Category: спорт

Category was added automatically. Read all entries about "спорт".

анонс романа

... мне было 14, я впал в отчаяние, и я только начинал пить, ничего толком не зная ни про алкоголь,
ни про женщин.

Мне всего лишь довелось переспать с одной из них, и выпить несколько раз. Что я знал, что я мог?
Я поменял религию. Кстати, это оказалось так же действенно, как и спиртное.

Со временем я понял, что алкоголь это великая река... нет, великое море, сравнимое лишь с океаном любви.

И если вы помните об этом, и помните, что алкоголь это вещество, открывающее для вас иные миры,
способное перемещать в пространстве, вызывать духов, делать вас Иным — то все будет в порядке.

Просто пейте спиртное так, как если бы совершали жертвоприношение.

А если же вы отнесетесь к этому как к способу времяпровождения или, еще хуже, к кулинарному ритуалу, духи
спиртного отомстят вам, отомстят по-настоящему. Как, например, отомстил человечеству дух Отца-табака. Из
великого проводника на седьмые небеса он превратился в дешевую синтетическую отраву, разложившую нас на
молекулы перед тем, как мы испускаем дух эмфизематозными легкими. Это как если бы испанцы вывезли с континента
принцессу Эльдорадо, а та возьми, да и обернись дешевой пластиковой куклой. А она и обернулась. Духи не терпят
презрительного отношения, невнимания, и, самое главное — неуважения. С тех пор весь мир вот уже пятьсот лет,
пыхтя, и потея, возится на дешевой кукле. А принцесса ушла. Я же всегда был достаточно странным, — еще с детства,
— поэтому для меня вопрос уважения никогда не возникал. Отправляясь на рыбалку с отцом, я лепил из пластилина
фигурку божества, которое покровительствует пруду, куда мы собираемся закинуть удочки. Я выливал бутылку лимонада
в реку во время водной прогулки с тренером и спортивной группой перед соревнованиями. Я знал, что духов нужно
умилостивить перед тем, как что-то просить. И, самое главное, нужно помнить, кто мы, и кто они. На этот счет у
меня никогда сомнений не было.

Пластилиновой фигуркой был я.

… так или иначе, в 14 лет я уже был добрым католиком и даже продержался в этой роли несколько лет. Кажется,
около десяти. Я говорю «роль», потому что, — что справедливо отметила моя жена, — всегда чувствовал себя немножечко
самозванцем и не тем, кто я есть. Я всегда слегка притворялся. Неважно, когда. Шла речь о том, католик ли я,
блестящий спортсмен, или студент факультета журналистики, отважный криминальный репортер, начинающий - а потом
зрелый и состоявшийся - писатель, муж, в конце концов... я всегда чуть-чуть, пусть незаметно для других и почти
незаметно для себя, — смотрел на все это со стороны.

Кем бы я не был, — знал я, — я в любой момент могу выйти из этого тела, из этой роли, и, оставив пустую оболочку,
уйти куда-нибудь еще.

В результате я стал стопроцентным лжецом.

И тогда в моей жизни появилась Лида.

---------------------------------------------------------------------------------------------------------

25 апреля. Новый роман В. Лорченкова. "Свингующие пары". Текст в свободном доступе. Здесь.

литература

литература вообще что? это когда интересно.
по-настоящему литература это - женщины в чулках,
"Волхв" Фаулза, спорт, в чем-то я...

Кровавый спорт
......................................................................

... Кстати, Шолохов я, да Бабель были единственными здесь,
из прошедших первый тур, кто писал на русском.

- Почему так мало наших на этом турнире лучших? - спросил я кого-то из судей.
- Ну, русскопишущих?
- Ты что, чувак, ПРАВДА не понимаешь, почему на этом турнире ЛУЧШИХ
так мало ваших? - спросил он.

Я заткнулся.

ххх

Постепенно в зале остались ДЕЙСТВИТЕЛЬНО сильнейшие.

И среди них я с удивлением — я и правда хорош, но мне никогда не везет - обнаружил себя...


ps для антисемитов и антимолдавенистов бонус - в рассказе есть мои обычные
антисемитские и антимолдавенистские штучки. есть бонус и для сионистов (а
еще - для поклонников интифады) и русофобов. а также - для итальянцев и проституток.
а еще там, наконец-то, получили по заслугам Бегбедер, Бабель, и сетевые авторы.

pps. своему участию в премии Нацбест посвящаю

нацбест-2

как я уже упоминал — мое беспримерное служение Литературе и Духовности
не прошло незамеченным мимо могущественной и законспирированной молдавской
диаспоры в России. ее усилиями и кознями я стал номинатором Нацбеста
нажим был беспрецедентным. говорят, питерские сдались, лишь когда
Кишинев намекнул на возможность размещения американских ПРО в Молдавии...
остальное было техники. ну, кого, как не ярчайшего представителя поколения 30-летних,
В. В. Лорченкова и его замечательную повесть о любви и измене Прощание в Стамбуле
подобной которой не было еще в русской литературе — стоило номинировать?

я и сделал, что должен.

...тем не менее, оставался еще вопрос конкуренции. мог ли я, католик, великий сын
своей эпохи, крестоносец, посетитель спортзала Динамо (жим лежа 160 кг, между прочим),
чемпион северо-западной зоны РСФСР среди кадетов 79 года на дистанции 200 метров на спине,
мужчина, наконец, - быть довольным победой без борьбы?

