моего, получит во стократ и наследует жизнь вечную». Не позволяйте собственности или семейным делам отвлечь вас.

Эта земля, остатки настоящей России, тот клочок, который вы сейчас населяете, сдавлена отовсюду морем и горными хребтами, она стеснена вашей многочисленностью. Нет у вас ни вашей Малороссии, ни Белой Руси, ни вашей Польши, ни Финляндии, ни Туркестана, ни Монголии. Все это отобрали у вас дикари и чужеземцы. Та земля, что осталась, едва прокармливает тех, кто ее обрабатывает, потому что вас захватили иноземцы, которые сосут из вас кровь и соки. Из-за этого вы друг друга кусаете и пожираете, ведете войны и наносите другу множество смертельных ран. Малоросс идет на великоросса, белоросс — против всех. Пусть же прекратится меж вами ненависть, пусть смолкнет вражда, утихнут войны и уснут всяческие распри и раздоры. Начните путь к освобождению России и верните Российскую империю, исторгните землю свою у нечестивого многонационального народа новиопов, землю, которая была дана Господом вам, русским, и которая течет млеком и медом.

Москва – это пуп земли, край, самый плодоносный по сравнению с другими, земля эта словно второй рай. Ее прославили русские своим приходом, украсили ее деяниями, освятили страданиями, искупили смертью. И этот царственный град, расположенный посредине земли, ныне находится в полоне у его врагов и используется многонациональными народами, не ведающими Господа. Он стремится к освобождению и жаждет освобождения, он беспрестанно молит о том, чтобы вы пришли ему на выручку. Он ждет помощи от вас, ибо, как мы уже сказали, пред прочими сущими народами вы, русские, удостоены Богом замечательной силой оружия. Вступайте же на эту стезю во искупление своих грехов, будучи преисполнены уверенностью в незапятнанной славе Царствия Небесного».

(«Россия — русским! Так хочет Бог! Так хочет Бог! - крики из толпы)

«Возлюбленные братья! Сегодня мы видели победу русского оружия и видели, что, как сказал Господь в Евангелии от Матфея, «где двое или трое собраны во имя Мое, там я посреди них». Ибо если бы не Бог, который присутствовал в ваших помыслах, не раздался бы столь единодушный глас ваш; и хотя он исходил из множества уст, но источник его был единым. Вот почему говорю вам, что это Бог исторг из ваших уст такой глас, который он же вложил в вашу грудь. Пусть же этот клич станет для вас воинским сигналом, ибо слово это произнесено Богом. И когда произойдет у вас боевая схватка с неприятелем, пусть все в один голос вскричат Божье слово: «Россия — русским! Так хочет Господь! Так хочет Господь!»

Мы не повелеваем и не увещеваем, чтобы отправлялись в поход освобождения России старцы или слабые люди, не владеющие оружием. И пусть женщины не пускаются в путь без своих мужей, либо братьев, либо законных опекунов. Они ведь являются больше помехой, чем подкреплением, и представляют скорее бремя, нежели приносят пользу. Пусть богатые помогут беднякам и на свои средства поведут с собою пригодных к войне.

И тот, кто решит совершить это святое паломничество, и даст о том обет Богу, и принесет ему себя в живую, святую и весьма угодную жертву России, пусть носит знамя России императорской на груди. Тот же, кто пожелает, выполнив обет, вернуться домой, пусть поместит это изображение на спине промеж лопаток. Тем самым такие люди выполнят заповедь Господню, которую он сам предписывает в Евангелии: «И кто не берет креста своего и следует за мною, тот не достоин меня».

Читать главу

Sol Victus

Пан умер! И так уже с самого начала ауспиции нового романа Виктора Олеговича Пелевина казались неблагоприятными, а едва мы установили гадательный столик у жертвенной рощи, чтобы разложить на нём свиток, как боги дали плохое знамение. В небе появилась, кружа и каркая, нечистая птица Yutzefovitcius Halinacius, что, каркая и гадя, издавала звуки похожие чем-то на человеческую речь. Толкователи сумели распознать в них нечто похожее на «тёплый тёплый пррррррекрррасный прррекрррррасный рррроман лучший ррррруский рррроман». И хотя мы привыкли к тому, что птица, издающая звуки, похожие на человеческую речь, издаёт их не осмысленно — как сорока или попугай — во время гаданий всякое лыко в строку, а всякое знамение — к толкованию. Быть беде, поняли авгуры. Та… к оно и случилось. Увы нам! Пан умер! Горе нам, ибо не нашлось среди нас мужей решительных, кто, как в старину, мог даже Рок взять в свои руки. Не нашлось того, кто, подобно предку Нерона, победившему брата Ганнибалова, мог приказать бросить гадательных цыплят в воды моря, сказав «Не хотят пить сами, я их напою». Ворона, гадкая птица, уселась на сук и продолжила каркать. И боги, явившие знамения, раскрыли нам горестную правду. Виктор Пелевин написал первый свой по-настоящему провальный роман. Горе нам мужи, ибо Пан умер. Русского писателя Пелевина больше нет.
I
Почему так случилось и как?