мог ли я радоваться тому, что единственный текст 2009 года на русском языке, который в
состоянии составить конкуренцию моему тексту, не будет включен в номинируемые? тому, что
два лучших текста 2009 года, - не вообще типа лучших (кто кому и как проголосует), а по факту
(они ведь объективно лучшие) — не проплывут на соседних дорожках? мог ли я, - зная, что
достойный конкурент не проиграл мне в честной борьбе, а просто не был допущен к турниру,
- спать спокойно? с чистым сердцем ждать 1 июня, 10 тысяч долларов, грамоты и поездки в
Санкт-Петербург?

нет. конечно, не мог. достоинство мужчины в силе, и если я хочу жить в мужском мире, -
а я хочу в нем жить и живу, - я, стало быть, готов платить за это по-мужски. за право
решать за женщину я готов платить местом в шлюпке для нее. за право побеждать мужчину
я готов платить риском проигрыша. я люблю быть сильным, но рядом со слабыми таким не будешь.
Иерусалим должен быть взят. кто пожил, тот и умер. на миру и... апропо, сик транзит. аутентично.
впрочем, о чем я? ах, да. я прошу всех, кто в моей ленте имеет отношение к литпроцессу
поддержать меня и присоединиться к выдвижению Капитализма Олега Лукошина в
жж-голосовании нацбеста и потом и голосовать за нее, чтобы она попала в обычный (не жж-шный)
лонг-лист премии.

храни, Боже Молдавию, а о себе мы сами позаботимся

будущее

безусловно, некоторая приподнятость от жизни это признак
или идиотизма или молодости, когда организм сам вырабатывает
вещества. моя приподнятость - идиотизм сознательный (и значит,
я свободен). очевидно, что человек под (за) 30, который получает
удовольствие от жизни, ходит в спортивный зал, не пьет, чувствует,
видит Смысл, и т.д. - просто мистер Розуотер, который играет в
теннис в клинике, куда попал после провала памяти. шлеп-шлеп,
шлепает мячик. в то же время, я пока еще не готов взглянуть
в глаза очевидному будущему в виде пожарной команды, и четырех
бутылок виски, и репутации очень странного человека. я открыто
гляжу на то, кто я есть. я мистер Розуотер, который временно
справился с собой без клиники и санитаров и честь мне за это и
хвала. я играю в теннис и тяну время, просто потому, что не хочу
передавать это, как проклятие, детям. но что со мной будет, когда
они вырастут, для меня вполне ясно. и я, кстати, в полном своем праве.

романы

есть черта, за которой мужество превращается в клоунаду.
когда ты при росте 150 и дамской ладони становишься МС
по плаванию это мужество. если ты тупо мечтаешь стать
10-кратным чемпионом мира при этом и пытаешься - это
клоунада. другой пример - стать при фигуре борчихи
популярной танйцовщицей это мужество, а пытаться поиметь
статус академической примы - уже клоунада. всяк сверчок
знай шесток и т.д. большинству писателей - просто хороших
писателей - - не хватает мужества признать свой потолок, и
продолжить писать просто хорошие книги, без которых мир бы обошелся.
им непременно нужен статус примы Большого театра.
и они скатываются в клоунаду Великого Романа.

зал







автор abostan

совершенно случайно в зале, куда я
хожу уже года четыре, встретился с
знакомым, оказавшимся фотохудожником.
как вы можете видеть, зал мой из самых
простых. как и все в Молдавии, он умирает.
стоит он мне 12 долларов в месяц
(самый дешевый зал в мире) и его штангам
20 лет. зато там открывают с 5.30 и нет
беговых дорожек и велотренажеров, на
которых щебечут дамы в стрингах. еще там
по полгода нет горячей воды, а недавно
еще и отключили холодную, так что я после
тренировки прыгаю в остывший бассейн с водой
+ 12 градусов по Цельсию. это меня абсолютно
не смущает, поскольку я человек железной воли.
о-ла-ла.

романы

роман, конечно, вовсе не умер, а живет. просто уехал из России.
обиделся на мессианство. русскопишущие если уж начинают, так
Роман-Веху. это выглядит не очень весело, как если бы в ДЮСШ
все ставили себе целью заплыва соревнований «веселый дельфин»
- мировой рекорд. но так не бывает. нужна иерархия — причем
внутренняя (не по статусу). для десяти рекордсменов нужна тысяча
мастеров спорта, а уж для тех нужны десять тысяч детей из ДЮСШ.
даже если ты не Фелпс, все ок, свое ты все равно получишь.
плавать — неземное наслаждение. писать, кстати, тоже.

итоги

итоговый в этом сезоне рассказ
называется Кровавый спорт
мой маленький шедевр.
последний в трех сборниках,
написанных за два с половиной месяца.

или зайдите на главную страницу сайта
и с нее - по последнему обновлению от 5 июня

восток

мой новый рассказ который я посвящаю Восточным Тайным
Знаниям и Мудрости, а также учителям единоборств,
конфуцианцам, буддистам, и т.д. и т.п.

или зайдите на главную страницу сайта
и с нее - по последнему обновлению от 1 июня

олимпиада-2

Конечно, никакой объединяющей цели Олимпийские игры грекам не несли.
О спорт, ты мир, главное участие, мы все друзья, а не враги -
все это туфта, которую фальшиво голосил, отвратительно подыгрывая себе на арфе, Аполлон.
Трибунам пришлось рукоплескать: в противном случае разобидевшийся божок пострелял бы их из лука.
Cпорт никогда вас не объединял. Напротив. С Олимпийских игр началась традиция вендетт и
междоусобиц между деревнями, которые все никак не могли поделить славу своих спортсменов.
Третьи Олимпийские игры ознаменовались таким мощным побоищем
между болельщиками двух атлетов, что убитых и раненых уносили со стадиона десятками.
Олимпийские игры породили в людях глупое тщеславие, зависть, м стремление любой ценой выиграть
кучу сухих лавровых листьев, нанизанных на медную проволоку.