Кондуит и Абра... Швамбрания-3

Четко и ясно объяснили Кассили и русский патриотизм 1914-1916 годов. Это, в их версии, волна ликования одураченных дебилов и подлецов (порядочный человек мог и должен был желать свой стране, России в ПМВ военного поражения). Разобрались авторы романа и с русскими детьми — это или «кулаки» или рабы, которым должны открыть глаза на происходящее в их прогнившем доме порядочные люди, вроде доктора Кассиля — и водрузили шоколадную фигурку на торте, назвав «Обосракой» первую любовь, недоступную красивую русскую сучку, "изменившую», причем саму о том не знавшую, ведь их роман придумал сам Лёва от начала до конца, нашему Лёве со студентом.

Что-то еще?

А, скрепы и духовность.

Кассили люто ненавидят русскую православную церковь.
В книге очень много эпизодов, подтверждающих эту ненависть — которой авторы и не стыдятся, и чешутся, словно лишайные (может и стыдно, а куда деться, зудит), - чаще всего, речь о гимназии, но я, для контраста, выберу самый безобидный.
Это разговор маленького Оси с православным священником, каковой разговор проходит в парке, где карапуз встречает «странного мужика одетого как баба» (ну, это, что называется, для затравки, «вечер в хату, арестанты»). Священник спрашивает мальчика, красив ли окружающий его мир. Мальчик говорит, да. Дальше я цитирую
"- Бог все это создал, — продолжал священник.
А Оська подумал: «Ладно, пусть думает, что бог, — мне лучше».
— И тебя самого бог произвел, — говорил поп.
— Неправда! — сказал Оська. — Меня мама!
— А маму кто? — Ее мама, бабушка!
— А самую первую маму?
— Сама вышла, — сказал Оська, с которым мы уже читали «Первую естественную историю», — понемножку из обезьянки.
— Уф! — сказал вспотевший поп. — Безобразие, беззаконное воспитание, разврат младенчества! И он ушел, пыля рясой.
Оська подробно передал мне весь свой диспут с попом.
— Такой смешной весь! — вспоминал Оська. — Сам в юбке, а борода!
Семья у нас была почти безбожная. Папа говорил, что бог вряд ли...»

Конец цитаты. В последнем предложении очень важно слово «почти». Дело в том, что все это — смешной мужик в бабском прикиде, нудный религиозный тупица со своим нудным Богом и пр. - написано внуком Гершона Менделевича Кассиля, духовного раввина Казани. Вы когда-нибудь видели еврейского священнослужителя? Это — давайте я взгляну на персонажа глазами пятилетнего Оси Кассиля - мужчина, одетый не по по погоде, со смешной черной шапкой на голове, почему-то с банным полотенцем на плечах, в какой-то черном плаще. И, представьте себе, тоже пристает ко всем с каким-то Богом. Только я очень сомневаюсь, что Абрам Гершонович и Иосиф Абрамович и Лев Абрамович, разговаривая с почтенным священнослужителем, папой и дедушкой, рассказывали ему про то, что никакого Яхве нет, и что избранный народ появился от обезьяны.
Но это ведь, как мы знаем из весьма распространенного нынче выражения, совсем другое дело.

Кому глупый поп в юбке, а кому почтенный раввин.

Кому вонючийрусскийбог, а кому...

Выпустить подкрылки-3 (окончание эссе о Крылове)

… Советские люди любят поболтать про русского лётчика и космонавта Гагарина, который один за них за всех слетал в космос, чем они теперь невероятно гордятся, и любят обратиться к нему в День Космонавтики с шутливым, как им кажется, воззванием. «Юра, мы всё проебали». Думаю, если бы Юрий Алексеевич, взятый, без сомнения, к Богу - наша «звезда», наш супергерой Юрий Алексеевич с голливудской улыбкой, Гагарин, который в космос летал, но Карлу с Марлой там не видал - мог ответить этим людям, то он бы в первую очередь попросил их не материться, а, во-вторую, напомнил, когда мы всё потеряли. Это случилось очень давно — даже не в 1917 году — когда русской глупой Вороне послал Бог (Бог, не Каутский) здоровенный кусок сыра. Кусище, кусманище. Так, чтоб поперек глотки, чтоб в пасть не влезло. Я даже скажу так - чтоб любители обратиться к Юре (советские люди ненавидят обращение на «вы» и имя-отчество) меня поняли...

Ода на разгром Дебальцевского котла

Ура!
Ликуют взрослые и детвора
Нет пределов ликованию российской публики
Одержали победы Донецкая и Луганская народная республики
Разгромлен Дебальцовский котел
Рыдает хохол
Народ российский ликует
Всячески торжествует
Заветам следовать готовы
Игоря Ивановича Стрелкова
И пусть Стрелков сослан в усадьбу Болдино
Благодаря ему мы имеем наши Гангуты и Бородино
О, Дебальцово
Город русской славы
Ополчение кипящей лавой
Смывает грех предательства с Малороссии чернозема
Бурят, Слепой, Кишка и Зёма
Дворовая шпана, лишние русские люди
Нашими Кортесами и Писарро будут
Скоро Петро Порошенко заболтается в петле Моктесумы
В оставшейся от Украины свободной республике Галиция-СумыCollapse )

анонс романа

... мне было 14, я впал в отчаяние, и я только начинал пить, ничего толком не зная ни про алкоголь,
ни про женщин.

Мне всего лишь довелось переспать с одной из них, и выпить несколько раз. Что я знал, что я мог?
Я поменял религию. Кстати, это оказалось так же действенно, как и спиртное.

Со временем я понял, что алкоголь это великая река... нет, великое море, сравнимое лишь с океаном любви.

И если вы помните об этом, и помните, что алкоголь это вещество, открывающее для вас иные миры,
способное перемещать в пространстве, вызывать духов, делать вас Иным — то все будет в порядке.

Просто пейте спиртное так, как если бы совершали жертвоприношение.

А если же вы отнесетесь к этому как к способу времяпровождения или, еще хуже, к кулинарному ритуалу, духи
спиртного отомстят вам, отомстят по-настоящему. Как, например, отомстил человечеству дух Отца-табака. Из
великого проводника на седьмые небеса он превратился в дешевую синтетическую отраву, разложившую нас на
молекулы перед тем, как мы испускаем дух эмфизематозными легкими. Это как если бы испанцы вывезли с континента
принцессу Эльдорадо, а та возьми, да и обернись дешевой пластиковой куклой. А она и обернулась. Духи не терпят
презрительного отношения, невнимания, и, самое главное — неуважения. С тех пор весь мир вот уже пятьсот лет,
пыхтя, и потея, возится на дешевой кукле. А принцесса ушла. Я же всегда был достаточно странным, — еще с детства,
— поэтому для меня вопрос уважения никогда не возникал. Отправляясь на рыбалку с отцом, я лепил из пластилина
фигурку божества, которое покровительствует пруду, куда мы собираемся закинуть удочки. Я выливал бутылку лимонада
в реку во время водной прогулки с тренером и спортивной группой перед соревнованиями. Я знал, что духов нужно
умилостивить перед тем, как что-то просить. И, самое главное, нужно помнить, кто мы, и кто они. На этот счет у
меня никогда сомнений не было.

Пластилиновой фигуркой был я.

… так или иначе, в 14 лет я уже был добрым католиком и даже продержался в этой роли несколько лет. Кажется,
около десяти. Я говорю «роль», потому что, — что справедливо отметила моя жена, — всегда чувствовал себя немножечко
самозванцем и не тем, кто я есть. Я всегда слегка притворялся. Неважно, когда. Шла речь о том, католик ли я,
блестящий спортсмен, или студент факультета журналистики, отважный криминальный репортер, начинающий - а потом
зрелый и состоявшийся - писатель, муж, в конце концов... я всегда чуть-чуть, пусть незаметно для других и почти
незаметно для себя, — смотрел на все это со стороны.

Кем бы я не был, — знал я, — я в любой момент могу выйти из этого тела, из этой роли, и, оставив пустую оболочку,
уйти куда-нибудь еще.

В результате я стал стопроцентным лжецом.

И тогда в моей жизни появилась Лида.

---------------------------------------------------------------------------------------------------------

25 апреля. Новый роман В. Лорченкова. "Свингующие пары". Текст в свободном доступе. Здесь.

роман в "Неве"

Я, Бог, на самом-то деле не был глупым слепцом и непоследовательным параноиком,
каким меня хочет представить это глупое хрюкающее параноидальное создание, наводящее
на меня бешенство своими дурацкими подпрыгиваниями, — невыносимая морская свинка.

Я, Бог, вовсе не тиран, деспот и придурок, каковым меня хочет представить сын тирана,
деспота и придурка Ной.

Я, Бог, умнейшее создание на свете. Я, Бог, добрейшее создание на свете. Чтобы
присмотреть за этим алкоголиком Ноем, я принял обличье ламантина.

Это едва не стоило мне жизни. Но я не очень волновался: ведь это едва не стоило
мне жизни ламантина. Но не жизни Бога.

Я, Бог. И я раскрою сейчас вам Сущее. Познав это, вы станете Богом. Как я. Я, Бог,
говорю вам, слушайте, ибо ничего важнее в вашей жизни вы не услышите. Приникните
сейчас, как к замочной скважине, и внемлите мне. Слушайте. Вот величайший секрет
вашего бытия.

Величайший секрет вашего бытия состоит в том, что

анонс

... на кровати лежит молодая женщина, красивая, дородная. Комната, большая кровать, ноут-бук на ней.
Заходит священник, он в майке и семейных трусах. Зевает, крестит рот. Мы видим, что у него хорошая
фигура, мускулистые руки, ноги, и набитые костяшки пальцев. На груди надпись.

«Афган, Баграм, 1985-1987»

То есть, батюшка — как и многие священники РПЦ, - отдал дань увлечению боевыми искусствами и службе в
ограниченном контингенте миротворческих сил СССР (а еще, что не показано, но молчаливо подразумевается
— рэкету и участию в криминальных войнах 90-хх, куда «афганцы» передислоцировались прямиком из
Демократической Республики Афганистан). Он почесывает грудь. Женщина — пышная, кустодиевская (может,
удастся найти кого-то из потомков тех, что позировали самому Кустодиеву?) - смотрит на него с восхищением.
Говорит:

- Побалуемся, Коленька? - говорит она.
- А то, молодая, - говорит батюшка.
- Вот ужо отдеру тебя, коза блядь, - говорит он.
- И отдери, Коленька, - говорит молодая матушка.
- Как басмача! - говорит она.
- Эх ты, молодая, - говорит батюшка.
- Ни хуя вы уже не знаете, - говорит он тоном героя к/ф «О чем говорят мужчины» («я хожу на кислотные дискотеки,
а там телки не знают, кто такая Роза Рымбаева, куда катится мир!»).
- Не басмача, а душмана! - говорит он.
- Истории не знаете, - говорит он.
- Высоцкого не слушаете, - говорит он.
- Кто такой Галич, не слыхали, - говорит он.
- «Дети Арбата» не читали, - говорит он.
- Ну Коля, - говорит молодая жена.
- Не заводись, - говорит она.
- А то всю ночь про операцию в Пянджском ущелье болтать будешь, - говорит она.
- Ты мне лучше задвинь, - говорит она томно.
- Давно пора маленького Коленьку-то сбацать, - говорит она.
- А то папенька засиделся на приходе-то, - говорит она.
- А залечу, и церковь нам оставит, и икону, - говорит она.
- Будет с чего маленькому Колюнечке дом справить, - говорит она.
- Николай Николаичу, - говорит она.
- И то правда, - говорит ворчливо батюшка Николай.

Включает магнитофон. Это кассетник. Мы слышим громкую песню. Это Окуджава. Подпевая ему, батюшка снимает с
себя майку и семейки, игриво поглядывая на супругу. Та краснеет.

- Антон Палыч Чехов однажды заметил, - поет Окуджава.
- Что умный любит учиться, а дурак учить, - поет он.
- Скольких дураков в своей жизни я встретил,
- Мне давно пора уже орден получить, - поет он.

Голый, батюшка Николай игриво покачивается, и тянет руки к супруге. Та взвизгивает, хихикает, прикрывается подушкой
(а ведь только что звала!.. впрочем все они, сучки, одинаковы — прим. сценариста). Продолжает петь с кассетника
Окуджава, - мы видим на стенке его портрет, бард прищурился, будто не верит своим глазам, - а еще фото отца
Николая в форме и с «калашниковым» на фоне пустыни. Молодой воин-интернационалист и Окуджава ласково
смотрят друг на друга, как два советских дебила.

- Дураки обожают собираться в стаю, - подпевает Окуджаве батюшка.
- Впереди главный -- во всей красе, - подпевает он.
- В детстве я думал, что однажды встану, - поет он.
- …. а дураков нету, улетели все! - поет он.

Матушка снимает с себя сорочку и у зрителей захватывает дух. Единственный, кому не хватает мозгов заткнуться и
просто полюбоваться этим совершенством — бард Окуджава. Его голос, хриплый, чудаковатый и хитрый одновременно
— будто лицо В. Ленина или молдавского торговца чилийским виноградом на Центральном рынке Кишинева, -
("бля буду, конечно молдавский ну и что что январь!" продолжает гнусавить с ленты кассеты.

- Ах, детские сны мои, какая ошибка, - поет он.
- В каких облаках я по глупости витал! - поет он.
- У природы на устах коварная улыбка, - поет он.
- Видимо, чего-то я не рассчитал, - поет он.

После того, как раздраженный зритель думает, наконец «да заткнись ты, придурок», бард умолкает. Мы слышим
скрип постели. Никакой эротики, мы все-таки во владениях РПЦ. Только детали. Рука, нога, прядь волос на лбу.

Крупно — подушки, одеяло.

… белое свечение. Отъезд камеры.

Мы видим церковь и нищенку, вставшую на колени. Если бы у нее были глаза, она бы жмурилась.

- Маааушка? - мычит она.

Тишина. Потом — шум. Вернее, легкий гул.

Икона издает шум такой же, как атмосфера земли.

Все звуки мира слились в один.

И он очень напоминает гул перед землетрясением.

Нищенка встает и прислоняет ухо к иконе. Из-за ровного свечения, которое издает лик, вокруг головы
Матренушки появляется нимб.

Нищенка кивает, становится на колени и прижимается лбом к земле.

Внезапно все начинает страшно трястись. Несколько секунд камера как будто пляшет, падают со стен иконы,
сыпется штукатурка. Потом — тишина, раскачивающиеся люстры. И второй удар, как обычно бывает при
землетрясениях в Молдавии. Звук лопнувшей струны.

Мы видим, как на полу церкви появляется трещина.

Она светится.

------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

1 сентября. Новая книга В. Лорченкова. Здесь.

рассказы в Волге

... мы с братом объедались в Молдавии виноградом и трындели: как романтично и красиво жить на севере, как клево
собирать морошку, похожую на мандарины окраской и тошнотворную морковь с сахаром вкусом, прорывать в снегу
туннели, спускаться с гор на саночках и передвигаться по туннелям под снегом в полный рост, и купаться в Ледовитом
океане. Ах, Ледовитый Океан...

Ничего общего с Океаном, который плескался за спиной моей красавицы, у него не было.

Жестокий, холодный, колючий, всегда темный. Проклятый ты Ледовитый Океан, говорил я ему тогда и говорю сейчас.
Сейчас, впрочем, такой ненависти я к нему не испытываю. Более того, глядя на безбрежно солнечные воды
Средиземноморья, я даже тоскую по тебе иногда, северный океан. Помнишь ли ты меня? Говорят, у воды есть память.
Говорят, на ней отпечатывается все, что мы говорим и делаем. Мировой Океан это просто большая пластинка, на которую
записывается все, что мы говорим или, того страшнее, думаем. Соглядатай Бога, вот что значит вода. Говорят, если у
воды сказать что-нибудь, ну там, “сейчас? Половина второго”, или “ягненок с розмарином, отлично”, или “иди к черту”, ну,
или “я люблю тебя”, – вода запомнит это навсегда. Ну, так вот, Ледовитый Океан.

Я любил ее

маска русской литературы

посещения заседаний обществ анонимных алкоголиков обычно приводят к тому,
что уже следующим утром ты хочешь сходить туда снова. многодневные запо...
конференции порождают необыкновеные видения - становится понятно, как именно
Гофман написал свою книгу про Ансельма и ящерицу. видел ее - изумрудную,
огромную, - и я. она грелась на стене заброшенного театра в заброшенном
кишиневском парке, а на сцене его - театра - стоял странный человек, чье
лицо дергалось. он что-то бормотал, иногда смеялся, время от времени глядел
в небо. это был вчерашний лже-писатель. вот несчастный, подумал я. и ладно
бы был Человек Светлый или Парень Хороший... но тот явно не был ни светлым,
ни хорошим, взгляд его был безумен. будь у него волосы, они бы спутались.
он говорил, - я слышал, - что:


или вот, Бог к примеру -

Бог на самом деле один

на полукруглой сцене, где топот ног стих еще шесть тысяч

лет тому назад. он

похож на городского сумасшедшегоCollapse )